MH17

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MH17 » Важное! » Finita la tragicomedy?


Finita la tragicomedy?

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Пока со знаком вопроса ...

2

https://t.me/mh17NL/2319

----------07-03-2022-------------

Сегодня первый день выступления защиты Пулатова. Начало в 10.00 по голландскому времени. В общей сложности адвокатам выделено 12 (!) дней. Сегодня день 1. Вероятно, будет изложен план защиты.

Прямая трансляция из зала суда на английском языке https://www.courtmh17.com/livestream/li … olken.html

Перед началом заседания суд, защита, обвинение и представители родственников погибших во вступительном слове остановились на событиях в Украине с 24 февраля.

Суд выразил соболезнования всем пострадавшим. В то же время, несмотря на войну, суд не видит оснований останавливать процесс.

Адвокат Пулатова в своём вступительном слове также сообщила, что размышляла над тем продолжать ли защищать подсудимого в свете последних событий. И пришла к однозначному выводу - продолжать представлять интересы Пулатова. Он является отдельным человеком, который заявляет, что не действовал от лица государства и нуждается в защите во время судебного процесса. Право на защиту в суде является неотъемлемым в демократическом обществе, которым являются Нидерланды.

Обвинение и представители родственников также не видят причин останавливать процесс и подчёркивают необходимость и важность выступления защиты в суде.

Действительно важный момент: в отличие от корпоративных юристов, которые помогают финансировать российскую власть и, следовательно, войну, или адвокатов, которые защищают государство Россия (например, #Pellet ), адвокат обвиняемого в уголовном процессе не может уйти из дела аналогичным образом. Это не сделало бы суд MH17 более справедливым.

Сразу важно подчеркнуть, что между строк защита говорит, что линия аргументации будет состоять в том, что их подзащитный воевал от своего имени, а не от имени России.

Т.е. не будет претендовать на т.н. иммунитет комбатанта

Защита будет аргументировать, почему основной сценарий не заслуживает доверия и недостаточно доказан. Что слишком много фактов остаются за рамками расследования. Они добавляют, что они важны для установления истины. Защита подчеркивает, что текущие события не могут задним числом повлиять на то, что произошло в 2014 году.

Защита утверждает, что установление истины не является полным, когда игнорируются альтернативные сценарии и когда заслушивание свидетелей отклоняется из соображений разумного времени. Мы также не знаем многих важных аспектов, а именно, какие мотивы были у экипажа «Бука» и роль Украины.

Итак: Первая линия аргументации защиты Пулатова, таким образом, состоит в том, что обнаружение истины обвинением привело к искаженной версии правды, ограниченному видению (тунельному видению) и недостаточной открытости для альтернативного сценария. Защита утверждает, что обвинение руководствовалось желанием мести за #MH17, а не правдой.

В ближайшие недели защита будет утверждать, что судебное разбирательство #MH17 не является справедливым и что ни на один из 3 поставленных следствием вопросов не дан доказательный ответ. Они просят Суд рассмотреть их аргументы в совокупности (а не по отдельности), поскольку все они связаны друг с другом. А также что со стороны прокуратуры имело место "туннельное зрение", мешавшее расследованию и общественное мнение.

Защита будет утверждать, что Пулатов не играл активной роли в сбитии #MH17, и потребует оправдательного приговора. Защита теперь переходит к территориальной юрисдикцию и компетенции голландских следователей в контексте JIT. Утверждает, что JIT слишком сильно полагалась на СБУ (разведка УКР).

Защита утверждает, что СБУ снабжала JIT ложной информацией, чтобы повлиять на общественное мнение. И что это создало туннельное видение прокуратуры/JIT. Они утверждают, что JIT не оценивала информацию равномерно: они придавали большее значение тому, что подтверждало их теорию, чем альтернативе. #MH17

Суд объявил перерыв до 12:15 по голландскому времени.

Дело возобновилось. Адвокат Будевейн ван Эйк продолжает обсуждение расследований, в том числе проведенных журналистами, которые были на месте катастрофы. Они трогали фрагменты, а иногда и уносили их с собой. #MH17

В результате уже невозможно было определить, все ли обломки остались на прежнем месте. Также у свидетелей брали интервью. Это не тоже самое, что заслушивания свидетелей прокуратурой, говорит Ван Эйк. Тем не менее, их заявления были включены в дело. #MH17

В качестве суррогатного решения было решено заслушать самих журналистов в качестве свидетелей, поскольку следственные службы не могли заслушать свидетелей в самой зоне конфликта. ,, В результате прокуратура стала частично зависимой от журналистов, в дополнение к ее зависимости от СБУ." #MH17

По словам Ван Эйка, заявления журналистов в основном использовались для обоснования сценария JIT. Адвокат говорит, что информация от журналистов не должна заменять информацию, собранную следователями. #MH17

Помимо профессиональных журналистов, были и «гражданские журналисты», информация которых попала в уголовное дело. Эта информация также дала направление расследованию, говорит Ван Эйк, хотя было неясно, откуда она взялась. #MH17

Ван Эйк отмечает, что во многих случаях расследование JIT отклонялось от обычного уголовного расследования. Не было ,, свободного поля, в котором могло бы происходить независимое расследование, независимо от сторон с особыми интересами» #MH17 .

Ван Эйк говорит, что JIT также неоднократно представляла миру промежуточные результаты расследования, из-за чего зрителям было все труднее определить, мог ли быть сценарий, отличный от того, что русские сбили самолет #MH17.

Он продемонстрировал это на основе 5 видеороликов. Первый – это публичный призыв к свидетелям дать показания. #MH17

Ван Эйк указывает, что в видео обращении к свидетелям не упоминается никакой другой сценарий, кроме того, что #MH17 был сбит ракетой «Бук». "Таким образом, этот сценарий гнездится в головах людей"

Второе видео - видео Совета по безопасности Нидерландов. Во время пресс-конференции с уверенностью было заявлено, что ракета была выпущена в районе, контролируемом российскими сепаратистами, по словам Ван Эйка. #MH17

,,В конечном счете, вердикт должен выносить судья». Но в 2016 году во время пресс-конференции никаких оговорок не было: наиболее вероятным сценарием было то, что ракета «Бук» сбила рейс #MH17 .

Из пресс-конференции следовало, что пуск ракеты «Бук» велся с территории Российской Федерации. Это было установлено с уверенностью ,,на основании судебно-медицинской экспертизы". #MH17

Во время пресс-конференции в 2016 году регулярно упоминались такие словосочетания, как ,,с уверенностью", ,,без всяких сомнений". В то время, как до уголовного дела было еще далеко. #MH17

Во время пресс-конференции один из журналистов задал критический вопрос: почему не была включена информация о моделировании взрыва производителем «БУК» «Алмаз-Антей»? #MH17

В ответ было сказано: материала для самостоятельной реконструкции было более чем достаточно. Материалы «Алмаз-Антея» были изучены и приобщены к делу, но это не привело к иным выводам. #MH17

Однако отчет «Алмаз-Антея» изначально не был включен в дело, говорит Ван Эйк. Это произошло только после того, как защита настояла на этом. Ван Эйк считает, что это видео убедительно демонстрирует, что прокуратура в 2016 году уже исходила из одного сценария. #MH17

Следующее изображение: пресс-конференция JIT в 2018 году. На ней эксперт с большой уверенностью говорил о том, что рейс #MH17 был сбит ракетой «Бук». Вместо 100 подозреваемых, о которых говорилось в 2016 году, теперь речь уже о нескольких десятках.

По словам Ван Эйка, пресс-конференция показывает, что было задано 4 вопроса о 53-й бригаде из Курска, которая якобы была ответственна за транспортировку и запуск ракеты «Бук», на которые не было дано ответа. #MH17

Также были показаны части «орудия убийства», которые журналисты могли снимать и фотографировать. ,,Это могло натолкнуть людей на мысль, что другого сценария, кроме сценария прокуратуры быть не может», — говорит Ван Эйк. После этого эти детали нигде больше не появлялись. #MH17

Последнее видео — с пресс-конференции, на которой было объявлено, что количество подозреваемых сократилось до 4 : Олега Пулатова, Игоря Гиркина, Сергея Дубинского и Леонида Харченко.

Во время последней пресс-конференции, изображения которой демонстрируют адвокаты Ван Эйк и Тен Дусхате, имена 4 подозреваемых ,, упоминались через определенные промежутки времени и с высоким уровнем зрелищности», — сказал Ван Эйк.

И снова, все заявления давались с большой уверенностью, говорит Ван Эйк. Это манипуляция общественным мнением. #MH17

Дело возобновилось. Адвокат Ван Эйк говорит о политике Нидерландов, которая это дело тоже не обошло стороной» #MH17

Ван Эйк рассказывает о пресс-конференции премьер-министра Рютте и парламентских дебатах. Сообщили ,,что теперь известно, что стало причиной катастрофы #MH17, а также кто в ней виноват».

Ван Эйк перечисляет несколько заявлений Рютте и других министров, в которых никаких оговорок к выводам JIT больше не делалось. То, что за крушением #MH17 стоит Россия, считалось уже само собой разумеющимся.

Адвокат Ван Эйк сейчас говорит о государственной жалобе, поданной Нидерландами. ,, Это показывает, что правительство Нидерландов заняло определённую позицию в ходе продолжающегося уголовного разбирательства». #MH17

Эта государственная жалоба была подана в Европейский суд и обоснована цитатами, которые, по словам Ван Эйка, взяты непосредственно из запроса прокуратуры по уголовному делу. #MH17

Правительство Нидерландов публично разделяет позицию прокуратуры, говорит Ван Эйк. До того, как судья вынес решение по этому делу. Поэтому ожидания по поводу исхода этого процесса огромны, говорит юрист. #MH17

До вынесения судом решения по этому делу, офицеру юстиции Фреду Вестербеке была присуждена королевская награда "за полноту доказательной базы", по словам министра юстиции. #MH17

Ван Эйк также ссылается на интервью с одним из прокуроров газете NRC Handelsblad, который после предъявления обвинения назвал это дело "делом о терроризме". Это была еще одна попытка повлиять на общественное мнение, говорит Ван Эйк. #MH17

Прокурор заявил в интервью, что защита Пулатова мало что может противопоставить обвинению. Довольно сомнительное утверждение, говорит Ван Эйк. Защите тогда ещё не было дано слово.

Стремление подчеркнуть собственную правоту, по-видимому, победило то, что считается приличным в конституционном государстве», — говорит Ван Эйк, который считает, что прокуратуре не следовало давать интервью до того, как выступит защита. #MH17

По словам адвоката, предоставление защите права слова в данном процессе более или менее изображается как "необходимое зло, жертва которую необходимо принести для верховенства закона".

Приницип невиновности обвиняемого, пока не доказано обратное отходит далеко на второй план, по мнению адвоката. #MH17

Теперь Ван Эйк обсудит недостатки расследования. Он считает, среди прочего, что на месте крушения и предполагаемых местах обстрела не проводилось полноценного судебно-медицинского расследования.

18:26

3

По словам Ван Эйка, почти никаких расследований на месте крушения не проводилось. Он также говорит, что многие свидетели сделали заявления только после того, как о катастрофе сообщали в СМИ. По его словам, это могло повлиять на свидетелей.

Судебно-медицинские расследования проводились в основном в Нидерландах после передачи доказательств. Но результаты расследования были ошибочными, говорит Ван Эйк, так как улики были утеряны или испорчены.

Обломки лежали без присмотра на месте катастрофы в течение четырех месяцев, прежде чем можно было начать их вывоз, говорит Ван Эйк. Совет по безопасности Нидерландов также указал, что ситуация в ноябре 2014 года уже не была такой, какой она была сразу после катастрофы.

Ван Эйк перечисляет ряд частей самолета, которые, по-видимому, исчезли во время вывоза или вовсе остались лежать на месте крушения. Следствие подозревало, что обломки унесли жители.

По словам Ван Эйка, неизвестно откуда именно взялась большая часть обломков.

Материал, привезённый в Нидерланды, был изучен голландскими экспертами, а не группой международных экспертов, которые разбираются в ракетах.

Нидерландский институт судебной медицины (NFI) сделал именно то, о чем просила прокуратура, не приняв решения о проведении дополнительных независимых расследований, если это представлялось целесообразным. ,,Вы просите - мы выполняем", комментирует позицию NFI Ван Эйк.

Делать выводы, руководствуясь только справочными материалами ракет «Бук», было слишком смело, говорит Ван Эйк.

Перерыв до половины пятого, после чего Ван Эйк продолжает последнюю часть сегодняшнего выступления.

MH17
Дело возобновилось. Адвокат Ван Эйк говорит, что многие свидетели анонимизированы. Из 150 допрошенных свидетелей 13 анонимизированы, личности 43 так или иначе скрыты. Свидетели, личность которых известна, сами не были "в центре событий".

Это делает свидетельские показания ,,темными и непрозрачными", — говорит Ван Эйк. Непонятно, какова предыстория и мотивы многих свидетелей. Кроме того, помехой является перевод показаний, данных на русском языке.
По словам Ван Эйка, ирония, сарказм или другие эмоции, содержащиеся в устных свидетельских показаниях, в письменных показаниях теряются.
Нет свидетелей, объясняющих роль, позицию или причастность Олега Пулатова к крушению #MH17 , говорит Ван Эйк.

Несмотря на небольшое количество материала на Олега Пулатова, прокуратура потребовала самого строгого наказания - пожизненного заключения.
Ван Эйк: ,,Все основано на перехваченных разговорах, которые велись в военном контексте."

Но тот, кто всю свою жизнь был военным, всегда будет тщательно подбирать слова, потому что от них может зависеть жизнь и смерть его людей или невинных гражданских лиц», — говорит Ван Эйк.

По словам Ван Эйка, чрезвычайно рисковано воспринимать эти разговоры без контекста войны. Ранее адвокаты заявили, что Пулатов использовал завуалированные выражения и намеренно распространял дезинформацию.

По словам Ван Эйка, прокуратура полностью игнорирует этот военный контекст.

Последним пунктом Ван Эйк сегодня обсуждает процессуальную позицию прокуратуры. Защита неоднократно критиковала её.

Ван Эйк осуждает решение раскрыть имя Олега Пулатова во время пресс-конференции, в то время как тот еще не был приглашен на допрос и не был официально проинформирован о подозрениях в отношении него.

Сообщение решении привлечь его к уголовной ответственности Пулатов получил за 37 минут до начала пресс-конференции. По словам Ван Эйка, в то время он находился в больнице, и на следующий день его прооперировали.

После пресс-конференции Пулатова вызов его в суд был сделан "наживую" — говорит Ван Эйк - т.е. уголовное преследование было возбуждено до того, как был проинформирован сам подозреваемый.

Ван Эйк осуждает такое положение вещей. В результате Пулатов мог защищаться только во время заседания. Но в этом случае он мог быть взять под стражу.

По словам Ван Эйка, не задавать Пулатову вопросов о прослушиваемых разговорах было сознательной стратегией обвинения. Прокуратура могла бы сделать это на 3 года раньше. ,,Сначала вызывает в суд и только потом требует объяснений. Такова была стратегия прокуратуры".

Умы судей ещё до начала судебного процесса были подготовлены прокуратурой ,,к их собственной безупречной правде", — говорит Ван Эйк.

Прокуратура также сочла для себя необходимым "высмеять" пожелания защиты в отношении расследования. Ван Эйк отмечает, что давление на защиту продолжало возрастать, несмотря на то, что прокуратура имела большое преимущество в количестве работающих над делом сотрудников и специалистов.

Жесткая позиция прокуратуры привела к тому, что защита иногда была вынуждена направлять в суд следственные запросы, которые сами адвокаты тоже считали неуместными, говорит Ван Эйк.

Государственная прокуратура в полной мере использовала свое доминирующее положение в уголовном судопроизводстве. Не было равного информационного положения, говорит Ван Эйк.

По версии защиты, Генпрокуратура также с пренебрежением отмечала, что Олег Пулатов сам себя решил назначить расследователем собственного дела. ,,Но это не так. Он в этом деле является обвиняемый в убийстве."

По словам Ван Эйка, прокуратура считает себя единственной стороной, участвующей в установлении истины. Вместе с судом. По словам Ван Эйка, защите была отведена второстепенная роль в судебном процессе.

,,Мы вносим важный вклад в поиск истины. Мы предоставим (!) доказательства, о которых JIT и прокуратура не думали в последние годы", - сказал адвокат.

Ван Эйк и Тен Дусхате получили инструкции от Пулатова: ,, Разобраться в том, что произошло". Но защите постоянно ставят палки в колёса, говорит Ван Эйк. Многие наши запросы были отклонены.

Ван Эйк говорит, что возможности защиты задавать определенные вопросы были урезаны. "Однако влиятельную прокуратуру это не беспокоило", — говорит он.

По словам Ван Эйка, из-за того, что роль адвокатов в установлении истины остается ограниченной, легитимность процесса оказалась под значительным давлением.
В среду защита продолжит свою речь и ответит на поставленный ею вопрос можно ли в данном случае говорить о справедливом судебном процессе.

4

https://t.me/mh17NL/2416

----------09-03-2022-------------

Сегодня адвокат Сабина тен Дусхате подробно обсудит вопрос был ли судебный процесс справедливым, а также приемлемость дела к производству. "Это будет долгий день", — предупреждает она.

По мнению Тен Дусхате, в данном деле имеет место нагромождение нарушений прав Олега Пулатова на справедливое судебное разбирательство. У него не было возможности защитить себя. ,,12 дней, которые предоставлены защите этого не меняют."

С самого начала был выбран определенный путь, и адвокаты не могли вести адекватную защиту, говорит Тен Дусхате. Она говорит, что правдивость большей части содержимого дела должна быть подвергнута сомнению.

По мнению Тен Дусхате, статья 6 ЕКПЧ гарантирует всем справедливое судебное разбирательство. Обвиняемый должен иметь возможность эффективно себя защищать. Поэтому адвокаты Пулатова считают, что эта статья была нарушена.

Случай с #MH17 является уникальным в истории Нидерландов, но, прежде всего, это большая трагедия, говорит Тен Дусхате. Это затрудняет возможность предоставить обвиняемому адекватную защиту, говорит адвокат.

Однако право на справедливое судебное разбирательство не должно быть поставлено в зависимость от каких-либо обстоятельств: не должно быть никаких предубеждений по отношению к обвиняемому. Такие обстоятельства, как ведущаяся война, невыносимое горе родственников не должны влиять на уголовное судопроизводство, говорит Тен Дусхате. Уголовное разбирательство должно быть справедливым.

Тен Дусхате переходит к обсуждению процессуальной позиции прокуратуры. Особое внимание она уделяет заявлениям прокуратуры в СМИ и вызову обвиняемого в суд без предварительного оповещения.

В деле Олега Пулатова нарушена презумпция невиновности — принцип, согласно которому каждый невиновен, пока его вина не доказана, — утверждает Тен Дусхате.

По словам Тен Дусхате, прокуратура посредством заявлений в СМИ пыталась повлиять на общественное мнение, а значит, и на судей, которые должны принимать решение о виновности или невиновности.

По словам адвоката, "яростная кампания в СМИ безусловно может оказать влияние". В том числе и на профессиональных судей.

Власти должны внимательно следить за тем, чтобы их собственные заявления не трактовались в глазах общественности так, будто вина обвиняемого уже установлена, говорит Тен Дусхате.

Статья 6 ЕКПЧ запрещает заявления властей, которые предвосхищают судебные решения, направленные на то, чтобы заставить людей поверить в виновность подозреваемых.

Общественность может быть проинформирована о ведущихся уголовных расследованиях, но делать это нужно сдержанно и осмотрительно, считает адвокат.

Слова, которые для этого выбирают чиновники имеют первостепенное значение. Тем более, что то, что говорит прокуратура, всегда имеет значительный вес в глазах общественности, считает адвокат.

Сразу после катастрофы с #MH17 поднялся ,,медиа-шторм, который продолжается и по сей день", — говорит Тен Дусхате. Взята такая линия: подозрения представляются как факты, подозреваемые — как виновные. И это в то время, когда судье только предстоит вынести решение.

Тен Дусхате в качестве примера приводит пресс-конференцию, на которой JIT объявила о том, что установила, что рейс #MH17 был сбит ракетой «Бук» и что это было сделано пророссийскими боевиками. "Без каких-либо оговорок", — говорит она.

Во время упомянутой пресс-конференции JIT заявила "что у нас нет никаких сомнений относительно результатов расследования". Была сделана небольшая оговорка, но уверенность, с которой были сделаны заявления её полностью нивелировали, по словам адвоката.

Министры немедленно воспользовались выводами JIT, говорит Тен Дусхате. Рютте использовал такие выражения, как ,,JIT убедительно продемонстрировала", и "у кабинета министров нет сомнений в выводах JIT".

По поводу происхождения ракеты «Бук»: О том, что это был российский «Бук» также говорилось однозначно в недвусмысленных выражениях. То, что при запуске ракеты была задействована 53 бригада из Курска, власти утверждали с полной уверенностью, говорит Тен Дусхате.

,,Неудивительно, что мало кто выражал сомнения и учитывал возможность того, что истина могла быть и другой", — говорит Тен Дусхате.

По ее словам прокуратура даже не пыталась воспрепятствовать "народному судилищу". Напротив, по мнению Тен Дусхате, Государственная прокуратура только подливала масла в огонь, в том числе в ходе различных интервью.

Например, главный прокурор Вестербеке заявил в интервью NRC: ,,Мы вынесли свое суждение об их поведении" и ,,террористы часто думают, что они делают что-то хорошее".

Без колебаний и без каких-либо оговорок подозреваемых назвали преступниками и установили их связь с терроризмом. "Главный прокурор непозволительно пошёл впереди решения решения суда", — говорит Тен Дусхате.

Генпрокуратура убеждена в собственном сценарии, заключает Тен Дусхате. По её словам, в упоминаемом интервью нет ни одного предложения, которое заставило бы читателя усомниться в виновности подозреваемых.

Тен Дусхате также осуждает публикацию фотографий и имен подозреваемых: ,,это выставление на публику". В то время как до 19 июня 2019 года Олег Пулатов не знал, что он находится в розыске, и не было предпринято никаких попыток его опросить.

Тен Дусхате: ,,Было ли решение опубликовать имена тщательно обдумано? Или просто они себе сказали: "Мы нашли их!", и эйфория момента взяла верх над правом на справедливый суд?"

Тен Дусхате подчеркивает, что Пулатов из "обычного человека" внезапно был объявлен обвиняемым, при том, что до 19 июня 2019 года не предпринималось никаких попыток найти его и поговорить с ним, и сам Пулатов не знал, что он оказался в списке обвиняемых.

Адвокат осуждает демонстрацию фотографии Пулатова во время пресс-конференции, которая транслировалась по всему миру.

Тен Дусхате говорит, что не понимает, почему «публичная демонстрация» во время пресс-конференции была необходима для защиты законных интересов родственников.

Родственники погибших должны быть проинформированы, но, согласно Тен Дусхате , это также может быть сделано при соблюдении прав обвиняемых. Прокуратура хотела проинформировать всех родственников в нескольких странах одновременно "но для этого не требуется всемирная пресс-конференция в прямом эфире". #MH17

Общественность имеет право на информацию, но при этом необходимо учитывать интересы обвиняемых, считает Тен Дусхате.

Тен Дусхате : ,,Миллионы людей слышали голос нашего клиента, когда включали перехваченные разговоры. Они знают его имя, внешность и дату рождения. Вместо простого информирования, у общественности формируется определённое мнение. И это происходило практически на протяжение всего времени." #MH17

Олег Пулаов и его близкие получили клеймо на всю жизнь, говорит его адвокат.

«Не было сделано никаких оговорок для того, чтобы остались хоть какие-то сомнения, что события могли развиваться как-то по-другому. Когда же кто-то начинает сомневаться, то это вызывает у многих людей злость». #MH17

«Поскольку правительственные инстанции заявляют, что то, что произошло, является достоверным, в умах многих людей больше нет места сомнениям», — говорит Тен Дусхате. Она считает, что нарушено право на справедливый суд и нарушена презумпция невиновности Пулатова.

«Справедливого суда в данном случае больше быть не может», — заключает адвокат

Она продолжает говорит о недопустимости вызова в суд без предупреждения сразу после 19 июня 2019 года. JIT уже давно рассматривал Пулатова как подозреваемого, но тот ничего об этом не знал и поэтому не мог защитить себя, говорит Тен Дусхате.

2 октября 2019 года Олега Пулатова вызвали в суд. Но фактическая дата судебного преследования 28 мая 2019 года. Таким образом защита была лишена возможности провести предварительное расследование, говорит Тен Дусхате.

Государственная прокуратура сделала это намеренно, говорит Тен Дусхате. Мало того, что защита больше не могла проводить предварительное расследование, адвокатам также отказали предоставить материалы дела.

По словам Тен Дусхате, Пулатову в течение 3 лет отказывали в возможности ознакомиться с результатами расследования JIT, самому провести встречное расследование и защитить себя.

Тен Дусхате: "Защита также должна иметь возможность инициировать расследование, корректировать его и проводить собственное расследование. Действия прокуратуры этому противодействуют."

По словам адвоката, интересы Пулатова были растоптаны. «Были сознательные действия против интересов нашего клиента».

В связи с вышесказанным, право Олега Поелатова на справедливое судебное разбирательство было нарушено, считает Тен Дусхате.

Адвокат Сабина тен Дусхате продолжает говорить о расследовании и материалы дела.

Нет никаких сомнений в том, что возможности защиты Пулатова серьезно "затруднены и урезаны", - говорит Тен Дусхате. "Мы не смогли нормально заслушать ни одного свидетеля. И это при том, что в деле 60 000 страниц. В то время как JIT могла опросить сотни свидетелей."

По словам адвоката, с самого начала прокуратура ориентировалась на один сценарий. И это, в свою очередь, привело к определенным выборам в рамках расследования, которые соответствовали этому сценарию.

Тен Дусхате критикует тот факт, что прокуратура ни словом не обмолвилась в обвинительном заключении о невозможности защиты заслушать свидетелей. И ничего не сказала о том, что обломки долгое время лежали без присмотра на месте крушения.

По словам Тен Дусхате, у прокуратуры было узкое (туннельное) видение. По ее словам, доказательства, указывающие на что-либо, кроме вины четырех подозреваемых, были проигнорированы или их замалчивали.

Люди склонны фильтровать информацию таким образом, чтобы она соответствовала их собственным убеждениям. Тен Дусхате: ,,Это часто происходит бессознательно и этот процесс усиливается, когда возникают важные вопросы. Необходимо осознавать опасность такой предвзятости."

«После возникновения убеждения избавиться от него крайне сложно», — говорит Тен Дусхате.

"В данном случае отсутствовал объективный критический взгляд на вещи", — говорит Тен Дусхате.

Расследование и материалы дела можно "охарактеризовать как однобокие", - говорит Тен Дусхате. - Люди фактически не были открыты для другой правды. Вся информация, указывающая на что-то другое, отнесена к области небылиц".

Она приводит показания свидетеля, давшего показания в пользу Пулатова. Они были отвергнуты прокуратурой, говорит Тен Дусхате. «Как это возможно?»

По словам Тен Дусхате, на каждое расследование альтернативного сценария приходится множество расследований основного сценария. «Шанс того, что основной сценарий подтвердится, автоматически увеличивается».

Тен Дусхате приводит пример: исследование сопла ракеты. По словам россиян, это сопло ракеты, которая была доставлена в 1986 году и находилась на вооружении украинских вооруженных сил.

"Почему не проводилось дальнейшее расследование вопроса о том, действительно ли там использовалось это сопло? Даже если документов уже нет? Это свидетельствует о том, как обращались с информацией, которая не вписывалась в основной сценарий прокуратуры".

Украинская служба безопасности СБУ также обвинила Россию вскоре после катастрофы. По словам Тен Дусхате, СБУ также принимала активное участие в расследовании. «Это в то время как СБУ была участником конфликта».

Исследование характеризуется однобокостью, говорит Тен Дусхате: "Факты и обстоятельства, которые могли указывать на другой сценарий, игнорировались или отметались в сторону. Вместо того, чтобы задавать открытые вопросы, задавали вопросы чтобы подтвердить основной сценарий". #MH17

Генпрокуратура недостаточно принимала во внимание заинтересованность СБУ в том, чтобы всё указывало в сторону россиян, говорит Тен Дусхате.

Тен Дусхате критикует использование прокуратурой данных Совета безопасности Нидерландов, службы безопасности СБУ и заявлений журналистов.

Тен Дусхате продолжает говорить о возможности "загрязнения" улик на месте крушения. Обломки лежали без присмотра в течение нескольких месяцев, а некоторые из них исчезли. "Целостность потенциальных улик была скомпрометирована".

«Цепочка потенциальных улик не должна прерываться. Эта цепочка должна поддаваться проверке, такого не было». Вывод со слов адвоката: найденные улики не могут быть использованы в качестве улик.

На обломках обнаружены следы мощного взрывчатого вещества. В NFI заявили, что необходимо выяснить, не появились ли эти вещества в результате взрыва другой ракеты.

Обнаружение взрывчатого вещества, которого нет в ракетах «Бук», не вписывалось в основной сценарий Генпрокуратуры, говорит Тен Дусхате, но предоставляло оправдательные доказательства. Поскольку обломки слишком долго оставались без присмотра, прокуратура отказалась от дальнейшего расследования.

Невозможность защиты заслушать свидетелей, тот факт, что обломки в течение нескольких месяцев оставались без присмотра, означает, что «полного и честного расследования не было», — говорит Тен Дусхате.

5

Заседание суда возобновляется. Тен Дусхате кратко возвращается к тому, что она только что сказала о честности расследования. У неё претензии относительно обломков, не к следователям, говорит она.

Тен Дусхате обсуждает отсутствие надлежащих отчетов о расследовании сбития рейса. Она глубоко погружается в юриспруденцию : дела, которые подчеркивают важность полного описания хода событий.

В частности, адвокат говорит об опросах жителей села недалеко от места крушения. По ним отчет не составлен. «Они видели ракету? Слышали?» Отчета не было, а это значит, что защита не может проверить их заявления, говорит Тен Дусхате.

В декабре 2021 года, например, выяснилось, что были проведены короткие предварительные опросы свидетелей, которые находились в заключении в Украине. Никаких отчётов об этих предварительных опросах сделано не было.

Тен Дусхате: ,,Возникает вопрос, о чём ещё не было сообщено. О посещении соответствующих мест? Беседах со свидетелями и экспертами? Защита и суд в неведении».

По мнению защиты, непредставление отчета в полном объеме нарушает право на справедливое судебное разбирательство и принципы надлежащей правовой процедуры.

Материалы дела очень важны. Именно на их основе суд во многом и будет выносить решение. Но, по словам защиты, в материалах дела много пробелов.

Защита призывает суд проявлять осторожность при оценке информации, содержащейся в материалах дела, составленных прокуратурой. «Это означает, что по определению в суд подается дело уже с определённой окраской."

Чем сильнее дело пропитано верой прокуратуры в виновность обвиняемых, тем более окрашеной суду предоставляется информация, говорит Тен Дусхате.

Тщательно собранные материалы дела должны содержать все документы, которые могут иметь значение для решения судьи, — говорит зашита. В них также должны быть и документы о подсудности данного дела, а их нет.

Прокуратура также должна предоставить всю необходимую информацию - как уличающую, так и оправдательную - защите, говорит адвокат.

На практике это не всегда хорошо получается, говорит Тен Дусхате. Государственная прокуратура иногда не включает документы в материалы дела, помечая их как не относящиеся к делу. В результате защита и суд не могут оценить, насколько это оправдано.

"Мы не можем узнать, как именно велось следствие, какие следственные действия проводились и к чему они привели", - говорит Тен Дусхате. Защита говорит, что выборка документов прокуратурой "остается неконтролируемым черным ящиком".

Защите приходится полагаться на прокуратуру, говорит Тен Дусхате. «Но теперь из множества документов стало ясно, что прокуратура не применяет должным образом соответствующий критерий. И нельзя сказать, что это какие-то незначительные случаи».

Принцип доверия к прокуратуре устарел, считает Тен Дусхате. «Государственная прокуратура не всегда заслуживает такого доверия».

Государственная прокуратура также в течение многих лет нарушала адвокатскую тайну, говорит Тен Дусхате, упоминая о том, как велась слежка за адвокатами в процессе Маренго во время их визита к подозреваемому в Дубае. В то время, как обвиняемый имеет право на конфиденциальный разговор со своим адвокатом.

По словам Тен Дусхате, общественное мнение проникло в зал суда, и под его давлением правила и законы иногда отодвигаются в сторону.

Тен Дусъате говорит, что защита запросила индекс материалов расследования (не материалов суда!). Адвокаты говорят, что им неоднократно приходилось сталкиваться с тем, что появлялись документы, которые были созданы уже давно и внезапно приобщались к материалам дела.

Каждый раз это вызывало у адвокатов вопрос, какая у следствия есть еще информация, которая не была приобщена к материалам дела. Несколько раз документы добавлялись в это дело только тогда, когда о них узнавала защита, говорит Тен Дусхате.

,,Наиболее ярким примером были показания свидетеля S45, который, как оказалось, давал оправдательные для обвиняемого показания. Но его заявление изначально не было приобщено к материалам дела прокуратурой. О чем еще мы и суд не знаем?"

Вывод очень тревожный, но но понятный, говорит Тен Дусхате. «Очевидно, что соответствующие документы, которые должны были быть в деле, не были приобщены прокуратурой или были приобщены не вовремя».

Действия прокуратуры противоречат закону, считает Тен Дусхате.

Адвокат Пулатова зачитывает последнюю на сегодня часть своей речи. Сабина тен Дусхате продолжает перечислять документы, которые прокуратура не приобщила к материалам дела.

В частности, Тен Дусхате говорит о ситуации, упомянутой в статье 149b SV процессуального кодекса Нидерландов. Это касается возможности прокуратуры не приобщать документы к материалам дела, если свидетельства могут причинить неудобства или если свидетелям может угрожать опасность.

Обосновано ли решение прокуратуры не приобщать документы к делу, в конечном итоге должен определить следственный судья.

Защита на это никакого влияния не имеет. «Это межусобойчик между прокурором и следственным судьёй», — говорит Тен Дусхате.

Адвокат: Защита не может обжаловать решения об исключении таких документов из материалов дела. Тен Дусхате считает, что это правило нужно считать устаревшим. Кроме того, обстоятельства свидетеля могут измениться, говорит она.

По словам адвоката, сокрытие информации уже по определению означает, что она касается релевантной информации, поэтому суду может быть важно включить ее в своё решение.

MH17
Применение статьи 149b SV разрешено только в том случае, если это «строго необходимо», но было ли это необходимо в действительности ни защита, ни суд, проверить не могут, говорит Тен Дусхате.

"То, что прокуратура умышленно утаивала соответствующую и оправдывающую информацию и может до сих пор это делать, - это не подозрение, а факт, - говорит Тен Дусхате. Это нарушение права на справедливое судебное разбирательство".

Теперь адвокат будет высказывать свои замечания относительно опросов свидетелей. Защита говорит, что её ограничили в возможностях провести дополнительные расследования: только 27 из 255 ходатайств зашиты об опросе свидетелей/экспертов были удовлетворены.

Из 27 удовлетворенных запросов 14 были реальными свидетелями. В 9 случаях свидетели вообще не могли быть допрошены, 5, лишь частично. У всех свидетелях были накладные усы, парики и т.п. «Беспрецедентно в деле такого масштаба».

«В деле о 298 убийствах, с 60 000 страницами материалов, включающем многолетнее трансграничное расследование защита не смогла нормально заслушать ни одного свидетеля», — говорит Тен Дусхате.

Были также серьезные препятствия при опросах экспертов, говорит Дусхате. По закону у адвоката должна быть возможность беспрепятственно задавать вопросы напрямую, но право защиты на допрос крайне ограничено.

Защита считает, что заслушать в качестве свидетеля командира 53-й зенитной бригады Сергея Мучкаева не удалось по вине JIT и прокуратуры.

Как раз в тот момент, когда казалось, что этот свидетель готов давать показания, 2 сентября 2021 года JIT обратилась к жителям Курска с призывом поделиться информацией, которая может представлять интерес для дальнейшего расследования в отношении экипажа «Бука».

Прямым результатом этого призыва стало то, что "двери закрылись" и шанс заслушать свидетеля был потерян, говорит Тен Дусхате.

Тен Дусхате говорит, что существует также большой риск того, что на свидетелей, заслушанных украинской службой безопасности СБУ, было оказано недопустимое давление.

JIT пыталась решить эту проблему, проводя короткие предварительные беседы с задержанными свидетелями. Но это иллюстрирует наивность голландцев, согласно Тен Дусхате.

Свидетели не стали бы открыто заявлять неизвестному переводчику и иностранному чиновнику о том, что к ним применялось недопустимое давление, чиновнику, который в том числе сотрудничал в рамках JIT с СБУ. Тен Дусхате: "Невозможно определить, действительно ли они были свободны говорить то, что хотели".

По словам Тен Дусхате, СБУ виновна в том, что годами оказывала сильное давление на свидетелей и жестоко обращалась с ними, чтобы заставить их давать такие показание, какие были угодны СБУ.

Тен Дусхате: "Мы же не хотим подобного в Нидерландах, не так ли? В Нидерландах мы бы даже не подумали о возбуждении уголовного дела на основании показаний, которые могли быть даны под давлением?"

По мнению защиты, показания свидетелей, которых допрашивала СБУ, не могут служить основанием для справедливого судебного разбирательства в Нидерландах.

Вывод защиты: В данном процессе говорить о справедливом судебном разбирательстве невозможно. Обвинение в деле Олега Пулатова следует признать неприемлемым. Государственная прокуратура была предвзятой, а защита отошла на второй план, говорит Тен Дусхате.

По словам адвоката, имело место нагроможден ие нарушений прав обвиняемого, недопустимое ограничение стороны защиты и нарушения правил, которые должны гарантировать справедливое судебное разбирательство.

"Действий для того, чтобы установить истину предпринято на самом деле не было, - заключает Тен Дюсхате. Налицо нагромождение нарушений правил, а значит елинственной адекватной реакцией должна быть неприемлемость обвинения судом.

На сегодня судебное заседание завершено. Продолжение выступления защиты будет в пятницу в 10 часов по NL времени. Юристы Пулатова перейдут к содержательной части обвинения, в том числе, например, к вопросу о том, был ли рейс MH17 сбит ракетой «Бук» и где именно находилось место запуска.

6

https://t.me/mh17NL/2532

----------11-03-2022-------------

Судя по всему юрист/переводчик Владимир ФАйбышев (Роттердам, Нидерланды) оказался прокиевским пропагандоном,

за сегодня выдал только

Доброе утро, подписчики! Сегодня защита Пулатова подробно остановится на идентификации ракеты.
12:03

Аргументы защиты сводятся к тому, что расследование безосновательно было сконцентрировано на ракете "Бук", при том, что другим типам ракет, которые могли бы быть применены, было уделено мало внимания.
12:19

Поэтому очень хочется ознакомиться с аргументами защиты в оригинале.

7

https://t.me/mh17NL/2535

Продолжение выступления защиты будет в понедельник, 14 марта в 10 часов по NL времени. Прямая трансляция на английском языке по ссылке https://www.courtmh17.com/livestream/li … olken.html

«Мы будем утверждать, что нельзя исключать, что самолёт мог быть сбит другой ракетой, помимо «Бука», — сказал адвокат Пулатова Ван Эйк. «А если это и был «Бук», то это была старая модель, которая была на вооружении только у Украины».

У защиты также есть сомнения относительно места запуска ракеты. «У нас есть юридическое чувство беспокойства, в связи с тем, что мы до сих пор точно не знаем, что произошло. Мы считаем, что есть больше важных фактов, обстоятельств и событий, связанных с этой катастрофой, о которых мы не знаем».

На пояснение своей позиции по делу адвокатам выделено 11 дней.

В связи с личными обстоятельствами одной из сторон суд перенёс слушание до среды, 16 марта 2022 года. Ожидается, что защита в этот день продолжит своё выступление.

8

----------16-03-2022-------------

Первое. По полной слились с темы прокиевские клоуны, которые раньше фактически реал-тайм освещали ход процесса в суде.
Второе. Из услышанного краем уха, не заостренного на английский и тем более голландский, сложилось впечатление, что защита проходит по всем вещдокам, показывая, как проигнорированы иные версии происхождения вещдоков, в том числе принадлежности их другим ракетам и попадания в боинг не обязательно в результате поражающего взрыва в Last FDR point. В частности, говорят о свидетельствах нескольких взрывов в небе.
Если смотреть на каждый аргумент защиты в отдельности, то не понятно, к чему они ведут, в смысле к какой и чьей ракете. Скорее всего, пока они ведут к предвзятости обвинения и невозможности по этой причине сделать правильный вывод, что произошло в действительности. До конкретной версии защиты дело еще не дошло ... если вообще дойдет.

иллюстрации к некоторым аргументам защиты

9

----------11-03-2022-------------

Предворяя свою речь, адвокат поясняет план выступления.
Сегодня речь пойдёт об идентификации ракеты, которая сбила MH17. Главный вопрос на сегодня: "Была ли это ракета Бук?

Будут подробно рассмотрены выводы расследования, которое изучало возможность применения других ракет. По мнению адвоката это расследование не было достаточно исчерпывающим. В том числе не изучено, могли ли быть применены 6 других ракет, перечисленных в этом расследовании.

Адвокат остановится на том, что следствие, по мнению адвоката, несправедливо было сконцентрировано на ракете Бук. Речь идёт об экспертизе NFI (институт судебной экспертизы).

Далее адвокат переходит к расследованию других ракет, которые могли бы быть применены.

Адвокат будет утверждать, что в связи с тем, что экспертизами одновременно занимались одни и те же люди, это могло повлиять на ход этих экспертиз и породить предубеждение и ошибочные выводы.

Было два отчёта, опубликованных по теме возможного применения других ракет, в том числе ракет систем воздух-воздух и ракет земля-воздух. Всего 19 типов ракет.

Адвокат: Оба отчёта были составлены одним и тем же экспертом и на достаточно поздней стадии следствия, 30.11.2016 и 12.05.2017.

В запросе следствия к эксперту имеется предложение: по мнению украинской стороны MH17 был сбит ракетой Бук. По мнению адвоката, таким образом, следствие указывает на определённый "заказ" следствия на определённые выводы эксперта.

Перед тем как перейти к составлению отчётов по ракетам, тот же эксперт RC06 был привлечён к исследованию 42 металических осколков.

Речь идёт о металических деталях, которые были изъяты из тел пассажиров, экипажа и обломков самолёта.

Это исследование, касалось параллельно ведущейся линии расследования относительно вопроса об использованном оружии.

В этом расследовании был использован эталонный материал (ракета Бук).

В выводе одного из отчётов RC06 было указано, что источником металических деталей было оружие, которое взорвалось с внешней стороны самолёта.

"Связь этих деталей между собой и с эталонным материалом систем вооружения, которые могли бы быть применены будет исследовано дополнительно." - указано в отчёте.

Уже тогда эксперты, в том числе и RC06 указывают в этом контексте на эталонный материал из разобранных в октябре 2014 ракет Бук.
В третьей части своего выступления защита подробнее остановится на отчётах о картине повреждений и на идентификации ракеты по картине повреждений.

В июне 2020 защита указывала на важность разделения ведущихся параллельно экспертиз – не смешивать результаты одной экспертизы с другой, держать результаты экспертиз в тайне, пока не будут исчерпаны все направления исследования. А также не привлекать к расследованию различных вариантов одних и тех же экспертов, чтобы предупредить “заражение” экспертиз их убеждениями.

В своей речи адвокаты тогда изложили свою позицию относительно того, каким должен был быть подход к различного рода экспертизам и расследованиям.

Схема, которой по мнению защиты должно было руководствоваться следствие.

На ней видны три основные линии по которым шло следствие: картина повреждения, ракеты и металические детали.

Каждая из этих линий должна была по мнению адвоката сначала быть пройдена до конца, а затем должен был быть проведён сравнительный анализ.

Далее адвокат указывает на важность сохранения тайны результатов расследования. О её важности говорит также и фолдер самого института судебной экспертизы, который демонстрирует адвокат. Заголовок: предотвращение влияния при судебной экспертизе и интерпретации. Эксперт, не знакомый с ранее полученными результатами чаще задаёт вопросы, которые в два раза чаще приводят к выводам, отличающимся от тех, которые сделал первый эксперт.

Далее адвокат возвращается к ранее поданным запросам о заслушивании экспертов NFI. После этого запроса следственный судья ограничил круг вопросов, которые могут быть заданы экспертам.

Следственный судья оставил следующие вопросы за рамками обсуждения:
- вопросы, в отношении которых суд уже дал отказ: относительно образования и опыта работы, специфической экспертизы экспертов NFI.
- вопросы, касающиеся объёма расследования. Кем и каким образом этот объём был установлен.
- почему был проведен сравнительный анализ только с ракетой Бук, и не был проведён сравнительный анализ с другими типами ракет.
- какой информацией эксперты обладали перед началом расследования.
- насколько на их экспертное мнение могла повлиять их возможная предвзятая позиция, в связи с тем, что они также занимались и другими экспертизами в этом деле.
Все эти вопросы следственный судья задавать запретил.

Также нельзя было задавать вопросы об использованной методике и об отчётах, которые были указаны в предварительном заключении. Вопросы, которые требовали последующих расследований.

После того, как защита в 21 году ещё раз потребовала ответы на свои вопросы, следственный судья разрешил вопросы, касающиеся достоверности экспертиз. Но остальные ограничения остались.

Адвокат - таким образом, нам запретили задавать вопросы экспертам и собирать факты, говорящие о том, что следствием не было проведено полноценное судебное расследование.

Это касается вопросов
- был ли MH17 сбит ракетой Бук
- могли ли быть применены другие ракеты, кроме Бук

При этом в вопросах касающихся использования других ракет следственный судья отказал полностью.

Адвокаты могли задать вопросы в сокращённой форме лишь эксперту RC06 о его двух отчётах по ракетам.

Таким образом защита была вынуждена исходить из сценария, которому следовала прокуратура.

Также защита не могла задать вопрос почему следствие ограничилось лишь экспертизой одной ракетной системы, а также о плане и ходе расследований.

10

----------11-03-2022-------------

Адвокат: никаких эталонных материалов других ракет эксперты не рассматривали. Поэтому фактически сравнительный анализ ограничился только сравнением обломков ракет с эталонным материалом ракеты Бук.

RC06 участвовал в экспертизе по металлам, которая указала на соответствие металических обломков деталям ракеты Бук типа 9M38/9M38M1. Отчёт экспертизы подписан этим экспертом за четыре месяца до того, как он завершил другой свой отчёт, в котором изучалась возможность использования другой ракеты.

Именно эксперту RC06 поручают ответить на вопрос можно ли на основании имеющихся отчётов сделать вывод, что самолёт могли сбить другие перечисленные ракеты.

Тому самому эксперту, который уже сделал выводы о связи обломков с ракетой Бук.

Адвокат: так как этот эксперт ранее уже участвовал в другой экспертизе, где установил связь обломков с ракетой Бук, можно предположить, что его выводы могли повлиять и на его отчёт о возможном применении других типов ракет.

Адвокат: таким образом данный эксперт не может считаться непредвзятым.

Теперь адвокат переходит к содержанию самих отчётов.

Отчёты RC06 основывались на двух документах, полученных от австралийской федеральной полиции. (АФП). В первом отчёте АФП перечисляет различные зенитные управляемые ракеты, бортовые ракеты воздух-воздух и ракеты воздух-поверхность, которыми обладают военные самолёты Украины.

При этом АФП добавляет, что в данных отчётах не принимались во внимание показания свидетелей на земле, которые утверждали, что 17 июля 2014 года видели в небе военные самолёты.

Были рассмотрены 8 ракет, из которых 6 ракет воздух-воздух и 2 ракеты воздух-поверхность.

Во втором документе АФП, опираясь на открытые источники, перечисляет ракеты земля-воздух, которые могли бы быть применены при сбитии MH17.

АФП называет 10 ракетных систем земля-воздух, каждая из которых имеет несколько модификаций.

Перечень этих систем есть и в окончательном отчёте.

Все эти ракеты потенциально могли быть использованы при сбитии MH17, по мнению АФП.

Эксперт RC06 отвечает в своём отчёте на вопрос, какая из перечисленных ракет могла нанести повреждения, которые были обнаружены на обломках MH17.

Далее адвокат перечисляет проблемы, с которыми столкнулся эксперт RC06

1. У 7 из 10 ракет не известна картина разлёта фрагментов. А это очень важно при изучении соответствия повреждений.

2. Что касается ракет воздух-воздух по восьми ракетам не известна форма и объём облака фрагментов - это засекреченная информация. АФП отмечает, что данный факт имел негативное влияние на составление отчёта.

В связи с этим неизвестна картина разлёта фрагментов у 6 из 10 ракет воздух-воздух.
Эксперту RC-06 также не удаётся добыть какую-либо информацию по этому вопросу и из опросов защиты следует, что он этим не занимался.

При отборе ракет, в отношении которых RC06 проводил анализ соответствия картине повреждения, этот эксперт помимо документа АФП также руководствовался и документом AIVD (Генеральная служба разведки и безопасности Нидерландов)

А также документами украинской армии.

Это касалось информации о том, какое оружие есть в наличии у украинской стороны.

RC06 получил информацию о 19 ракетных системах, их он описывает в своём втором отчёте.

О форме фрагментов 4 ракет земля-воздух и 4 ракет воздух-воздух ничего неизвестно.

И эксперт отмечает, что в документации по этим ракетам информация о боеголовках ракет достаточно скудная.

Эксперт указывает, что за информацией нужно обращаться к производителю ракет. Несмотря на то, что в открытых источниках, в том числе в интернете имеется некоторая информация по данным ракетам, но достоверность этой информации установить невозможно, поэтому эксперт подчеркнул, что не будет использовать информацию из открытых источников и будет основываться только на информации из полученных документов.

Менее чем у половины из перечисленных ракет известна масса взрывного заряда. А именно по этому критерию эксперт выбирал ракеты для анализа.

Эксперт продолжает: "На основании этих данных и известных мне данных, например, о боевой части ракеты типа «Бук», делается обоснованное, но довольно неточное предположение, что масса боевой нагрузки в ракетных комплексах, особенно в ЗРК земля-воздух, составляет примерно треть от общей массы боеголовки."

О количестве взрывчатого вещества эксперт пишет: "Основываясь на моем понимании о повреждений обломков, я оцениваю, что рядом с самолетом взорвалось около 50 килограммов взрывчатого вещества."

Далее эксперт делает ещё одну оговорку: "Мои выводы могут значительно отличаться от реальности, так как я не пользовался моделями, и мой опыт основан на взрывах на земле."

"Но я считаю маловероятным чтобы масса взрывчатого вещества была намного больше 100 кг или намного меньше 20 кг."

Адвокат: источники, которыми пользовался эксперт не заслуживают доверия, и не дают информации, которая могла бы помочь сделать достоверную выборку ракет, которые могли бы быть применены при сбитии MH17.

Адвокат: сначала я подробно остановлюсь на фактах, говорящих о том, что эксперт RC06 не обладает необходимыми знаниями относительно взрывов в воздухе ракет воздух-воздух и ракет земля-воздух.

Когда адвокаты указали эксперту на то, что у него недостаточно заний по данной теме и попросили его прокомментировать это, он ответил следующее: "Во время моей учёбы и работы в качестве судебного эксперта по взрывчатым веществам я не приобрёл каких-либо структурных и конкретных знаний об эффектах, которые вызывают взрывы на больших высотах и их различиях со взрывами на земле."

На вопрос адвоката чем отличается взрыв на земле от взрыва на высоте 10км эксперт ответил: "Самое большое различие, насколько я могу это оценить исходя из моей экспертизы,
это (плотность) воздуха, которая в теории может привести к другим тепловым и кинетическим эффектам "

Но он добавляет, что не обладает знаниями и опытом для того, чтобы определить насколько велики эти эффекты.

"В теории на малых расстояниях эти различия не должны быть большими, в связи с чем я считаю возможным всё же сделать примерные выводы на основании моих знаний о взрывах на земле., но с большими оговорками"

При отборе ракет, которые могли бы быть применены RC06 каждый раз смотрел на две характеристики - масса взрывчатого заряда и количество и тип фрагментов.

Адвокат: на вопрос о том, почему при отборе не принимались во внимание другие характеристики он ответил: "Другие характеристики выходят за рамки моей экспертизы как судебного эксперта по взрывчатым веществам"

Адвокат: далее мы спросили, верно ли, что для 2 из 17 ракет не было известно какова масса боеголовки и для 15 из 17 ракет не была известна масса взрывчатого вещества.

А также для 8 из 17 ракет не был известен тип поражающих фрагментов, которые находились в боеголовке.

Адвокат: на все эти вопросы эксперт RC06 ответил утвердительно.

Далее мы спросили, какой информации не хватает, которую было необходимо также принять во внимание при изучении других ракет, которые могли бы сбить MH17.

На это эксперт ответил: "Так как я не являюсь экспертом по ракетам я не могу сказать каким требованиям должна соответствовать информация чтобы оценить её как достоверную. Если бы я мог сказать, я бы мог сам собрать информацию. Это ограничение привело к тому, что я сконцентрировался на выборке информации, которую мне предоставили". Адвокат опять подчёркивает что здесь прослеживается факт заказа экспертизы, нацеленной на определённый результат.

11

----------11-03-2022-------------

Адвокат:

эксперт RC06 некомпетентен в той области, о которой делал свою экспертизу. Прокуратура должна была это вовремя увидеть и заменить эксперта.

Адвокат упоминает дополнение, которое этот эксперт оставил в двух своих отчётах. Там он пишет, что если бы были известны более детальные данные о фрагментах, используемых в других ракетах, а также о массе взрывчатого заряда, форме фрагментов итд, то это могло бы повлиять на выводы отчёта.

Сам факт того, что этот эксперт был привлечён NFI не означает автоматически его компетентность в рассматриваемом вопросе.
Помимо этого, эксперт RC06 был также назначен следственным судьёй экспертом и по другим вопросам, касающимся исследования ракет, несмотря на то, что он не был зарегистрирован как судебный эксперт.

В связи с вышесказанным можно сделать вывод что также не были соблюдены и формальности при назначении данного эксперта. Пометка в отчёте, что ранее этот эксперт получал задания от процессуального судьи никак не меняет дело. Эти задания не касаются рассматриваемого вопроса.

Адвокат: ранее я уже приводил примеры так называемого “перекрёстного заражения” отчётов информацией в связи с тем, что к ним был причастен один и тот же человек.

Адвокат: В своём отчёте RC06 указывает на источник, из которого он получил информацию о ракете Бук. Как было сказано ранее, эту информацию он получил после им самим же проведённых 42 исследований.

Адвокат: Именно на них он основывал свою селекцию других ракет, которые возможно могли сбить MH17. Он делает эту селекцию на основании своего предположения, что масса взрывчатого заряда у больших ракетных систем составляет 1/3 от полной массы ракеты.

Адвокат: В своём втором отчёте он поправляет сам себя, когда получает информацию о том, что его предположение о 1/3 было неверным и добавляет ещё одну ракету воздух-воздух к селекции, и одну ракету земля-воздух из селекции убирает.

Адвокат приводит ещё примеры того, как данный эксперт использовал для своего отчёта результаты другого своего же отчёта по другой теме. Адвокат отмечает, что ранние его экспертизы имели прямое влияние на его последующие выводы в других экспертизах.

Адвокат: эксперт также исключил из селекции все ракеты, поражающие элементы которых не имеют форму бабочки. Этот критерий был для него ключевым, при том, что, как уже отмечалось, информация о форме поражающих элементов в других ракетах была крайне ограниченной.

Адвокат: При отборе типов ракет эксперт использовал информацию из другой линии расследования.

Адвокат: был исследован только эталонный материал ракеты Бук. Это означает, что только на основании формы поражающих элементов нельзя исключить, что найденные элементы могли быть фрагментами ракет с другими боеголовками.

Адвокат: при этом найдено два фрагмента, о которых нельзя с точностью сказать, что изначально они имели форму бабочки. Правильно ли было тогда исключить ракеты, поражающие элементы которых имели квадратную форму, ведь многие найденные фрагменты имели именно эту форму?

Адвокат: Эксперт же исключил из-за этого из селекции две ракеты земля-воздух. У более старых ракет Бук элементы только квадратной формы. Почему же он тогда исключил другие ракеты с элементами такой же формы – спрашивает адвокат.

Адвокат: Кроме того, найдены элементы, происхождение которых неизвестно. Нельзя исключить, что их источником была одна из ракет, которые эксперт изучал.
Адвокат: нельзя, чтобы на эксперта влияли выводы исследований из других линий расследования. Это может привести к неверным выводам.

Адвокат: четыре ракеты земля-воздух были исключены из селекции только из-за того, что в их боеголовке находятся фрагменты только квадратной формы. Кроме того, он принимал во внимание только то, какими фрагменты были в их неповреждённом состоянии, и не изучил как на их форму может повлиять взрыв на высоте 10 км.

Адвокат: Такое исследование было необходимо произвести и уже потом сравнивать деформированные фрагменты с теми, которые были найдены на месте крушения. Только тогда можно было бы принять ответственное и оправданное с точки зрения научного исследования решение о возможном исключении из селекции ракет только с элементами квадратной формы.

Адвокат: неизвестно количество поражающих элементов в 4 рассматриваемых ракетах. В разных отчётах они разные. Это информация постоянно дополнялась.

Адвокат: необходимо было привлечь другого эксперта, который не был знаком с выводами исследований, касающихся другой линии расследования.

Адвокат: эксперт RC06 должен был ограничиться следующими вопросами:
- какие есть ракеты,
- какие ракеты имелись в наличии,
- каковы внешние характеристики ракет
- каковы характеристики боеголовок
- какова ожидаемая траектория полёта этих ракет
- как осуществляется их запуск
- какова картина ожидаемых повреждений цели на высоте 10 км с характеристиками Боинга 777-200.

При этом до конца этого расследования нельзя было привлекать к нему данные о том какова была картина повреждений на месте крушения и какие фрагменты были найдены рядом с местом крушения.

Адвокат: Пока это расследование не завершено, нельзя было к нему добавлять информацию о картине повреждений и о том, какие были обнаружены металлические фрагменты. Это нужно было делать позже.

Адвокат: Таким образом достоверность экспертизы RC06 страдает в связи с:
a. Поправками эксперта RC06 в его отчёте;
b. Обозначенной им неуверенности в результатах экспертизы;
c. Его некомпетентности в данной специфической области.

Адвокат: И всё это не заставило Прокуратуру искать другого, компетентного эксперта.
Это уже достаточно говорит о том, насколько “глубоко” были изучены другие сценарии.

Адвокат: 28 сентября 2016 за несколько месяцев до того, как эксперт RC06 завершил свой первый отчёт главный прокурор перед всеми мировыми СМИ заявил что сценарий воздух-воздух можно исключить.

Адвокат: Материал для второго своего отчёта, с данными о ракетах воздух-воздух этот эксперт получил только 7 и 17 марта 2017. Более чем через пол года после той пресс-конференции.

Адвокат: В то же время сценарий, в котором ракета была выпущена из системы БУК, изначально имел приоритетный статус. Никакого эталонного материала других ракет воздух-воздух или земля-воздух прокуратура не предоставила институту судебной экспертизы NFI.
Материал NFI стал получать 12 ноября 2014. Это была разобранная в окябре 2014 года ракета Бук. Это были поражающие фрагменты из двух ракет, обе 80-х годов выпуска. То есть новой боеголовки ракеты Бук.

Адвокат: В ноябре 2014 ещё не были составлены отчёты австралийской полиции, которые эксперт RC06 использовал для своей экспертизы.
Они были составлены лишь 3 сентября 2015 и 16 февраля 2016. При этом первый отчёт RC06 был завершён в ноябре 2016, а второй в мае 2017 года. То есть, ещё до того, как стали известны хоть какие-то результаты по другим ракетам, JIT сознательно посылает в институт NFI эталонный материал только ракет Бук.
78views

Далее адвокат говорит о том, что недостоверным экспертизу RC06 делает и то, каким образом этот эксперт выполнял своё задание.

Адвокат: мы спросили у RC06 на основании чего он решил, что взрывчатый заряд составляет 1/3 от общей массы ракеты. Он ответил, что для некоторых типов систем вооружения это соотношение примерно известно из имеющегося материала. При этом данный эксперт указал на “аналогичные показатели в конструкции подобного оружия”. Поэтому он счёл такое соотношение разумным предположением.

Адвокат: Для одной из ракет подобное утверждение оказалось ошибочным. Это следует из второго отчёта эксперта, где он указывает, что получил дополнительную информацию, которая противоречит его первоначальным предположениям. В той ракете соотношение между общей массой взрывчатого заряда и массой боеголовки было не 30%, как он утверждал, а находится между 56% и 65%.

Адвокат: Таким образом ракета S125 должна была быть включена в селекцию рассматриваемых ракет, в связи с её массой взрывчатого заряда. Эта ракета была исключена экспертом только из-за его предположительных данных о массе взрывчатого заряда.

То же касается и ракеты S5M. Её эксперт сам добавил в селекцию после соответствующих вопросов защиты.

Адвокат: На этом примере можно видеть, насколько это важно, чтобы адвокат имел возможность опросить эксперта.

Новые данные о массе взрывчатого заряда ракеты S75 не заставили эксперта добавить эту ракету в селекцию возможных ракет, которыми мог быть сбит MH17.
RC06 аргументировал это тем, что минимальная масса взрывчатого заряда лежит на 25 килограммов выше границы в 100 кг, которую эксперт взял за основу.

Адвокат: Мы спросили, почему RC06 считает, что использование ракеты со взрывным зарядом массой более 100кг он считает маловероятным. На это он ответил, что по его предположению при массе взрывного заряда более 100 килограммов самолёт получил бы больше повреждений или же поверхность поражения была бы большей.

Адвокат: Из расчётов места запуска ракеты, которые были произведены различными другими экспертами, стало известно, насколько сложно рассчитать динамическую модель фрагментации и насколько по-разному её можно рассчитать. При этом необходимо производить тщательное моделирование. Поэтому довольствоваться лишь приблизительным расчётам, как это сделал RC06 недостаточно.

Адвокат: И это говорит эксперт, который сам заявил, что не обладает никаким опытом относительно взрывов на больших высотах, то есть когда речь идёт о динамической модели фрагментации.
К тому же на реконструкции MH17 многие детали отсутствуют и большей площади, о которой говорит данный эксперт просто нет.

Адвокат: Вывод – исключение ракеты S75 было сделано без достаточной аргументации и без проведения судебной экспертизы. То же касается и исключения других ракет из селекции. Они были исключены только на основании соотношения картины повреждений с нетто массой боеголовки.

Адвокат: В заключительной части своего письменного ответа на вопросы защиты эксперт RC06 сообщает как он подошёл к своей работе. Мы спросили его правда ли, что материалы для исследования, которые он получил по каждой из ракет, участвовавших в его исследовании, содержат различную информацию относительно массы боеголовки, заряда и количества поражающих элементов. Он ответил утвердительно.

Адвокат: Далее мы спросили почему нет однозначной информации по ракетам.
Он ответил что ответить на этот вопрос не может, что материал для исследования не выбирал и не оценивал его на достоверность.

Адвокат: Затем мы спросили, почему он отказался от некоторых своих выводов после того, как получил дополнительную информацию от спецслужб Нилерландов. На это он сказал, что его попросили учесть дополнительную информацию в отчёте.

Мы спросили его проводил ли он какие-либо дополнительные уточнения информации, которую ему передали спецслужбы. Он сказал, что сам никаких исследований ракетных систем не проводил.

Адвокат: Далее мы спросили почему для 5 ракет ничего не известно о типе поражающих элементов. На это он ответил, что получил информацию по этим ракетам без указания типа поражающих элементов и в дальнейшем дополнительно не уточнял, почему эта информация отсутствует.

Адвокат: Работа, которую провёл эксперт не может называться исследованием/экспертизой. Это максимум обзор информации из открытых источников, собранной австралийской полицией. При селекции он руководствовался произвольными предположениями. В отчётах нет его личных выводов. Кроме того, он не обладает экспертизой в этой специфической сфере. Помимо этого он подходил к исследованию уже со знанием результатов другой линии исследования, что могло привести к предвзятому подходу.

Далее адвокат перейдёт к обсуждению 6 конкретных ракет.

Продолжение следует...

12

----------11-03-2022-------------

Адвокат:
После селекции ракет были выбраны 6 ракет, 3 из них – ракеты воздух-воздух и 3 – ракеты земля-воздух. Дополнительно адвокат добавил ещё одну ракету, которая, по его мнению, также должна была быть добавлена в селекцию.

SK11
S300
S125
S5
R33
R37

Ни одна из этих ракет не прошла судебную экспертизу, относительно поведения ракеты, ожидаемую модель фрагментации, на соответствие содержимого боеголовок с металлическими деталями, найденными на месте крушения самолёта, т.н. сравнительный анализ.

Уже поэтому нельзя исключить то что какая-либо из этих ракет могла быть использована при сбитии MH17.

Мы знаем, что украинская армия в октябре 2001 произвела запуск ракеты земля воздух SA5 и что тогда эта ракета по ошибке сбила пассажирский самолёт на высоте 11км над чёрным морем. Поэтому нужно тщательно подходить к выборке ракетных систем, которыми могла обладать украинская армия.

Мы знакомы с позицией прокуратуры, которая заявила, что у Украины нет в наличии двух из шести названных мною ракет. А именно ракет R33 и R37 воздух-воздух. Мы не можем обосновать наличие или отсутствие этих ракет у Украины в том числе в связи с тем, что суд не дал опросить свидетелей.

В то же время невозможно оценить, насколько можно доверять информации, предоставленной украинскими воздушными силами. Достоверность предоставленной информации от этого источника нельзя подразумевать автоматически, так как она является родственной организацией СБУ, которая в свою очередь является участником объединённой следственной группы (JIT). И вряд ли можно ожидать, что она сообщит информацию, которая потенциально может указывать на её сопричастность и на сопричастность государства.

Кроме того, это могло бы повлиять на ход всего расследования. Поэтому подобное доказательство можно обозначить, как политически мотивированное.

Как раз для того, чтобы избежать подобных спекуляций так важно провести судебную экспертизу. Тогда есть возможность исключить подобные мысли.

Заявление украинской армии что у них не было в наличии тех или иных ракет не должно влиять на идентификацию ракеты. Максимум это может означать, что украинская армия сама не участвовала в сбитии самолёта. Но это не означает, что самолёт не мог быть сбит этими ракетами.

Нельзя также исключить, что третья ракета, которую эксперт RC06 добавил в список селекции, а именно ракета S5 могла быть использована украинскими воздушными силами, так как прокуратура не задала вопрос украинской стороне была ли у них эта ракета.

В отчёте, касающегося ракет земля-воздух эксперт назвал 10 ракетных систем, которые потенциально могли сбить пассажирский самолёт на высоте 10 км. Эти системы были отобраны на основании их возможностей, технических характеристик и типе боеголовки.
На основании спорного исследования эксперта RC06 из этих 10 систем было отобрано только 2.

В отчёте также имеется письмо генерал-майора украинской армии. В письме он пишет, что эти две системы на 17 июля 2014 не были в состоянии боеготовности. Речь идёт о 2K11, S300V, S300PU и S75.

Примечательно что у этого военного не спросили какие ракеты на 17 июля 2014 имелись в наличии. Были лишь перечислены ракеты, которые были указаны в селекции в первом отчёте эксперта RC06. В нём указаны 4 ракеты.

Во-первых, из подобного хода расследования мы видим как сомнительное расследование якобы эксперта может повлиять на дальнейший ход расследования и последующее исключение альтернативного сценария.

Во-вторых, форма закрытого вопроса с указанием конкретных типов ракетных систем может привести к тому, что украинская сторона решит, что признание обладания такими системами может иметь для неё последствия. Ведь вопрос связывается с гибелью MH17.

Можно заключить, хотя возможны интерпретации, что украинская армия обладала этими 4 ракетными системами земля-воздух. В том числе на основании опроса украинского пилота, который сообщил что S300 использовалась украинской армией в этом конфликте. Эту же ракету назвал и бывший командир, который был заслушан следственным судьёй. Он указал, что она способна сбить пассажирский самолёт.

Вышеназванному пилоту также был задан вопрос имелись ли у украинской армии в наличии ещё другие ракетные системы земля-воздух, помимо тех систем, которые он навал. Этот свидетель ответил, что не может дать эту информацию. На уточняющий вопрос почему он не может дать информацию он ответил, что это секретная информация.

Также из дела становится ясно что в течение многих лет Украине было поставлено 100 ракет земля-воздух типа 2K11. Это говорит о том, что украинская армия действительно этими ракетами обладала.

JIT довольствуется сообщением украинской армии, что эти ракеты не были применены 17 июля 2014. Это утверждение не было подвергнуто судебной экспертизе. Не была проведена сравнительная экспертиза ракеты с найденными металлическими обломками для того, чтобы либо подтвердить, либо опровергнуть это заявление. Это особенно было важно, так как в информационном листе по этим ракетам не было данных о боеголовках. Никаких данных о запросе JIT к украинской стороне с требованием разобрать эти ракеты нет.

Если такой запрос был и в нём было отказано, то это важно знать. Если такого запроса не было, то это в очередной раз показывает, что серьёзного глубокого расследования относительно использования других типов ракет проведено не было.

В список ракет, которые могли бы быть применены для сбития MH17 СБУ не включило две другие названные мною ракетные системы воздух-воздух и земля-воздух, а именно S5 и S125.

Из показаний пилота можно понять, что на борту СУ25 имелись ракеты воздух-воздух типа S5. Неизвестно, имелись ли у украинских вооруженных сил ракеты земля воздух и были ли они в рабочем состоянии на 17 июля.

В упомянутом письме украинских воздушных сил ничего не говорится о ракете R37 воздух-воздух, которую эксперт RC06 добавил в свой второй отчёт. О наличии или отсутствии этой ракеты у Украины мы можем судить только на основании данных спецслужб Нидерландов.

Также не был задан вопрос относительно того, имелась ли у украинской армии на 17 июля 2014 в наличии ракета земля-воздух SA5 – та, при помощи которой в 2001 году по ошибке был сбит пассажирский самолёт.

Теперь я перехожу к главе другие источники доказательств.
Важно чтобы имелись какие-либо другие источники, которые независимо от расследования эксперта RC06 могли бы прийти к выводу, что упомянутые в списке ракеты можно исключить.

Относительно ракет класса воздух-воздух. Какие факты указывают на сценарий использования ракеты воздух-воздух военным самолётом? В этой связи важны показания свидетелей и перехваты телефонных разговоры. Также важны показания свидетеля primo 17495, который сообщил, что он видел в небе истребители незадолго до или незадолго после гибели MH17. Сторона защиты также упоминала многочисленные показания очевидцев, которые говорили, что видели в небе военные самолёты.

Также мы уже упоминали о показаниях украинского военнопленного, задержанного в Горловке, который ещё 17 июля 2014 говорил, что слышал как пролетают самолёты ВСУ. Как известно, защита не смогла более подробно изучить этот сценарий и не смогла более подробно опросить этих свидетелей.

В отчёте по сценарию воздух-воздух упоминаются снимки радаров. Они не дают понятой картины во время/незадолго до или незадолго после крушения MH17. Поэтому этот источник не может служить основанием для исключения сценария воздух-воздух. Кроме того, защите было отказано в отдельном исследовании снимков радара.

Подводя итог, можно сказать, что относительно ракет воздух-воздух кроме отчёта эксперта RC06 не существует никаких других независимых источников, которые могли бы опровергнуть сценарий сбития рейса MH17 этими ракетами. Это означает, что мы не можем исключить этот сценарий.

То же касается и применения ракет земля-воздух.
Выводы отчёта относительно этих ракет по большей части опираются на отчёт RC06, о недостатках которого мы уже упоминали. А также на, как это не странно, найденной в апреле 2015 оболочке ракетного двигателя, которую связывают с ракетой Бук.

Были исключены ракеты воздух-воздух и ракеты земля-воздух с бОльшим диаметром, чем диаметр этой оболочки. Это при том, что JIT нам обещал не использовать ракету Бук для того, чтобы исключить альтернативный сценарий.

Если вы приходите к выводу, что оружие можно идентифицировать как ракету Бук, тогда конечно можно исключить другие ракетные системы. При этом диаметр не имеет никакого значения. Более того, в выступлении обвинения мы больше ничего об этой оболочке не слышали, несмотря на отдельную просьбу защиты к стороне обвинения дать по этой оболочке комментарии.

Из этого мы можем сделать вывод, что эта оболочка не имеет отношения к ракете, которая взорвалась вблизи MH17. Таким образом эта оболочка никоем образом не может быть аргументом для исключения другого сценария.

Альтернативные сценарии обвинение исключает на основании ранее упомянутого отчёта относительно применения других ракетных систем, писем представителей ВСУ и информации, предоставленной спецслужбами Нидерландов. Никаких других расследований альтернативных сценариев проведено не было.

Исследование других ракет, которые потенциально могли бы вызвать взрыв неполное, неадекватное и выполнено с недостаточной степенью экспертизы. Таким образом невозможно исключить, что MH17 был сбит другой ракетой помимо ракеты Бук.
Иначе могло бы быть, если бы среди обломков MH17 были бы найдены уникальные материалы, характерные только для ракеты Бук и ни для каких других упомянутых мной ракет. Это могло бы быть самостоятельным основанием для того, чтобы исключить другие сценарии. Прокуратура считает, что обладает убедительными доказательствами чтобы это утверждать. Однако мы во время нашего выступления докажем обратное.
Следующий пункт носит название “односторонний фокус на ракете Бук”, речь пойдёт об исследовании института судебной экспертизы (NFI)

13

----------11-03-2022-------------

Адвокат:
Из уголовного дела имеется более чем достаточно фактов того, что взрыв могли вызвать и другие ракеты. Эти ракеты не были разобраны, не было произведено арена-тестов ракет. Институт NFI не получил для изучения фрагментированные осколки этих ракет, не было сделано даже попыток запросить у производителей этих ракет информацию о фрагментированных осколках этих ракет.

При всём этом важно также остановиться на том, как сам институт судебной экспертизы NFI подошёл к своему расследованию с таким односторонним отношением следствия к делу и как действия NFI повлияли на юридические выводы, которые были сделаны на основании их экспертизы. Для этого мы изучим ответы, которые на вопросы защиты дали эксперты RC06 и RC07.

Я сначала опишу метод работы NFI в целом. Затем позицию прокуратуры в отношении NFI и в заключении методы работы NFI в расследовании по MH17.

Метод работы NFI заключается в том, что поставленный следствием вопрос, всегда является ведущим для исследования, которое должно быть проведено для ответа на этот вопрос. NFI постоянно остаётся в жёстких рамках ответа на заданный вопрос.

Соответствующий эксперт должен сообщить любую информацию, которая будет сочтена относящейся к делу, в качестве дополнительных выводов. Либо в самом отчёте, либо как дополнение к нему. По словам RC06 подобных дополнений к отчёту составлено не было.

Большинство запросов, которые поступают в институт NFI поступают к ним из прокуратуры. Таким образом прокуратура является их главным заказчиком.
Ни одно из исследований, будь то исследование металлических обломков, поражающих элементов ракет или исследование взрывчатых веществ не было передано независимым иностранным институтам.

Следственный судья по мнению эксперта RС06 не играл в данных исследованиях никакой существенной роли. По мнению данного свидетеля следственный судья выступал лишь в роли формального заказчика.

Прокуратура в данном деле заняла очень важную позицию. Она давала указания по порядку проведения исследований, устанавливала сферы экспертизы, осуществляла планирование и отвечала за последовательность различных исследований. За план исследования, по словам RC06 отвечала прокуратура и полиция.

По словам RC06 проводились многократные совещания с экспертами, которые составляли окончательный отчёт. Выдвинутые гипотезы формулировались таким же образом, как и вопросы для исследования – в сотрудничестве с прокуратурой и окружной полицией

Прокуратура пыталась воспрепятствовать вопросам защиты к эксперту RC06. Однако RC06 нашёл возможность ответить на вопросы защиты.

На вопрос о том, была ли в институт судебной экспертизы NFI передана какая-либо информация о вероятной причине или причинах крушения самолёта уже в начале расследования RC06 отвечает утвердительно. Он при этом добавил, что это была информация, которая была известна из открытых источников

В частности, он сказал, что была передана информация о предположительном участии в гибели MH17 третьей стороны. Из отчётов становится понятно, что RC06 имеет в виду позицию украинского правительства. Эта информация имеется во всех отчётах и “проникла” во все исследования.

Далее свидетеля RC06 спросили, сообщались ли институту NFI результаты уголовного расследования. Он сообщил, что он помнит, что NFI во время исследований получал техническую судебную информацию от различных источников за пределами NFI.

Вероятно это происходило в том числе и во время собраний экспертов объединённой следственной группы (JIT), на которых присутствовал RC06. По словам свидетеля информация сообщалась в том числе посредством видео презентаций, после чего проходило обсуждение. Во время этих собраний присутствовали также члены австралийской полиции, института исследований Украины и Королевской военной академии Бельгии (RMA)

Свидетель RC06 также сказал, что ознакомился с отчётом Совета по вопросам безопасности (OVV) влючая приложения к нему. А также ознакомился с как минимум несколькими пресс-конференциями JIT/прокуратуры.

Свидетель RC07 также говорит о том, что во время собраний экспертов JIT имел место обмен информации. В том числе RC07 сообщал JIT о найденных им на интернете электросхемы ракеты.

В деле мы не увидели договорённостей с NFI о неразглашении информации до определённой даты. Благодаря подобным договорённостям достигается непредвзятость причастных к исследованию экспертов для того, чтобы их исследование могло считаться независимым.

RC06 подтвердил, что никаких договорённостей о запрете на обмен результатами исследований сделано не было. Он сказал, что не имел понимания было ли это условием заказчика исследования.

Из ответов RC06 можно заключить, что промежуточные результаты исследований многократно обсуждались. Сначала это происходило на еженедельной основе, затем такие обсуждения проходили каждый месяц. На этих обсуждениях присутствовали составители отчётов по различным темам. Неудивительно, что в своих отчётах эксперты ссылаются на отчёты своих коллег и экспертную группу JIT.

В связи с этим эксперты могут попасть под влияние полученных из других источников знаний и могут (бессознательно) строить свои выводы исходя из ставшей им известной информации.

У свидетеля RC06 спросили предлагал ли NFI прокуратуре или полиции провести экспертизу эталонного материала других ракет помимо ракет Бук. Он ответил – да. Когда же мы спросили проводились ли такие экспертизы он ответил – нет. Когда его спросили почему нет, он сказал, что у него есть предположения, но как эксперт он не может ими поделиться. Тем не менее, позже этот свидетель сказал, что были многочисленные предложения от NFI о проведении дополнительных исследований других ракет, чтобы усилить доказательную базу. Также были предложения о дополнительных исследованиях почвы места запуска ракеты, так как количество имеющихся материалов было ограниченно для того, чтобы прийти к уверенным утверждениям.

В деле ничего не говорится о предложениях NFI и о причинах отказа в дополнительных исследованиях. Прокуратура и во время судебного заседания не посчитала нужным сообщить о предложениях NFI по проведению дополнительных исследований. Таким образом мы считаем, что прокуратура не выполнила возложенные на неё обязательства по отчётности за свои действия.

Далее речь пойдёт об уровне экспертизы института NFI.

Свидетель сообщил, что у экспертов ранее не было опыта исследования металлических фрагментов в пассажирском самолёте, источником которых была ракета Бук.

Далее мы спросили у свидетеля RC06 о каком материале идёт речь в отчёте, когда говорится, что невозможно определить его источник. Они ответил, что в этом материале отсутствуют узнаваемые специфические характеристики, которые, по мнению участвовавших в исследовании экспертов, могли бы указывать не определённые материалы или на повреждение этих материалов.

Далее он добавил – если вы на основании вашей экспертизы не можете опознать определённые характеристики, то вы также и не можете использовать соответствующий материал для вынесения заключения. Однако он сообщил, что если бы к исследованию был привлечён эксперт по военному оружию, была бы возможность определить источник этого материала. Такого эксперта в NFI не было.

Следующий пункт я озаглавил недостатки расследования.

Не удивительно, что в таком большом деле, как это могут быть ошибки. Мы не хотим преувеличивать сделанные ошибки. Мы хотим их обозначить, для того, чтобы указать на то, что не всё происходило идеально.

Так из дела известно, что 5 июня 2015 в NFI происходил осмотр обломков. При этом помимо экспертов NFI присутствовала полиция Нидерландов, австралийская полиция и Совет по вопросам безопасности Нидерландов (OVV).

4 июня 2015 года были отсканированы обвинительные документы, в том числе фрагменты, обнаруженные в полости смотрового люка левого крыла. 13 августа 2015 оказалось, что фрагменты были положены не в ту упаковку. NFI не смог определить точную причину этой ошибки. Однако письмо, имеющееся в деле указывает на то, что сторонние лица регулярно принимали участие в расследовании в NFI. Это была австралийская полиция (AFP), национальная полиция и другие партнеры в рамках JIT MH17. Они несколько раз посещали институт NFI осмотра обломков или расследования.

Согласно письму, физический осмотр предметов обвинения проводился несколько раз. Не во всех случаях осуществлялась проверка, были ли эти предметы возвращены в соответствующую упаковку после расследования. После проведённого расследования оказалось, что эта путаница повлияла на результаты опубликованного отчета. По словам NFI, это никак не повлияло на выводы рассматриваемого отчета по существу.

Кроме того, мы с некоторой регулярностью видим в отчетах что при интерпретации результатов исследований называются противоречащие друг другу цифры. Когда будет необходимо мы укажем, где подобное имело место.

Также стоит упомянуть, что произошло между опросами эксперта RC06 и RC07. Помимо RC06, RC07 также отвечал на вопросы защиты. Этот эксперт NFI, RC07, был заслушан на следующий день после RC06. Ранним утром во время его опроса эти два эксперта NFI, по-видимому, сочли необходимым созвониться друг с другом в 7-45 утра. На вопрос о содержании этого разговора RC07 заявил: «Он (RC06, которого заслушали накануне) рассказал ему о чём были вопросы. Что часть вопросов касалась выдвижения гипотезы. Разговор продолжался 10 минут.

Короче говоря, эксперт NFI, которого следственный судья заслушивает под присягой, сообщает своему коллеге, который на следующий день также будет заслушан под присягой о содержании вопросов, которые ему задавали в суде. В результате этого больше нельзя сказать, что RC07 не был во власти предрассудков, когда шёл на опрос.

Наконец, я хотел бы снова поднять вопрос, о котором мы упоминали и ранее, а именно была ли система контроля за различного рода недостатками? Вещественные доказательства на месте крушения не были защищены, как обязывает процессуальный кодекс, они не были надлежащим образом законсервированы и были неправильно транспортированы, в связи с чем материалы подверглись взаимному влиянию друг на друга.

14:05

14

----------11-03-2022-------------

Адвокат Ван Эйк:
- Если говорить об одностороннем подходе в отношении ракеты Бук, важно упомянуть ответ свидетеля RC07 на вопрос защиты.
- В одном из отчётов этого эксперта указано, что по договорённости, 10 января 2015 было решено направить расследование в основном на отбор тех фрагментов, источником которых могло бы быть использованное оружие.
- В связи с этим мы спросили у этого свидетеля был ли он при обсуждении этого вопроса.
- Он сообщил что присутствовал при этом обсуждении, а также что там также были люди из NFI, AFP, полиции, а также возможно кто-то из прокуратуры.
- Мы спросили в связи с чем проходило это обсуждение.
- Они сказал, что на обломках самолёта было большое количество следов, множество вещественных доказательств, и необходимо было сделать выбор, так как исследовать абсолютно всё невозможно. Мы это конечно тоже понимаем.
- Затем мы задали вопрос – по какой причине было принято решение отобрать только те фрагменты, источником которых могло быть применённое оружие.
- На это свидетель ответил, что во время экспертизы необходимо ставить приоритеты, так как всё исследовать невозможно. Мы и это понимаем.
- Следующий наш вопрос был – почему был сделан этот выбор.
- На это он ответил – потому, что мы в принципе уже знали, какие в подобной ракете есть составляющие.
- Далее он сообщил, что в ноябре или октябре 2014 они разобрали в Украине две ракеты. Так что они знали из чего эта штука состоит.
- Мы спросили, что вы имеете в виду, когда говорите, что “знали из чего эта штука состоит”?
- Он сказал, что разобрали две ракеты, поэтому знали что эта ракета тёмно-зелёного цвета или белая и примерно знали что у неё находится внутри.
- Это означает, что то, что вначале обозначается как использованное оружие имеется в виду ракета Бук.
- В отчёте NFI, о котором я только что упомянул и в последующем отчёте есть следующее замечание по поводу исключения вещественных доказательств из исследования.
- “Необходима инвентаризация найденных в обломках самолёта фрагментов в форме стержней. После этой инвентаризации может быть назначен анализ, при котором можно будет дать ответ на 6 вопросов, обозначенных в отчёте.”
- Идёт ссылка на решение от 20 января 2015, когда было решено сосредоточиться на отборе фрагментов применённого оружия.
- Из-за того, что был сделан такой выбор больше не проводилось исследований того имеет ли состав других фрагментов, которые могли принадлежать применённому оружию, сходство с фрагментами, найденным в других местах среди обломков.
- Так мы видим, что исследование приобретает узкие рамки.
- Продолжим говорить о показаниях свидетеля RC07.
- Мы задали ему конкретные вопросы о характеристиках, которые он исследовал.
- Вот эти вопросы.
- На странице 8 вашего отчёта указано, что на фрагменте, деформированного до фрагмента в форме заглушки и на нижней панели ракеты Бук имеются следы обработки. Исследовали ли вы насколько характерны эти следы для ракеты Бук?
- Свидетель ответил: “Нет, я лишь констатировал, что эти следы имеются и, насколько я помню, AFP что-то к этому добавила.”
- Исследовали ли вы могут ли эти следы присутствовать на нижней панели другой военной ракетной системы?
- “Нет. Следы на различных объектах не являются сферой моей экспертизы, я их не исследовал.”
- На странице 8 также указано, что на сдвижных пластинах эталонной ракеты присутствуют следы обработки. Исследовали ли вы насколько эти следы характерны для ракеты Бук?
- Нет, тоже нет.
- Исследовали ли вы могут ли эти следы быть на военной ракете другой системы?
- Нет.
- Исследовали ли вы насколько характерно наличие обозначенных пластин из нержавеющей стали для ракет Бук?
- Нет, но наличие подобной нержавеющей стали — это вполне общее явление. Это не что-то особенное.
- Исследовали ли вы могла ли другая военная ракета быть произведена из нержавеющей стали?
- Нет, я это не исследовал.
- На странице 10 названы характеристики материала сдвижной пластины и нижней панели. Исследовали ли вы насколько данные характеристики соответствуют ракете Бук?
- Нет
- Исследовали ли вы могут ли подобные характеристики быть обнаружены на нижней и сдвижной панелях других ракетных систем?
- Нет.
- В том числе и в связи с этими ответами данного свидетеля мы ему зачитали заключение RMA, в котором указывается, что физико-металлургическое исследование фрагментов даёт лишь очень ограниченную информацию. И не даёт никакой дополнительной информации о том, была ли применена система Бук. По заявлению представителя RMA физико-металлургические характеристики этих фрагментов не являются ни уникальными, ни постоянными. Поэтому RMA приходит к выводу, что металлургические характеристики не могут указать на какую-либо конкретную систему вооружения.
- После того, как мы зачитали это заключение RMA свидетелю, он сказал, что считает, что оно не подкреплено доказательствами. Но после ряда вопросов всё же признаёт, что физико-металлургические характеристики (обнаруженных) фрагментов действительно не являются уникальными.
- То, насколько важны эти ответы для интерпретации выводов, которые делаются в отчётах NFI и которые на суде транслирует прокуратура становится понятно из ответов на письменные вопросы к свидетелю RC07 и из последующего устного опроса этого свидетеля.

В важном сводном отчёте NFI по сравнительному исследованию металлов делается следующий вывод: фрагменты, изъятые из тел погибших и из обломков соответствуют по всем исследованным характеристикам фрагментам, которые были изъяты при арена-тесте ракет в Украине и Финляндии.
Может показаться, что этот вывод подкрепляет позицию прокуратуры. Однако если мы этот вывод разберём более подробно, то всё окажется не так.
В связи с этим выводом мы задали свидетелю RC07 письменный вопрос – что конкретно имеется в виду, когда используется слово “соответствие”?
Он ответил, что фрагменты нельзя различить на основании исследованных характеристик.
Во время устного опроса этого свидетеля мы задали ему в связи с этим ответом следующий вопрос. Это достаточно длинный вопрос, поэтому я прочитаю его медленно:
Исключает ли сделанный в отчёте вывод о том, что фрагменты, изъятые из тел погибших и фрагменты, изъятые из ракет Бук не отличаются друг от друга на основании исследованных характеристик то, что их источником могло быть другое военное ракетное оружие, отличное от ракеты Бук?
Сначала RC07 ответил, что должен подумать. Попросил повторить вопрос, так как он ему показался немного сложным. Мы повторили вопрос. Свидетель ответил – я думаю, что я такого сказать не могу. Я думаю, что фрагменты из стали… я не знаю, насколько они уникальны для системы Бук. Это не моя сфера экспертизы. Исключить (что их источником могло быть и другое оружие) я не могу.
Кроме этого, я хочу указать на разъяснение, которое RC07 даёт в своих письменных ответах, когда ему задают вопрос что имеется в виду, когда в отчёте используется ряд выражений, как например “намного более вероятно”.
В сноске к подобным выражениям говорится, что они используются исследователями тогда, когда исследователь либо не обладает, либо обладает недостаточным количеством выражаемых в цифровом значении данных, для того, чтобы подкрепить свои выводы.
В связи с этим мы задали вопрос: Каких данных, которые можно выразить в цифровых значениях, не было в данном исследовании или было в недостаточном количестве, из-за чего выводы не были подкреплены конкретными данными?
RC07 ответил: неизвестно насколько уникальными являются характеристики для этих деталей. Речь идёт о сдвижной панели и нижней панели ракеты Бук, которые во время исследования сравнивали с фрагментами, изъятыми из обломков самолёта и из тела погибшего.
Выявленный недостаток исследования заставляет задуматься какова юридическая ценность подобного вывода судебных экспертов о том, что найденные фрагменты по составу соответствуют деталям из эталонных ракет. На этом основании нельзя доказать, что рядом с самолётом взорвалась именно ракета Бук, так не выявлено никаких отличительных особенностей (этой ракеты от других ракет).
Теперь поговорим о предоставленной выборке фрагментов из стали. Позже я остановлюсь на этом более подробно, в том числе опираясь на отдельные отчёты, составленные по этим фрагментам.
Односторонняя концентрация на ракете Бук видна также и при выборке фрагментов для исследования NFI.
В одном из отчётов NFI говорится, что во время обсуждения, о котором я уже упоминал, было принято решение сконцентрироваться на фрагментах, источником которых могло бы быть применённое оружие.
Казалось бы, понятный и оправданный выбор. Но в данном случае это всё же не так.
При этом выборе не принималось во внимание то, что взрыв мог быть результатом воздействия и другого оружия. Совсем наоборот! В отчёте говорится, что результаты более ранних исследований показали какие фрагменты могли быть частью использованного оружия.
Речь идёт об относительно небольших фрагментах нелегированной стали, а также фрагментах из нержавеющей стали, либо сплавов магнезия и титана.
При этом, когда речь идёт о применённом оружии, то говорится исключительно о поражающих фрагментах ракеты Бук, которые состоят из нелегированной стали.

Отчёт постоянно ссылается на две ранее разобранные ракеты Бук, которые состоят из нелегированной стали. Указывается, что если отобранные фрагменты из обломков также состоят из нелегированной стали, то они могли быть составной частью применённого оружия. Уже в январе 2015 JIT/прокуратура и NFI, когда говорят о применённом оружии имеет в виду только Бук.
С 20 января 2015 при отборе фрагментов для дальнейшего изучения выбирали только фрагменты из нелегированной стали. Фрагменты из других материалов исключались из исследования как не представляющие интерес.
Исключались также фрагменты, которые не соответствовали по форме составляющим частям ракеты Бук.
Из отчёта NFI становится понятно, что сначала фрагменты отбирали по материалу (только из нелегированной стали), затем отобранные фрагменты проходили вторую стадию отбора на основании их размера, формы и внешних характеристик.
Мы спросили у свидетеля RC07 было ли изучено состояли ли другие ракеты, которые не были исключены как возможное применённое орудие также из нелегированной стали. Свидетель сослался на другие отчёты, где об этом должно быть написано. Но ни в одном из этих отчётов об этом не говорится. Затем свидетель подтвердил, что никакого сравнительного анализа фрагментов из стали с фрагментами других ракетных систем не проводилось.
Поэтому остаётся возможность что отобранные NFI фрагменты могли быть частью также и других ракетных систем. Поэтому выводы из сравнительного анализа отобранных фрагментов с ракетами Бук говорят нам намного меньше, чем можно было предположить.
Подобный предварительный отбор фрагментов приводит к тому, что невозможно исключить, что среди обломков были другие фрагменты, которые могли быть связаны с другими ракетными системами. То каким образом было проведено исследование не исключает такую возможность.
Речь не идёт об исключительно теоретической возможности. В другом отчёте NFI описывает что литые сплавы магния часто применяются в военной промышленности. При этом подчёркивается, что нельзя исключить, что существуют и другие зенитные ракеты, где применяется подобный сплав.

Далее в отчёте говорится, что найденные в обломках фрагменты не обладают характеристиками специфическими исключительно для ракеты Бук. Фрагменты, которые изучаются в данном отчёте, состоят из того же сплава, из которого состоят различие части ракеты Бук. Меж тем вопрос могли ли эти фрагменты быть частью другого оружия остаётся открытым.
И во втором отчёте, который также был составлен свидетелем RC07 нет анализа других ракетных систем относительно вопроса состоят ли они также из сплава магния.
Другой эксперт, который более осторожен в своих выводах говорит, что невозможно с уверенностью сказать, что отобранные фрагменты были частью секции 1 или 4 ракеты Бук. Он добавляет, что невозможно также определить были ли они частью других ракетных систем, которые состоят из такого же сплава.

20:40

15

----------11-03-2022-------------

Также из отчётов становится ясно, что было большое количество исследованного материала, по которым не было сделано заключений относительно источника повреждения.
Имеется 40 отчётов в которых делается вывод что невозможно найти связь между этими материалами и взрывом как таковым, так, в частности, взрывом снаружи или внутри самолёта.
В одном из этих отчётов говорится о трёх контейнерах, в которых находились металлические шарики. Все они не были отобраны для дальнейшего исследования, так как они не соответствовали по составным частям ракеты Бук. Также в отчёте ничего не говорится о составе и характеристиках этих шариков. Если такой информации нет, то непонятно, почему их исключили из исследования.
На сопроводительных фотографиях, которые я ещё покажу, видна округлая форма этих шариков. 25 сентября 2015 их получили из полиции с припиской, что их местонахождение было в нижней пластине нижней части фюзеляжа самолета, а также они были рассыпаны в кабине пилотов. То есть были в самом самолёте.
В отчёте эксперта RC06 о других ракетах можно прийти к выводу, что существуют ракеты земля-воздух в боевой части ракет которых имеются шарообразные поражающие элементы. Имеется в виду система S200, она же SA5.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/80256.jpg

Слева изображение этих шарообразных элементов. Эта фотография взята из отчёта австралийской полиции AFP.
Справа на этой фотографии (найденные) шарики из отчёта NFI
Внешнее сходство между этими шариками должно было стать основанием для того, чтобы отобрать их для дальнейшего исследования с тем чтобы идентифицировать ракету, которая была ответственна за взрыв.
21 августа 2017 эксперт RC07 решил этого не делать, так как ранее уже была договорённость с прокуратурой и полицией что будет проводиться отбор только тех материалов, которые могут помочь идентифицировать ракету Бук.
Кроме необходимости проведения подобного исследования с точки зрения судебной экспертизы была и другая причина его провести.
12 мая 2017 был опубликован отчёт эксперта RC07 о других ракетах, которые потенциально могли бы стать причиной гибели самолёта.
В этом отчёте система S200 была исключена лишь на основании того, что поражающие элементы в ней были шарообразной формы.
Отчёт NFI, в котором говорится об обнаружении элементов округлой формы датирован тремя месяцами позже, 21 августа 2017.

Это должно было стать поводом для того, чтобы подвергнуть сомнению исходное предположение эксперта RC06 о том, что элементы округлой формы должны быть исключены при отборе типов ракет.
По крайней мере необходимо было дополнительно изучить данные элементы на их химический состав.
Кроме того, можно было заново изучить картину повреждения самолёта, и задать вопрос были ли на самолёте повреждения, источником которых могли бы быть элементы округлой формы.
При этом необходимо подчеркнуть, что в отчёте мы находим запись о том, что на верхней и нижней части рамы иллюминатора кабины пилота можно наблюдать попадания. Если посмотреть на прилагающиеся фотографии, то можно видеть, что это всё следы округлой формы.
Я не эксперт, но уже на основании этих данных я бы сказал, что это причина для дополнительного исследования. Или же для объяснения почему был сделан выбор это исследование не проводить.
Я задался вопросом, подходят ли найденные шарики по размеру к следам на обломках самолёта, о которых я только что говорил. В отчёте говорится, что средний диаметр этих отверстий составляет около 11 мм.
Это соответствует диаметру шарообразных поражающих элементов системы SA5, диаметр которых, как указано в отчёте составляет 9-12 мм.

И последнее, но не менее важное. Необходимо было учитывать тот факт, что украинские военные уже сбивали пассажирский самолёт в 2001 году. Именно такой ракетой.

Далее адвокат Ван Эйк показывает видео-реконструкцию сбития этого самолёта в 2001 году.
Адвокат показывает сюжет компании TOMO News, иллюстрирующий сбитие самолёта в 2001 году. (до конца не понятно какого эффекта адвокат хотел добиться показом этой мультипликации)
Резюмирую: я говорил о процессе отбора фрагментов для дальнейшего исследования. Отбирались лишь те фрагменты, которые по характеристикам соответствовали элементам ракеты Бук. У NFI были фрагменты шарообразной формы (которые они также изъяли с места крушения). В отчёте австралийской полиции имеется информация о ракете SA-5 (C-200), поражающие элементы которой также имеют округлую форму. В добавок, Украина уже по ошибке сбивала этой же ракетой пассажирский самолёт в 2001 году. Все эти обстоятельства в совокупности были на мой взгляд более чем достаточным основанием для того, чтобы не исключать найденные объекты (шарики) из последующего исследования.
Никаких комментариев на этот счёт от JIT (объединённой следственной группы) мы не услышали, как не услышали ничего по этой теме в выступлении представителей прокуратуры.
Хочу подчеркнуть, что мы не пытаемся сказать, что рейс MH17 был сбит ракетой C-200 (SA-5). Мы хотим лишь сказать, что на основании имеющихся данных необходимо было провести дополнительное исследование найденных элементов шарообразной формы. Исследовать их химический состав и источник. Или покрайней мере сделать пояснение по этому поводу.
Результат подобного дополнительного исследования можно было бы учесть в последующих исследованиях.
Помимо этого, можно было бы связаться с теми, кто расследовал катастрофу в 2001 году, для того, чтобы понять какова была картина повреждений на тех обломках, которые были. извлечены из моря. Узнать какова ожидаемая модель фрагментации после взрыва данной ракеты.
Можно было спросить у украинских военных имелись ли у них в наличии ракетные системы С-200. Я узнал, что у них они до сих пор есть и в рабочем состоянии.
Всего этого не было сделано, так как за основу был взят сценарии сбития самолёта ракетой Бук.
В заключении, относительно темы односторонней концентрации расследования на ракете Бук хочу сказать следующее:

1. То, каким образом был отобран материал для дальнейшего исследования, либо был исключён из него может привести к тому, что большое количество имеющегося материала, которое может быть связано с другой военной системой осталось не исследовано.
Это означает, что необходимо быть особенно осторожным, прежде чем строить выводы на основании исследований, проведённых NFI.
2. Приведённые мной ответы экспертов, которые непосредственно участвовали в исследованиях NFI говорят не только о том насколько односторонним было это исследование, но и о том, что результаты этих исследований, с точки зрения судебной экспертизы имеют очень небольшую ценность.
На основании этих исследований можно лишь прийти к выводу, что найденные фрагменты могут быть составляющими ракеты Бук. Но шанс, что эти фрагменты могут также быть элементами и других ракетных систем настолько же велик.

Не установлены отличительные характеристики найденных фрагментов от других ракетных систем.
Мы видим, что у исследователей имеется сильная тенденция связать сбитый самолёт с ракетой Бук. В то время как с научной точки зрения можно было бы сделать только вывод о том, что пока не исследованы другие системы вооружения невозможно прийти к какому-либо выводу какое именно оружие стало причиной трагедии.
Существует опасность того, что будут дополнительно подыскиваться факты, которые будут удовлетворять изначальное желание связать сбитый самолёт с ракетой Бук.
Как я уже сказал судебная экспертиза была односторонней, множество исследований без количественных данных, эксперты не имели опыта в сфере военных систем вооружения.
Из-за того, что не было изучено возможное применение альтернативных видов оружия ценность данного исследования заметно снижается.

Примечания Файбышева (переводчика)

Как было воспринято в Нидерландах участие адвокатов обвиняемого Пулатова в процессе и почему их участие важно?

По нидерландскому законодательству уголовный процесс может проходить и без представителей обвиняемых. Однако факт полноценного участия адвокатов в процессе означает, что сторона защиты получает возможность обозначить свою позицию наиболее полно. Это создаёт у всех участников процесса и слушателей дополнительное ощущение справедливости судебного разбирательства, доверия к суду, а значит положительно влияет на легитимность будущего судебного решения.

Поэтому, когда стало известно, что интересы одного из обвиняемых будут представлены на суде адвокатами, это было воспринятно в Нидерландах очень позитивно, в том числе родственниками погибших пассажиров.

В то же время было очевидно, что инициатива участия команды дорогостоящих адвокатов исходит от российской власти и она преследует свои цели - например, стороне защиты предоставляется допуск к материалам дела. Кто и как оплачивает услуги адвокатов сами они не раскрывают.

В чём если коротко заключается позиция защиты?

В своём выступлении адвокаты Пулатова настаивают на том, что весь процесс не является справедливым, основывается на "туннельном зрении" стороны обвинения, которая, по их мнению, недостаточно учла альтернативные сценарии гибели рейса MH17. Помимо этого, защита указывает на большое влияние на процесс СБУ- заинтересованной стороны, которая одновременно является одним из главных поставщиков материалов для обвинения (прослушки итд).

Цель адвокатов Пулатова на этом процессе не столько в том, чтобы доказать, что самолёт был сбит не ракетой Бук, сколько убедить суд в том, что другие сценарии гибели MH17 нельзя исключить. Для этого сторона защиты пытается приводить аргументы, оспаривающие принадлежность Бука российской стороне, запуск ракеты из Первомайского (позиция прокуратуры) и так далее.

Также адвокаты настаивают на том, что у прокуратуры нет достаточной доказательной базы относительно их подзащитного Пулатова.

Помимо этого адвокаты Пулатова предъявили претензии к процессуальной стороне разбирательства.

Как повлияла на процесс по MH17 развязанная Россией война в Украине?

Строго говоря, начатая Россией война против Украины не повлияла на процесс MH17. Адвокаты заявили что будут продолжать защищать интересы Пулатова, так как их роль важна для осуществления справедливого правосудия в правовом государстве.

Последний на сегодня раздел, на котором я остановлюсь озаглавлен “картина повреждений на обломках.” Имеются в виду видимые на обломках повреждения.
Изучение этих повреждений было первым этапом идентификации использованного оружия. Изучив картину повреждений, можно сравнить её с картиной повреждений от других ракет. Также можно сделать выводы о форме фрагментов, которые эти повреждения нанесли.
Изучение картины повреждений не привело к идентификации ракеты. Это исследование было нацелено не столько на идентификацию самой ракеты, сколько на определение места, где эта ракета взорвалась.
Прокуратура ограничилась лишь общим заключением, что наблюдаемые повреждения соответствуют повреждениям от ракеты Бук.
В деле нет полного и подробного описания картины повреждений, которое ставило бы своей целью идентификацию ракеты. Имеются лишь два коротких полицейских отчёта. Один почти полностью состоит из нечётких фотографий реконструкции кабины пилотов, сделанных издалека.
Имеется лишь короткое описание полиции, в котором говорится об имеющихся с левой стороны кабины пилотов проникающих отверстиях, которые отсутствуют с правой стороны и в другой части фюзеляжа. Это отчёт о визуальном осмотре двух инспекторов полиции, которые скорее всего не были экспертами по ракетам и не обладали аппаратурой для тщательного изучения повреждений. Вопросы этим инспекторам нам задать не дали.
Информация в отчёте двух инспекторов фактически неверная, в связи с чем реальная картина повреждений была ими искажена.
Как пример приведу то, что инспекторы пишут об обломках, не относящихся к кабине пилотов. Они отмечают, что на них они не видели следов от ударов снарядов. Однако имеющиеся фотографии реконструкции самолёта, обломков, а также материалы NLR, RMA и Алмаз-Антея говорят об обратном – следы от ударов снарядов видны среди прочего на гондоле двигателя, на законцовке левого крыла и на хвостовой части самолёта.
Более того, в левом крыле найдены фрагменты, которые в дальнейшем сравнивались с частями ракеты.
Инспекторы полиции в своём отчёте ничего не говорят об отсутствующих деталях на реконструкции. Так, на реконструкции отсутствовала большая часть верхней части кабины пилотов, из-за чего стало невозможно определить границы повреждений. Об этом говорится в отчётах RMA и NLR.
Также инспекторы в отчёте пишут, что справа сверху на кабине пилотов никаких следов удара не наблюдается. Они не могли сделать такое заключение, так как большие части правой стороны кабины пилотов отсутствовали на реконструкции, в том числе и часть конструкции верхней части кабины.
Таким образом, описанная инспекторами картина повреждений неполная, и к своим выводам они подошли не слишком тщательно. Они не учли отсутствующие на реконструкции обломки. Неизвестно также, обладали ли эти инспекторы достаточными знаниями для того, чтобы анализировать подобные повреждения.
Таким образом, отчёты этих инспекторов не могут служить в качестве достоверных источников доказательств.
Также в отчёте ничего не сказано об идентификации использованного оружия, которое могло бы вызвать соответствующие повреждения. Ничего не говорится также и о том, что какие-либо пробоины могли возникнуть от фрагментов в форме бабочек. Таким образом использовать данный отчёт для идентификации оружия невозможно.

Примечания Файбышева (переводчика)

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


В чем сила, брат?
Сила - в правде! ... Но глупцы уверены в обратном ...


Вы здесь » MH17 » Важное! » Finita la tragicomedy?