MH17

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MH17 » DSB reports и др. прокиевские штучки, в т.ч. суд » Аргументы защиты, март 2022 года


Аргументы защиты, март 2022 года

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

:tomato:

2

Выступление защиты обвиняемого Пулатова.
Март: 7, 9, 11, 16, 18, 21, 23, 24, 25, 28, 30

Перевод с https://t.me/mh17NL/2319

----------07-03-2022-------------

Сегодня первый день выступления защиты Пулатова. Начало в 10.00 по голландскому времени. В общей сложности адвокатам выделено 12 (!) дней. Сегодня день 1. Вероятно, будет изложен план защиты.

Прямая трансляция из зала суда на английском языке https://www.courtmh17.com/livestream/li … olken.html

Перед началом заседания суд, защита, обвинение и представители родственников погибших во вступительном слове остановились на событиях в Украине с 24 февраля.

Суд выразил соболезнования всем пострадавшим. В то же время, несмотря на войну, суд не видит оснований останавливать процесс.

Адвокат Пулатова в своём вступительном слове также сообщила, что размышляла над тем продолжать ли защищать подсудимого в свете последних событий. И пришла к однозначному выводу - продолжать представлять интересы Пулатова. Он является отдельным человеком, который заявляет, что не действовал от лица государства и нуждается в защите во время судебного процесса. Право на защиту в суде является неотъемлемым в демократическом обществе, которым являются Нидерланды.

Обвинение и представители родственников также не видят причин останавливать процесс и подчёркивают необходимость и важность выступления защиты в суде.

Действительно важный момент: в отличие от корпоративных юристов, которые помогают финансировать российскую власть и, следовательно, войну, или адвокатов, которые защищают государство Россия (например, #Pellet ), адвокат обвиняемого в уголовном процессе не может уйти из дела аналогичным образом. Это не сделало бы суд MH17 более справедливым.

Сразу важно подчеркнуть, что между строк защита говорит, что линия аргументации будет состоять в том, что их подзащитный воевал от своего имени, а не от имени России.

Т.е. не будет претендовать на т.н. иммунитет комбатанта

Защита будет аргументировать, почему основной сценарий не заслуживает доверия и недостаточно доказан. Что слишком много фактов остаются за рамками расследования. Они добавляют, что они важны для установления истины. Защита подчеркивает, что текущие события не могут задним числом повлиять на то, что произошло в 2014 году.

Защита утверждает, что установление истины не является полным, когда игнорируются альтернативные сценарии и когда заслушивание свидетелей отклоняется из соображений разумного времени. Мы также не знаем многих важных аспектов, а именно, какие мотивы были у экипажа «Бука» и роль Украины.

Итак: Первая линия аргументации защиты Пулатова, таким образом, состоит в том, что обнаружение истины обвинением привело к искаженной версии правды, ограниченному видению (тунельному видению) и недостаточной открытости для альтернативного сценария. Защита утверждает, что обвинение руководствовалось желанием мести за #MH17, а не правдой.

В ближайшие недели защита будет утверждать, что судебное разбирательство #MH17 не является справедливым и что ни на один из 3 поставленных следствием вопросов не дан доказательный ответ. Они просят Суд рассмотреть их аргументы в совокупности (а не по отдельности), поскольку все они связаны друг с другом. А также что со стороны прокуратуры имело место "туннельное зрение", мешавшее расследованию и общественное мнение.

Защита будет утверждать, что Пулатов не играл активной роли в сбитии #MH17, и потребует оправдательного приговора. Защита теперь переходит к территориальной юрисдикцию и компетенции голландских следователей в контексте JIT. Утверждает, что JIT слишком сильно полагалась на СБУ (разведка УКР).

Защита утверждает, что СБУ снабжала JIT ложной информацией, чтобы повлиять на общественное мнение. И что это создало туннельное видение прокуратуры/JIT. Они утверждают, что JIT не оценивала информацию равномерно: они придавали большее значение тому, что подтверждало их теорию, чем альтернативе. #MH17

Суд объявил перерыв до 12:15 по голландскому времени.

Дело возобновилось. Адвокат Будевейн ван Эйк продолжает обсуждение расследований, в том числе проведенных журналистами, которые были на месте катастрофы. Они трогали фрагменты, а иногда и уносили их с собой. #MH17

В результате уже невозможно было определить, все ли обломки остались на прежнем месте. Также у свидетелей брали интервью. Это не тоже самое, что заслушивания свидетелей прокуратурой, говорит Ван Эйк. Тем не менее, их заявления были включены в дело. #MH17

В качестве суррогатного решения было решено заслушать самих журналистов в качестве свидетелей, поскольку следственные службы не могли заслушать свидетелей в самой зоне конфликта. ,, В результате прокуратура стала частично зависимой от журналистов, в дополнение к ее зависимости от СБУ." #MH17

По словам Ван Эйка, заявления журналистов в основном использовались для обоснования сценария JIT. Адвокат говорит, что информация от журналистов не должна заменять информацию, собранную следователями. #MH17

Помимо профессиональных журналистов, были и «гражданские журналисты», информация которых попала в уголовное дело. Эта информация также дала направление расследованию, говорит Ван Эйк, хотя было неясно, откуда она взялась. #MH17

Ван Эйк отмечает, что во многих случаях расследование JIT отклонялось от обычного уголовного расследования. Не было ,, свободного поля, в котором могло бы происходить независимое расследование, независимо от сторон с особыми интересами» #MH17 .

Ван Эйк говорит, что JIT также неоднократно представляла миру промежуточные результаты расследования, из-за чего зрителям было все труднее определить, мог ли быть сценарий, отличный от того, что русские сбили самолет #MH17.

Он продемонстрировал это на основе 5 видеороликов. Первый – это публичный призыв к свидетелям дать показания. #MH17

Ван Эйк указывает, что в видео обращении к свидетелям не упоминается никакой другой сценарий, кроме того, что #MH17 был сбит ракетой «Бук». "Таким образом, этот сценарий гнездится в головах людей"

Второе видео - видео Совета по безопасности Нидерландов. Во время пресс-конференции с уверенностью было заявлено, что ракета была выпущена в районе, контролируемом российскими сепаратистами, по словам Ван Эйка. #MH17

,,В конечном счете, вердикт должен выносить судья». Но в 2016 году во время пресс-конференции никаких оговорок не было: наиболее вероятным сценарием было то, что ракета «Бук» сбила рейс #MH17 .

Из пресс-конференции следовало, что пуск ракеты «Бук» велся с территории Российской Федерации. Это было установлено с уверенностью ,,на основании судебно-медицинской экспертизы". #MH17

Во время пресс-конференции в 2016 году регулярно упоминались такие словосочетания, как ,,с уверенностью", ,,без всяких сомнений". В то время, как до уголовного дела было еще далеко. #MH17

Во время пресс-конференции один из журналистов задал критический вопрос: почему не была включена информация о моделировании взрыва производителем «БУК» «Алмаз-Антей»? #MH17

В ответ было сказано: материала для самостоятельной реконструкции было более чем достаточно. Материалы «Алмаз-Антея» были изучены и приобщены к делу, но это не привело к иным выводам. #MH17

Однако отчет «Алмаз-Антея» изначально не был включен в дело, говорит Ван Эйк. Это произошло только после того, как защита настояла на этом. Ван Эйк считает, что это видео убедительно демонстрирует, что прокуратура в 2016 году уже исходила из одного сценария. #MH17

Следующее изображение: пресс-конференция JIT в 2018 году. На ней эксперт с большой уверенностью говорил о том, что рейс #MH17 был сбит ракетой «Бук». Вместо 100 подозреваемых, о которых говорилось в 2016 году, теперь речь уже о нескольких десятках.

По словам Ван Эйка, пресс-конференция показывает, что было задано 4 вопроса о 53-й бригаде из Курска, которая якобы была ответственна за транспортировку и запуск ракеты «Бук», на которые не было дано ответа. #MH17

Также были показаны части «орудия убийства», которые журналисты могли снимать и фотографировать. ,,Это могло натолкнуть людей на мысль, что другого сценария, кроме сценария прокуратуры быть не может», — говорит Ван Эйк. После этого эти детали нигде больше не появлялись. #MH17

Последнее видео — с пресс-конференции, на которой было объявлено, что количество подозреваемых сократилось до 4 : Олега Пулатова, Игоря Гиркина, Сергея Дубинского и Леонида Харченко.

Во время последней пресс-конференции, изображения которой демонстрируют адвокаты Ван Эйк и Тен Дусхате, имена 4 подозреваемых ,, упоминались через определенные промежутки времени и с высоким уровнем зрелищности», — сказал Ван Эйк.

И снова, все заявления давались с большой уверенностью, говорит Ван Эйк. Это манипуляция общественным мнением. #MH17

Дело возобновилось. Адвокат Ван Эйк говорит о политике Нидерландов, которая это дело тоже не обошло стороной» #MH17

Ван Эйк рассказывает о пресс-конференции премьер-министра Рютте и парламентских дебатах. Сообщили ,,что теперь известно, что стало причиной катастрофы #MH17, а также кто в ней виноват».

Ван Эйк перечисляет несколько заявлений Рютте и других министров, в которых никаких оговорок к выводам JIT больше не делалось. То, что за крушением #MH17 стоит Россия, считалось уже само собой разумеющимся.

Адвокат Ван Эйк сейчас говорит о государственной жалобе, поданной Нидерландами. ,, Это показывает, что правительство Нидерландов заняло определённую позицию в ходе продолжающегося уголовного разбирательства». #MH17

Эта государственная жалоба была подана в Европейский суд и обоснована цитатами, которые, по словам Ван Эйка, взяты непосредственно из запроса прокуратуры по уголовному делу. #MH17

Правительство Нидерландов публично разделяет позицию прокуратуры, говорит Ван Эйк. До того, как судья вынес решение по этому делу. Поэтому ожидания по поводу исхода этого процесса огромны, говорит юрист. #MH17

До вынесения судом решения по этому делу, офицеру юстиции Фреду Вестербеке была присуждена королевская награда "за полноту доказательной базы", по словам министра юстиции. #MH17

Ван Эйк также ссылается на интервью с одним из прокуроров газете NRC Handelsblad, который после предъявления обвинения назвал это дело "делом о терроризме". Это была еще одна попытка повлиять на общественное мнение, говорит Ван Эйк. #MH17

Прокурор заявил в интервью, что защита Пулатова мало что может противопоставить обвинению. Довольно сомнительное утверждение, говорит Ван Эйк. Защите тогда ещё не было дано слово.

Стремление подчеркнуть собственную правоту, по-видимому, победило то, что считается приличным в конституционном государстве», — говорит Ван Эйк, который считает, что прокуратуре не следовало давать интервью до того, как выступит защита. #MH17

По словам адвоката, предоставление защите права слова в данном процессе более или менее изображается как "необходимое зло, жертва которую необходимо принести для верховенства закона".

Приницип невиновности обвиняемого, пока не доказано обратное отходит далеко на второй план, по мнению адвоката. #MH17

Теперь Ван Эйк обсудит недостатки расследования. Он считает, среди прочего, что на месте крушения и предполагаемых местах обстрела не проводилось полноценного судебно-медицинского расследования.

3

По словам Ван Эйка, почти никаких расследований на месте крушения не проводилось. Он также говорит, что многие свидетели сделали заявления только после того, как о катастрофе сообщали в СМИ. По его словам, это могло повлиять на свидетелей.

Судебно-медицинские расследования проводились в основном в Нидерландах после передачи доказательств. Но результаты расследования были ошибочными, говорит Ван Эйк, так как улики были утеряны или испорчены.

Обломки лежали без присмотра на месте катастрофы в течение четырех месяцев, прежде чем можно было начать их вывоз, говорит Ван Эйк. Совет по безопасности Нидерландов также указал, что ситуация в ноябре 2014 года уже не была такой, какой она была сразу после катастрофы.

Ван Эйк перечисляет ряд частей самолета, которые, по-видимому, исчезли во время вывоза или вовсе остались лежать на месте крушения. Следствие подозревало, что обломки унесли жители.

По словам Ван Эйка, неизвестно откуда именно взялась большая часть обломков.

Материал, привезённый в Нидерланды, был изучен голландскими экспертами, а не группой международных экспертов, которые разбираются в ракетах.

Нидерландский институт судебной медицины (NFI) сделал именно то, о чем просила прокуратура, не приняв решения о проведении дополнительных независимых расследований, если это представлялось целесообразным. ,,Вы просите - мы выполняем", комментирует позицию NFI Ван Эйк.

Делать выводы, руководствуясь только справочными материалами ракет «Бук», было слишком смело, говорит Ван Эйк.

Перерыв до половины пятого, после чего Ван Эйк продолжает последнюю часть сегодняшнего выступления.

MH17
Дело возобновилось. Адвокат Ван Эйк говорит, что многие свидетели анонимизированы. Из 150 допрошенных свидетелей 13 анонимизированы, личности 43 так или иначе скрыты. Свидетели, личность которых известна, сами не были "в центре событий".

Это делает свидетельские показания ,,темными и непрозрачными", — говорит Ван Эйк. Непонятно, какова предыстория и мотивы многих свидетелей. Кроме того, помехой является перевод показаний, данных на русском языке.
По словам Ван Эйка, ирония, сарказм или другие эмоции, содержащиеся в устных свидетельских показаниях, в письменных показаниях теряются.
Нет свидетелей, объясняющих роль, позицию или причастность Олега Пулатова к крушению #MH17 , говорит Ван Эйк.

Несмотря на небольшое количество материала на Олега Пулатова, прокуратура потребовала самого строгого наказания - пожизненного заключения.
Ван Эйк: ,,Все основано на перехваченных разговорах, которые велись в военном контексте."

Но тот, кто всю свою жизнь был военным, всегда будет тщательно подбирать слова, потому что от них может зависеть жизнь и смерть его людей или невинных гражданских лиц», — говорит Ван Эйк.

По словам Ван Эйка, чрезвычайно рисковано воспринимать эти разговоры без контекста войны. Ранее адвокаты заявили, что Пулатов использовал завуалированные выражения и намеренно распространял дезинформацию.

По словам Ван Эйка, прокуратура полностью игнорирует этот военный контекст.

Последним пунктом Ван Эйк сегодня обсуждает процессуальную позицию прокуратуры. Защита неоднократно критиковала её.

Ван Эйк осуждает решение раскрыть имя Олега Пулатова во время пресс-конференции, в то время как тот еще не был приглашен на допрос и не был официально проинформирован о подозрениях в отношении него.

Сообщение решении привлечь его к уголовной ответственности Пулатов получил за 37 минут до начала пресс-конференции. По словам Ван Эйка, в то время он находился в больнице, и на следующий день его прооперировали.

После пресс-конференции Пулатова вызов его в суд был сделан "наживую" — говорит Ван Эйк - т.е. уголовное преследование было возбуждено до того, как был проинформирован сам подозреваемый.

Ван Эйк осуждает такое положение вещей. В результате Пулатов мог защищаться только во время заседания. Но в этом случае он мог быть взять под стражу.

По словам Ван Эйка, не задавать Пулатову вопросов о прослушиваемых разговорах было сознательной стратегией обвинения. Прокуратура могла бы сделать это на 3 года раньше. ,,Сначала вызывает в суд и только потом требует объяснений. Такова была стратегия прокуратуры".

Умы судей ещё до начала судебного процесса были подготовлены прокуратурой ,,к их собственной безупречной правде", — говорит Ван Эйк.

Прокуратура также сочла для себя необходимым "высмеять" пожелания защиты в отношении расследования. Ван Эйк отмечает, что давление на защиту продолжало возрастать, несмотря на то, что прокуратура имела большое преимущество в количестве работающих над делом сотрудников и специалистов.

Жесткая позиция прокуратуры привела к тому, что защита иногда была вынуждена направлять в суд следственные запросы, которые сами адвокаты тоже считали неуместными, говорит Ван Эйк.

Государственная прокуратура в полной мере использовала свое доминирующее положение в уголовном судопроизводстве. Не было равного информационного положения, говорит Ван Эйк.

По версии защиты, Генпрокуратура также с пренебрежением отмечала, что Олег Пулатов сам себя решил назначить расследователем собственного дела. ,,Но это не так. Он в этом деле является обвиняемый в убийстве."

По словам Ван Эйка, прокуратура считает себя единственной стороной, участвующей в установлении истины. Вместе с судом. По словам Ван Эйка, защите была отведена второстепенная роль в судебном процессе.

,,Мы вносим важный вклад в поиск истины. Мы предоставим (!) доказательства, о которых JIT и прокуратура не думали в последние годы", - сказал адвокат.

Ван Эйк и Тен Дусхате получили инструкции от Пулатова: ,, Разобраться в том, что произошло". Но защите постоянно ставят палки в колёса, говорит Ван Эйк. Многие наши запросы были отклонены.

Ван Эйк говорит, что возможности защиты задавать определенные вопросы были урезаны. "Однако влиятельную прокуратуру это не беспокоило", — говорит он.

По словам Ван Эйка, из-за того, что роль адвокатов в установлении истины остается ограниченной, легитимность процесса оказалась под значительным давлением.
В среду защита продолжит свою речь и ответит на поставленный ею вопрос можно ли в данном случае говорить о справедливом судебном процессе.

4

Выступление защиты обвиняемого Пулатова.
Март: 7, 9, 11, 16, 18, 21, 23, 24, 25, 28, 30

Перевод с https://t.me/mh17NL/2319

----------09-03-2022-------------

Сегодня адвокат Сабина тен Дусхате подробно обсудит вопрос был ли судебный процесс справедливым, а также приемлемость дела к производству. "Это будет долгий день", — предупреждает она.

По мнению Тен Дусхате, в данном деле имеет место нагромождение нарушений прав Олега Пулатова на справедливое судебное разбирательство. У него не было возможности защитить себя. ,,12 дней, которые предоставлены защите этого не меняют."

С самого начала был выбран определенный путь, и адвокаты не могли вести адекватную защиту, говорит Тен Дусхате. Она говорит, что правдивость большей части содержимого дела должна быть подвергнута сомнению.

По мнению Тен Дусхате, статья 6 ЕКПЧ гарантирует всем справедливое судебное разбирательство. Обвиняемый должен иметь возможность эффективно себя защищать. Поэтому адвокаты Пулатова считают, что эта статья была нарушена.

Случай с #MH17 является уникальным в истории Нидерландов, но, прежде всего, это большая трагедия, говорит Тен Дусхате. Это затрудняет возможность предоставить обвиняемому адекватную защиту, говорит адвокат.

Однако право на справедливое судебное разбирательство не должно быть поставлено в зависимость от каких-либо обстоятельств: не должно быть никаких предубеждений по отношению к обвиняемому. Такие обстоятельства, как ведущаяся война, невыносимое горе родственников не должны влиять на уголовное судопроизводство, говорит Тен Дусхате. Уголовное разбирательство должно быть справедливым.

Тен Дусхате переходит к обсуждению процессуальной позиции прокуратуры. Особое внимание она уделяет заявлениям прокуратуры в СМИ и вызову обвиняемого в суд без предварительного оповещения.

В деле Олега Пулатова нарушена презумпция невиновности — принцип, согласно которому каждый невиновен, пока его вина не доказана, — утверждает Тен Дусхате.

По словам Тен Дусхате, прокуратура посредством заявлений в СМИ пыталась повлиять на общественное мнение, а значит, и на судей, которые должны принимать решение о виновности или невиновности.

По словам адвоката, "яростная кампания в СМИ безусловно может оказать влияние". В том числе и на профессиональных судей.

Власти должны внимательно следить за тем, чтобы их собственные заявления не трактовались в глазах общественности так, будто вина обвиняемого уже установлена, говорит Тен Дусхате.

Статья 6 ЕКПЧ запрещает заявления властей, которые предвосхищают судебные решения, направленные на то, чтобы заставить людей поверить в виновность подозреваемых.

Общественность может быть проинформирована о ведущихся уголовных расследованиях, но делать это нужно сдержанно и осмотрительно, считает адвокат.

Слова, которые для этого выбирают чиновники имеют первостепенное значение. Тем более, что то, что говорит прокуратура, всегда имеет значительный вес в глазах общественности, считает адвокат.

Сразу после катастрофы с #MH17 поднялся ,,медиа-шторм, который продолжается и по сей день", — говорит Тен Дусхате. Взята такая линия: подозрения представляются как факты, подозреваемые — как виновные. И это в то время, когда судье только предстоит вынести решение.

Тен Дусхате в качестве примера приводит пресс-конференцию, на которой JIT объявила о том, что установила, что рейс #MH17 был сбит ракетой «Бук» и что это было сделано пророссийскими боевиками. "Без каких-либо оговорок", — говорит она.

Во время упомянутой пресс-конференции JIT заявила "что у нас нет никаких сомнений относительно результатов расследования". Была сделана небольшая оговорка, но уверенность, с которой были сделаны заявления её полностью нивелировали, по словам адвоката.

Министры немедленно воспользовались выводами JIT, говорит Тен Дусхате. Рютте использовал такие выражения, как ,,JIT убедительно продемонстрировала", и "у кабинета министров нет сомнений в выводах JIT".

По поводу происхождения ракеты «Бук»: О том, что это был российский «Бук» также говорилось однозначно в недвусмысленных выражениях. То, что при запуске ракеты была задействована 53 бригада из Курска, власти утверждали с полной уверенностью, говорит Тен Дусхате.

,,Неудивительно, что мало кто выражал сомнения и учитывал возможность того, что истина могла быть и другой", — говорит Тен Дусхате.

По ее словам прокуратура даже не пыталась воспрепятствовать "народному судилищу". Напротив, по мнению Тен Дусхате, Государственная прокуратура только подливала масла в огонь, в том числе в ходе различных интервью.

Например, главный прокурор Вестербеке заявил в интервью NRC: ,,Мы вынесли свое суждение об их поведении" и ,,террористы часто думают, что они делают что-то хорошее".

Без колебаний и без каких-либо оговорок подозреваемых назвали преступниками и установили их связь с терроризмом. "Главный прокурор непозволительно пошёл впереди решения решения суда", — говорит Тен Дусхате.

Генпрокуратура убеждена в собственном сценарии, заключает Тен Дусхате. По её словам, в упоминаемом интервью нет ни одного предложения, которое заставило бы читателя усомниться в виновности подозреваемых.

Тен Дусхате также осуждает публикацию фотографий и имен подозреваемых: ,,это выставление на публику". В то время как до 19 июня 2019 года Олег Пулатов не знал, что он находится в розыске, и не было предпринято никаких попыток его опросить.

Тен Дусхате: ,,Было ли решение опубликовать имена тщательно обдумано? Или просто они себе сказали: "Мы нашли их!", и эйфория момента взяла верх над правом на справедливый суд?"

Тен Дусхате подчеркивает, что Пулатов из "обычного человека" внезапно был объявлен обвиняемым, при том, что до 19 июня 2019 года не предпринималось никаких попыток найти его и поговорить с ним, и сам Пулатов не знал, что он оказался в списке обвиняемых.

Адвокат осуждает демонстрацию фотографии Пулатова во время пресс-конференции, которая транслировалась по всему миру.

Тен Дусхате говорит, что не понимает, почему «публичная демонстрация» во время пресс-конференции была необходима для защиты законных интересов родственников.

Родственники погибших должны быть проинформированы, но, согласно Тен Дусхате , это также может быть сделано при соблюдении прав обвиняемых. Прокуратура хотела проинформировать всех родственников в нескольких странах одновременно "но для этого не требуется всемирная пресс-конференция в прямом эфире". #MH17

Общественность имеет право на информацию, но при этом необходимо учитывать интересы обвиняемых, считает Тен Дусхате.

Тен Дусхате : ,,Миллионы людей слышали голос нашего клиента, когда включали перехваченные разговоры. Они знают его имя, внешность и дату рождения. Вместо простого информирования, у общественности формируется определённое мнение. И это происходило практически на протяжение всего времени." #MH17

Олег Пулаов и его близкие получили клеймо на всю жизнь, говорит его адвокат.

«Не было сделано никаких оговорок для того, чтобы остались хоть какие-то сомнения, что события могли развиваться как-то по-другому. Когда же кто-то начинает сомневаться, то это вызывает у многих людей злость». #MH17

«Поскольку правительственные инстанции заявляют, что то, что произошло, является достоверным, в умах многих людей больше нет места сомнениям», — говорит Тен Дусхате. Она считает, что нарушено право на справедливый суд и нарушена презумпция невиновности Пулатова.

«Справедливого суда в данном случае больше быть не может», — заключает адвокат

Она продолжает говорит о недопустимости вызова в суд без предупреждения сразу после 19 июня 2019 года. JIT уже давно рассматривал Пулатова как подозреваемого, но тот ничего об этом не знал и поэтому не мог защитить себя, говорит Тен Дусхате.

2 октября 2019 года Олега Пулатова вызвали в суд. Но фактическая дата судебного преследования 28 мая 2019 года. Таким образом защита была лишена возможности провести предварительное расследование, говорит Тен Дусхате.

Государственная прокуратура сделала это намеренно, говорит Тен Дусхате. Мало того, что защита больше не могла проводить предварительное расследование, адвокатам также отказали предоставить материалы дела.

По словам Тен Дусхате, Пулатову в течение 3 лет отказывали в возможности ознакомиться с результатами расследования JIT, самому провести встречное расследование и защитить себя.

Тен Дусхате: "Защита также должна иметь возможность инициировать расследование, корректировать его и проводить собственное расследование. Действия прокуратуры этому противодействуют."

По словам адвоката, интересы Пулатова были растоптаны. «Были сознательные действия против интересов нашего клиента».

В связи с вышесказанным, право Олега Поелатова на справедливое судебное разбирательство было нарушено, считает Тен Дусхате.

Адвокат Сабина тен Дусхате продолжает говорить о расследовании и материалы дела.

Нет никаких сомнений в том, что возможности защиты Пулатова серьезно "затруднены и урезаны", - говорит Тен Дусхате. "Мы не смогли нормально заслушать ни одного свидетеля. И это при том, что в деле 60 000 страниц. В то время как JIT могла опросить сотни свидетелей."

По словам адвоката, с самого начала прокуратура ориентировалась на один сценарий. И это, в свою очередь, привело к определенным выборам в рамках расследования, которые соответствовали этому сценарию.

Тен Дусхате критикует тот факт, что прокуратура ни словом не обмолвилась в обвинительном заключении о невозможности защиты заслушать свидетелей. И ничего не сказала о том, что обломки долгое время лежали без присмотра на месте крушения.

По словам Тен Дусхате, у прокуратуры было узкое (туннельное) видение. По ее словам, доказательства, указывающие на что-либо, кроме вины четырех подозреваемых, были проигнорированы или их замалчивали.

Люди склонны фильтровать информацию таким образом, чтобы она соответствовала их собственным убеждениям. Тен Дусхате: ,,Это часто происходит бессознательно и этот процесс усиливается, когда возникают важные вопросы. Необходимо осознавать опасность такой предвзятости."

«После возникновения убеждения избавиться от него крайне сложно», — говорит Тен Дусхате.

"В данном случае отсутствовал объективный критический взгляд на вещи", — говорит Тен Дусхате.

Расследование и материалы дела можно "охарактеризовать как однобокие", - говорит Тен Дусхате. - Люди фактически не были открыты для другой правды. Вся информация, указывающая на что-то другое, отнесена к области небылиц".

Она приводит показания свидетеля, давшего показания в пользу Пулатова. Они были отвергнуты прокуратурой, говорит Тен Дусхате. «Как это возможно?»

По словам Тен Дусхате, на каждое расследование альтернативного сценария приходится множество расследований основного сценария. «Шанс того, что основной сценарий подтвердится, автоматически увеличивается».

Тен Дусхате приводит пример: исследование сопла ракеты. По словам россиян, это сопло ракеты, которая была доставлена в 1986 году и находилась на вооружении украинских вооруженных сил.

"Почему не проводилось дальнейшее расследование вопроса о том, действительно ли там использовалось это сопло? Даже если документов уже нет? Это свидетельствует о том, как обращались с информацией, которая не вписывалась в основной сценарий прокуратуры".

Украинская служба безопасности СБУ также обвинила Россию вскоре после катастрофы. По словам Тен Дусхате, СБУ также принимала активное участие в расследовании. «Это в то время как СБУ была участником конфликта».

Исследование характеризуется однобокостью, говорит Тен Дусхате: "Факты и обстоятельства, которые могли указывать на другой сценарий, игнорировались или отметались в сторону. Вместо того, чтобы задавать открытые вопросы, задавали вопросы чтобы подтвердить основной сценарий". #MH17

Генпрокуратура недостаточно принимала во внимание заинтересованность СБУ в том, чтобы всё указывало в сторону россиян, говорит Тен Дусхате.

Тен Дусхате критикует использование прокуратурой данных Совета безопасности Нидерландов, службы безопасности СБУ и заявлений журналистов.

Тен Дусхате продолжает говорить о возможности "загрязнения" улик на месте крушения. Обломки лежали без присмотра в течение нескольких месяцев, а некоторые из них исчезли. "Целостность потенциальных улик была скомпрометирована".

«Цепочка потенциальных улик не должна прерываться. Эта цепочка должна поддаваться проверке, такого не было». Вывод со слов адвоката: найденные улики не могут быть использованы в качестве улик.

На обломках обнаружены следы мощного взрывчатого вещества. В NFI заявили, что необходимо выяснить, не появились ли эти вещества в результате взрыва другой ракеты.

Обнаружение взрывчатого вещества, которого нет в ракетах «Бук», не вписывалось в основной сценарий Генпрокуратуры, говорит Тен Дусхате, но предоставляло оправдательные доказательства. Поскольку обломки слишком долго оставались без присмотра, прокуратура отказалась от дальнейшего расследования.

Невозможность защиты заслушать свидетелей, тот факт, что обломки в течение нескольких месяцев оставались без присмотра, означает, что «полного и честного расследования не было», — говорит Тен Дусхате.

5

Заседание суда возобновляется. Тен Дусхате кратко возвращается к тому, что она только что сказала о честности расследования. У неё претензии относительно обломков, не к следователям, говорит она.

Тен Дусхате обсуждает отсутствие надлежащих отчетов о расследовании сбития рейса. Она глубоко погружается в юриспруденцию : дела, которые подчеркивают важность полного описания хода событий.

В частности, адвокат говорит об опросах жителей села недалеко от места крушения. По ним отчет не составлен. «Они видели ракету? Слышали?» Отчета не было, а это значит, что защита не может проверить их заявления, говорит Тен Дусхате.

В декабре 2021 года, например, выяснилось, что были проведены короткие предварительные опросы свидетелей, которые находились в заключении в Украине. Никаких отчётов об этих предварительных опросах сделано не было.

Тен Дусхате: ,,Возникает вопрос, о чём ещё не было сообщено. О посещении соответствующих мест? Беседах со свидетелями и экспертами? Защита и суд в неведении».

По мнению защиты, непредставление отчета в полном объеме нарушает право на справедливое судебное разбирательство и принципы надлежащей правовой процедуры.

Материалы дела очень важны. Именно на их основе суд во многом и будет выносить решение. Но, по словам защиты, в материалах дела много пробелов.

Защита призывает суд проявлять осторожность при оценке информации, содержащейся в материалах дела, составленных прокуратурой. «Это означает, что по определению в суд подается дело уже с определённой окраской."

Чем сильнее дело пропитано верой прокуратуры в виновность обвиняемых, тем более окрашеной суду предоставляется информация, говорит Тен Дусхате.

Тщательно собранные материалы дела должны содержать все документы, которые могут иметь значение для решения судьи, — говорит зашита. В них также должны быть и документы о подсудности данного дела, а их нет.

Прокуратура также должна предоставить всю необходимую информацию - как уличающую, так и оправдательную - защите, говорит адвокат.

На практике это не всегда хорошо получается, говорит Тен Дусхате. Государственная прокуратура иногда не включает документы в материалы дела, помечая их как не относящиеся к делу. В результате защита и суд не могут оценить, насколько это оправдано.

"Мы не можем узнать, как именно велось следствие, какие следственные действия проводились и к чему они привели", - говорит Тен Дусхате. Защита говорит, что выборка документов прокуратурой "остается неконтролируемым черным ящиком".

Защите приходится полагаться на прокуратуру, говорит Тен Дусхате. «Но теперь из множества документов стало ясно, что прокуратура не применяет должным образом соответствующий критерий. И нельзя сказать, что это какие-то незначительные случаи».

Принцип доверия к прокуратуре устарел, считает Тен Дусхате. «Государственная прокуратура не всегда заслуживает такого доверия».

Государственная прокуратура также в течение многих лет нарушала адвокатскую тайну, говорит Тен Дусхате, упоминая о том, как велась слежка за адвокатами в процессе Маренго во время их визита к подозреваемому в Дубае. В то время, как обвиняемый имеет право на конфиденциальный разговор со своим адвокатом.

По словам Тен Дусхате, общественное мнение проникло в зал суда, и под его давлением правила и законы иногда отодвигаются в сторону.

Тен Дусъате говорит, что защита запросила индекс материалов расследования (не материалов суда!). Адвокаты говорят, что им неоднократно приходилось сталкиваться с тем, что появлялись документы, которые были созданы уже давно и внезапно приобщались к материалам дела.

Каждый раз это вызывало у адвокатов вопрос, какая у следствия есть еще информация, которая не была приобщена к материалам дела. Несколько раз документы добавлялись в это дело только тогда, когда о них узнавала защита, говорит Тен Дусхате.

,,Наиболее ярким примером были показания свидетеля S45, который, как оказалось, давал оправдательные для обвиняемого показания. Но его заявление изначально не было приобщено к материалам дела прокуратурой. О чем еще мы и суд не знаем?"

Вывод очень тревожный, но но понятный, говорит Тен Дусхате. «Очевидно, что соответствующие документы, которые должны были быть в деле, не были приобщены прокуратурой или были приобщены не вовремя».

Действия прокуратуры противоречат закону, считает Тен Дусхате.

Адвокат Пулатова зачитывает последнюю на сегодня часть своей речи. Сабина тен Дусхате продолжает перечислять документы, которые прокуратура не приобщила к материалам дела.

В частности, Тен Дусхате говорит о ситуации, упомянутой в статье 149b SV процессуального кодекса Нидерландов. Это касается возможности прокуратуры не приобщать документы к материалам дела, если свидетельства могут причинить неудобства или если свидетелям может угрожать опасность.

Обосновано ли решение прокуратуры не приобщать документы к делу, в конечном итоге должен определить следственный судья.

Защита на это никакого влияния не имеет. «Это межусобойчик между прокурором и следственным судьёй», — говорит Тен Дусхате.

Адвокат: Защита не может обжаловать решения об исключении таких документов из материалов дела. Тен Дусхате считает, что это правило нужно считать устаревшим. Кроме того, обстоятельства свидетеля могут измениться, говорит она.

По словам адвоката, сокрытие информации уже по определению означает, что она касается релевантной информации, поэтому суду может быть важно включить ее в своё решение.

MH17
Применение статьи 149b SV разрешено только в том случае, если это «строго необходимо», но было ли это необходимо в действительности ни защита, ни суд, проверить не могут, говорит Тен Дусхате.

"То, что прокуратура умышленно утаивала соответствующую и оправдывающую информацию и может до сих пор это делать, - это не подозрение, а факт, - говорит Тен Дусхате. Это нарушение права на справедливое судебное разбирательство".

Теперь адвокат будет высказывать свои замечания относительно опросов свидетелей. Защита говорит, что её ограничили в возможностях провести дополнительные расследования: только 27 из 255 ходатайств зашиты об опросе свидетелей/экспертов были удовлетворены.

Из 27 удовлетворенных запросов 14 были реальными свидетелями. В 9 случаях свидетели вообще не могли быть допрошены, 5, лишь частично. У всех свидетелях были накладные усы, парики и т.п. «Беспрецедентно в деле такого масштаба».

«В деле о 298 убийствах, с 60 000 страницами материалов, включающем многолетнее трансграничное расследование защита не смогла нормально заслушать ни одного свидетеля», — говорит Тен Дусхате.

Были также серьезные препятствия при опросах экспертов, говорит Дусхате. По закону у адвоката должна быть возможность беспрепятственно задавать вопросы напрямую, но право защиты на допрос крайне ограничено.

Защита считает, что заслушать в качестве свидетеля командира 53-й зенитной бригады Сергея Мучкаева не удалось по вине JIT и прокуратуры.

Как раз в тот момент, когда казалось, что этот свидетель готов давать показания, 2 сентября 2021 года JIT обратилась к жителям Курска с призывом поделиться информацией, которая может представлять интерес для дальнейшего расследования в отношении экипажа «Бука».

Прямым результатом этого призыва стало то, что "двери закрылись" и шанс заслушать свидетеля был потерян, говорит Тен Дусхате.

Тен Дусхате говорит, что существует также большой риск того, что на свидетелей, заслушанных украинской службой безопасности СБУ, было оказано недопустимое давление.

JIT пыталась решить эту проблему, проводя короткие предварительные беседы с задержанными свидетелями. Но это иллюстрирует наивность голландцев, согласно Тен Дусхате.

Свидетели не стали бы открыто заявлять неизвестному переводчику и иностранному чиновнику о том, что к ним применялось недопустимое давление, чиновнику, который в том числе сотрудничал в рамках JIT с СБУ. Тен Дусхате: "Невозможно определить, действительно ли они были свободны говорить то, что хотели".

По словам Тен Дусхате, СБУ виновна в том, что годами оказывала сильное давление на свидетелей и жестоко обращалась с ними, чтобы заставить их давать такие показание, какие были угодны СБУ.

Тен Дусхате: "Мы же не хотим подобного в Нидерландах, не так ли? В Нидерландах мы бы даже не подумали о возбуждении уголовного дела на основании показаний, которые могли быть даны под давлением?"

По мнению защиты, показания свидетелей, которых допрашивала СБУ, не могут служить основанием для справедливого судебного разбирательства в Нидерландах.

Вывод защиты: В данном процессе говорить о справедливом судебном разбирательстве невозможно. Обвинение в деле Олега Пулатова следует признать неприемлемым. Государственная прокуратура была предвзятой, а защита отошла на второй план, говорит Тен Дусхате.

По словам адвоката, имело место нагроможден ие нарушений прав обвиняемого, недопустимое ограничение стороны защиты и нарушения правил, которые должны гарантировать справедливое судебное разбирательство.

"Действий для того, чтобы установить истину предпринято на самом деле не было, - заключает Тен Дюсхате. Налицо нагромождение нарушений правил, а значит елинственной адекватной реакцией должна быть неприемлемость обвинения судом.

На сегодня судебное заседание завершено. Продолжение выступления защиты будет в пятницу в 10 часов по NL времени. Юристы Пулатова перейдут к содержательной части обвинения, в том числе, например, к вопросу о том, был ли рейс MH17 сбит ракетой «Бук» и где именно находилось место запуска.

6

Наверное, Файбышев передумывал переводить детально

но далее исправился

7

Выступление защиты обвиняемого Пулатова.
Март: 7, 9, 11, 16, 18, 21, 23, 24, 25, 28, 30

Перевод с https://t.me/mh17NL/2319

----------11-03-2022-------------

Предворяя свою речь, адвокат поясняет план выступления.
Сегодня речь пойдёт об идентификации ракеты, которая сбила MH17. Главный вопрос на сегодня: "Была ли это ракета Бук?

Будут подробно рассмотрены выводы расследования, которое изучало возможность применения других ракет. По мнению адвоката это расследование не было достаточно исчерпывающим. В том числе не изучено, могли ли быть применены 6 других ракет, перечисленных в этом расследовании.

Адвокат остановится на том, что следствие, по мнению адвоката, несправедливо было сконцентрировано на ракете Бук. Речь идёт об экспертизе NFI (институт судебной экспертизы).

Далее адвокат переходит к расследованию других ракет, которые могли бы быть применены.

Адвокат будет утверждать, что в связи с тем, что экспертизами одновременно занимались одни и те же люди, это могло повлиять на ход этих экспертиз и породить предубеждение и ошибочные выводы.

Было два отчёта, опубликованных по теме возможного применения других ракет, в том числе ракет систем воздух-воздух и ракет земля-воздух. Всего 19 типов ракет.

Адвокат: Оба отчёта были составлены одним и тем же экспертом и на достаточно поздней стадии следствия, 30.11.2016 и 12.05.2017.

В запросе следствия к эксперту имеется предложение: по мнению украинской стороны MH17 был сбит ракетой Бук. По мнению адвоката, таким образом, следствие указывает на определённый "заказ" следствия на определённые выводы эксперта.

Перед тем как перейти к составлению отчётов по ракетам, тот же эксперт RC06 был привлечён к исследованию 42 металических осколков.

Речь идёт о металических деталях, которые были изъяты из тел пассажиров, экипажа и обломков самолёта.

Это исследование, касалось параллельно ведущейся линии расследования относительно вопроса об использованном оружии.

В этом расследовании был использован эталонный материал (ракета Бук).

В выводе одного из отчётов RC06 было указано, что источником металических деталей было оружие, которое взорвалось с внешней стороны самолёта.

"Связь этих деталей между собой и с эталонным материалом систем вооружения, которые могли бы быть применены будет исследовано дополнительно." - указано в отчёте.

Уже тогда эксперты, в том числе и RC06 указывают в этом контексте на эталонный материал из разобранных в октябре 2014 ракет Бук.
В третьей части своего выступления защита подробнее остановится на отчётах о картине повреждений и на идентификации ракеты по картине повреждений.

В июне 2020 защита указывала на важность разделения ведущихся параллельно экспертиз – не смешивать результаты одной экспертизы с другой, держать результаты экспертиз в тайне, пока не будут исчерпаны все направления исследования. А также не привлекать к расследованию различных вариантов одних и тех же экспертов, чтобы предупредить “заражение” экспертиз их убеждениями.

В своей речи адвокаты тогда изложили свою позицию относительно того, каким должен был быть подход к различного рода экспертизам и расследованиям.

Схема, которой по мнению защиты должно было руководствоваться следствие.

На ней видны три основные линии по которым шло следствие: картина повреждения, ракеты и металические детали.

Каждая из этих линий должна была по мнению адвоката сначала быть пройдена до конца, а затем должен был быть проведён сравнительный анализ.

Далее адвокат указывает на важность сохранения тайны результатов расследования. О её важности говорит также и фолдер самого института судебной экспертизы, который демонстрирует адвокат. Заголовок: предотвращение влияния при судебной экспертизе и интерпретации. Эксперт, не знакомый с ранее полученными результатами чаще задаёт вопросы, которые в два раза чаще приводят к выводам, отличающимся от тех, которые сделал первый эксперт.

Далее адвокат возвращается к ранее поданным запросам о заслушивании экспертов NFI. После этого запроса следственный судья ограничил круг вопросов, которые могут быть заданы экспертам.

Следственный судья оставил следующие вопросы за рамками обсуждения:
- вопросы, в отношении которых суд уже дал отказ: относительно образования и опыта работы, специфической экспертизы экспертов NFI.
- вопросы, касающиеся объёма расследования. Кем и каким образом этот объём был установлен.
- почему был проведен сравнительный анализ только с ракетой Бук, и не был проведён сравнительный анализ с другими типами ракет.
- какой информацией эксперты обладали перед началом расследования.
- насколько на их экспертное мнение могла повлиять их возможная предвзятая позиция, в связи с тем, что они также занимались и другими экспертизами в этом деле.
Все эти вопросы следственный судья задавать запретил.

Также нельзя было задавать вопросы об использованной методике и об отчётах, которые были указаны в предварительном заключении. Вопросы, которые требовали последующих расследований.

После того, как защита в 21 году ещё раз потребовала ответы на свои вопросы, следственный судья разрешил вопросы, касающиеся достоверности экспертиз. Но остальные ограничения остались.

Адвокат - таким образом, нам запретили задавать вопросы экспертам и собирать факты, говорящие о том, что следствием не было проведено полноценное судебное расследование.

Это касается вопросов
- был ли MH17 сбит ракетой Бук
- могли ли быть применены другие ракеты, кроме Бук

При этом в вопросах касающихся использования других ракет следственный судья отказал полностью.

Адвокаты могли задать вопросы в сокращённой форме лишь эксперту RC06 о его двух отчётах по ракетам.

Таким образом защита была вынуждена исходить из сценария, которому следовала прокуратура.

Также защита не могла задать вопрос почему следствие ограничилось лишь экспертизой одной ракетной системы, а также о плане и ходе расследований.

8

----------11-03-2022-------------

Адвокат: никаких эталонных материалов других ракет эксперты не рассматривали. Поэтому фактически сравнительный анализ ограничился только сравнением обломков ракет с эталонным материалом ракеты Бук.

RC06 участвовал в экспертизе по металлам, которая указала на соответствие металических обломков деталям ракеты Бук типа 9M38/9M38M1. Отчёт экспертизы подписан этим экспертом за четыре месяца до того, как он завершил другой свой отчёт, в котором изучалась возможность использования другой ракеты.

Именно эксперту RC06 поручают ответить на вопрос можно ли на основании имеющихся отчётов сделать вывод, что самолёт могли сбить другие перечисленные ракеты.

Тому самому эксперту, который уже сделал выводы о связи обломков с ракетой Бук.

Адвокат: так как этот эксперт ранее уже участвовал в другой экспертизе, где установил связь обломков с ракетой Бук, можно предположить, что его выводы могли повлиять и на его отчёт о возможном применении других типов ракет.

Адвокат: таким образом данный эксперт не может считаться непредвзятым.

Теперь адвокат переходит к содержанию самих отчётов.

Отчёты RC06 основывались на двух документах, полученных от австралийской федеральной полиции. (АФП). В первом отчёте АФП перечисляет различные зенитные управляемые ракеты, бортовые ракеты воздух-воздух и ракеты воздух-поверхность, которыми обладают военные самолёты Украины.

При этом АФП добавляет, что в данных отчётах не принимались во внимание показания свидетелей на земле, которые утверждали, что 17 июля 2014 года видели в небе военные самолёты.

Были рассмотрены 8 ракет, из которых 6 ракет воздух-воздух и 2 ракеты воздух-поверхность.

Во втором документе АФП, опираясь на открытые источники, перечисляет ракеты земля-воздух, которые могли бы быть применены при сбитии MH17.

АФП называет 10 ракетных систем земля-воздух, каждая из которых имеет несколько модификаций.

Перечень этих систем есть и в окончательном отчёте.

Все эти ракеты потенциально могли быть использованы при сбитии MH17, по мнению АФП.

Эксперт RC06 отвечает в своём отчёте на вопрос, какая из перечисленных ракет могла нанести повреждения, которые были обнаружены на обломках MH17.

Далее адвокат перечисляет проблемы, с которыми столкнулся эксперт RC06

1. У 7 из 10 ракет не известна картина разлёта фрагментов. А это очень важно при изучении соответствия повреждений.

2. Что касается ракет воздух-воздух по восьми ракетам не известна форма и объём облака фрагментов - это засекреченная информация. АФП отмечает, что данный факт имел негативное влияние на составление отчёта.

В связи с этим неизвестна картина разлёта фрагментов у 6 из 10 ракет воздух-воздух.
Эксперту RC-06 также не удаётся добыть какую-либо информацию по этому вопросу и из опросов защиты следует, что он этим не занимался.

При отборе ракет, в отношении которых RC06 проводил анализ соответствия картине повреждения, этот эксперт помимо документа АФП также руководствовался и документом AIVD (Генеральная служба разведки и безопасности Нидерландов)

А также документами украинской армии.

Это касалось информации о том, какое оружие есть в наличии у украинской стороны.

RC06 получил информацию о 19 ракетных системах, их он описывает в своём втором отчёте.

О форме фрагментов 4 ракет земля-воздух и 4 ракет воздух-воздух ничего неизвестно.

И эксперт отмечает, что в документации по этим ракетам информация о боеголовках ракет достаточно скудная.

Эксперт указывает, что за информацией нужно обращаться к производителю ракет. Несмотря на то, что в открытых источниках, в том числе в интернете имеется некоторая информация по данным ракетам, но достоверность этой информации установить невозможно, поэтому эксперт подчеркнул, что не будет использовать информацию из открытых источников и будет основываться только на информации из полученных документов.

Менее чем у половины из перечисленных ракет известна масса взрывного заряда. А именно по этому критерию эксперт выбирал ракеты для анализа.

Эксперт продолжает: "На основании этих данных и известных мне данных, например, о боевой части ракеты типа «Бук», делается обоснованное, но довольно неточное предположение, что масса боевой нагрузки в ракетных комплексах, особенно в ЗРК земля-воздух, составляет примерно треть от общей массы боеголовки."

О количестве взрывчатого вещества эксперт пишет: "Основываясь на моем понимании о повреждений обломков, я оцениваю, что рядом с самолетом взорвалось около 50 килограммов взрывчатого вещества."

Далее эксперт делает ещё одну оговорку: "Мои выводы могут значительно отличаться от реальности, так как я не пользовался моделями, и мой опыт основан на взрывах на земле."

"Но я считаю маловероятным чтобы масса взрывчатого вещества была намного больше 100 кг или намного меньше 20 кг."

Адвокат: источники, которыми пользовался эксперт не заслуживают доверия, и не дают информации, которая могла бы помочь сделать достоверную выборку ракет, которые могли бы быть применены при сбитии MH17.

Адвокат: сначала я подробно остановлюсь на фактах, говорящих о том, что эксперт RC06 не обладает необходимыми знаниями относительно взрывов в воздухе ракет воздух-воздух и ракет земля-воздух.

Когда адвокаты указали эксперту на то, что у него недостаточно заний по данной теме и попросили его прокомментировать это, он ответил следующее: "Во время моей учёбы и работы в качестве судебного эксперта по взрывчатым веществам я не приобрёл каких-либо структурных и конкретных знаний об эффектах, которые вызывают взрывы на больших высотах и их различиях со взрывами на земле."

На вопрос адвоката чем отличается взрыв на земле от взрыва на высоте 10км эксперт ответил: "Самое большое различие, насколько я могу это оценить исходя из моей экспертизы,
это (плотность) воздуха, которая в теории может привести к другим тепловым и кинетическим эффектам "

Но он добавляет, что не обладает знаниями и опытом для того, чтобы определить насколько велики эти эффекты.

"В теории на малых расстояниях эти различия не должны быть большими, в связи с чем я считаю возможным всё же сделать примерные выводы на основании моих знаний о взрывах на земле., но с большими оговорками"

При отборе ракет, которые могли бы быть применены RC06 каждый раз смотрел на две характеристики - масса взрывчатого заряда и количество и тип фрагментов.

Адвокат: на вопрос о том, почему при отборе не принимались во внимание другие характеристики он ответил: "Другие характеристики выходят за рамки моей экспертизы как судебного эксперта по взрывчатым веществам"

Адвокат: далее мы спросили, верно ли, что для 2 из 17 ракет не было известно какова масса боеголовки и для 15 из 17 ракет не была известна масса взрывчатого вещества.

А также для 8 из 17 ракет не был известен тип поражающих фрагментов, которые находились в боеголовке.

Адвокат: на все эти вопросы эксперт RC06 ответил утвердительно.

Далее мы спросили, какой информации не хватает, которую было необходимо также принять во внимание при изучении других ракет, которые могли бы сбить MH17.

На это эксперт ответил: "Так как я не являюсь экспертом по ракетам я не могу сказать каким требованиям должна соответствовать информация чтобы оценить её как достоверную. Если бы я мог сказать, я бы мог сам собрать информацию. Это ограничение привело к тому, что я сконцентрировался на выборке информации, которую мне предоставили". Адвокат опять подчёркивает что здесь прослеживается факт заказа экспертизы, нацеленной на определённый результат.

9

----------11-03-2022-------------

Адвокат:

эксперт RC06 некомпетентен в той области, о которой делал свою экспертизу. Прокуратура должна была это вовремя увидеть и заменить эксперта.

Адвокат упоминает дополнение, которое этот эксперт оставил в двух своих отчётах. Там он пишет, что если бы были известны более детальные данные о фрагментах, используемых в других ракетах, а также о массе взрывчатого заряда, форме фрагментов итд, то это могло бы повлиять на выводы отчёта.

Сам факт того, что этот эксперт был привлечён NFI не означает автоматически его компетентность в рассматриваемом вопросе.
Помимо этого, эксперт RC06 был также назначен следственным судьёй экспертом и по другим вопросам, касающимся исследования ракет, несмотря на то, что он не был зарегистрирован как судебный эксперт.

В связи с вышесказанным можно сделать вывод что также не были соблюдены и формальности при назначении данного эксперта. Пометка в отчёте, что ранее этот эксперт получал задания от процессуального судьи никак не меняет дело. Эти задания не касаются рассматриваемого вопроса.

Адвокат: ранее я уже приводил примеры так называемого “перекрёстного заражения” отчётов информацией в связи с тем, что к ним был причастен один и тот же человек.

Адвокат: В своём отчёте RC06 указывает на источник, из которого он получил информацию о ракете Бук. Как было сказано ранее, эту информацию он получил после им самим же проведённых 42 исследований.

Адвокат: Именно на них он основывал свою селекцию других ракет, которые возможно могли сбить MH17. Он делает эту селекцию на основании своего предположения, что масса взрывчатого заряда у больших ракетных систем составляет 1/3 от полной массы ракеты.

Адвокат: В своём втором отчёте он поправляет сам себя, когда получает информацию о том, что его предположение о 1/3 было неверным и добавляет ещё одну ракету воздух-воздух к селекции, и одну ракету земля-воздух из селекции убирает.

Адвокат приводит ещё примеры того, как данный эксперт использовал для своего отчёта результаты другого своего же отчёта по другой теме. Адвокат отмечает, что ранние его экспертизы имели прямое влияние на его последующие выводы в других экспертизах.

Адвокат: эксперт также исключил из селекции все ракеты, поражающие элементы которых не имеют форму бабочки. Этот критерий был для него ключевым, при том, что, как уже отмечалось, информация о форме поражающих элементов в других ракетах была крайне ограниченной.

Адвокат: При отборе типов ракет эксперт использовал информацию из другой линии расследования.

Адвокат: был исследован только эталонный материал ракеты Бук. Это означает, что только на основании формы поражающих элементов нельзя исключить, что найденные элементы могли быть фрагментами ракет с другими боеголовками.

Адвокат: при этом найдено два фрагмента, о которых нельзя с точностью сказать, что изначально они имели форму бабочки. Правильно ли было тогда исключить ракеты, поражающие элементы которых имели квадратную форму, ведь многие найденные фрагменты имели именно эту форму?

Адвокат: Эксперт же исключил из-за этого из селекции две ракеты земля-воздух. У более старых ракет Бук элементы только квадратной формы. Почему же он тогда исключил другие ракеты с элементами такой же формы – спрашивает адвокат.

Адвокат: Кроме того, найдены элементы, происхождение которых неизвестно. Нельзя исключить, что их источником была одна из ракет, которые эксперт изучал.
Адвокат: нельзя, чтобы на эксперта влияли выводы исследований из других линий расследования. Это может привести к неверным выводам.

Адвокат: четыре ракеты земля-воздух были исключены из селекции только из-за того, что в их боеголовке находятся фрагменты только квадратной формы. Кроме того, он принимал во внимание только то, какими фрагменты были в их неповреждённом состоянии, и не изучил как на их форму может повлиять взрыв на высоте 10 км.

Адвокат: Такое исследование было необходимо произвести и уже потом сравнивать деформированные фрагменты с теми, которые были найдены на месте крушения. Только тогда можно было бы принять ответственное и оправданное с точки зрения научного исследования решение о возможном исключении из селекции ракет только с элементами квадратной формы.

Адвокат: неизвестно количество поражающих элементов в 4 рассматриваемых ракетах. В разных отчётах они разные. Это информация постоянно дополнялась.

Адвокат: необходимо было привлечь другого эксперта, который не был знаком с выводами исследований, касающихся другой линии расследования.

Адвокат: эксперт RC06 должен был ограничиться следующими вопросами:
- какие есть ракеты,
- какие ракеты имелись в наличии,
- каковы внешние характеристики ракет
- каковы характеристики боеголовок
- какова ожидаемая траектория полёта этих ракет
- как осуществляется их запуск
- какова картина ожидаемых повреждений цели на высоте 10 км с характеристиками Боинга 777-200.

При этом до конца этого расследования нельзя было привлекать к нему данные о том какова была картина повреждений на месте крушения и какие фрагменты были найдены рядом с местом крушения.

Адвокат: Пока это расследование не завершено, нельзя было к нему добавлять информацию о картине повреждений и о том, какие были обнаружены металлические фрагменты. Это нужно было делать позже.

Адвокат: Таким образом достоверность экспертизы RC06 страдает в связи с:
a. Поправками эксперта RC06 в его отчёте;
b. Обозначенной им неуверенности в результатах экспертизы;
c. Его некомпетентности в данной специфической области.

Адвокат: И всё это не заставило Прокуратуру искать другого, компетентного эксперта.
Это уже достаточно говорит о том, насколько “глубоко” были изучены другие сценарии.

Адвокат: 28 сентября 2016 за несколько месяцев до того, как эксперт RC06 завершил свой первый отчёт главный прокурор перед всеми мировыми СМИ заявил что сценарий воздух-воздух можно исключить.

Адвокат: Материал для второго своего отчёта, с данными о ракетах воздух-воздух этот эксперт получил только 7 и 17 марта 2017. Более чем через пол года после той пресс-конференции.

Адвокат: В то же время сценарий, в котором ракета была выпущена из системы БУК, изначально имел приоритетный статус. Никакого эталонного материала других ракет воздух-воздух или земля-воздух прокуратура не предоставила институту судебной экспертизы NFI.
Материал NFI стал получать 12 ноября 2014. Это была разобранная в окябре 2014 года ракета Бук. Это были поражающие фрагменты из двух ракет, обе 80-х годов выпуска. То есть новой боеголовки ракеты Бук.

Адвокат: В ноябре 2014 ещё не были составлены отчёты австралийской полиции, которые эксперт RC06 использовал для своей экспертизы.
Они были составлены лишь 3 сентября 2015 и 16 февраля 2016. При этом первый отчёт RC06 был завершён в ноябре 2016, а второй в мае 2017 года. То есть, ещё до того, как стали известны хоть какие-то результаты по другим ракетам, JIT сознательно посылает в институт NFI эталонный материал только ракет Бук.
78views

Далее адвокат говорит о том, что недостоверным экспертизу RC06 делает и то, каким образом этот эксперт выполнял своё задание.

Адвокат: мы спросили у RC06 на основании чего он решил, что взрывчатый заряд составляет 1/3 от общей массы ракеты. Он ответил, что для некоторых типов систем вооружения это соотношение примерно известно из имеющегося материала. При этом данный эксперт указал на “аналогичные показатели в конструкции подобного оружия”. Поэтому он счёл такое соотношение разумным предположением.

Адвокат: Для одной из ракет подобное утверждение оказалось ошибочным. Это следует из второго отчёта эксперта, где он указывает, что получил дополнительную информацию, которая противоречит его первоначальным предположениям. В той ракете соотношение между общей массой взрывчатого заряда и массой боеголовки было не 30%, как он утверждал, а находится между 56% и 65%.

Адвокат: Таким образом ракета S125 должна была быть включена в селекцию рассматриваемых ракет, в связи с её массой взрывчатого заряда. Эта ракета была исключена экспертом только из-за его предположительных данных о массе взрывчатого заряда.

То же касается и ракеты S5M. Её эксперт сам добавил в селекцию после соответствующих вопросов защиты.

Адвокат: На этом примере можно видеть, насколько это важно, чтобы адвокат имел возможность опросить эксперта.

Новые данные о массе взрывчатого заряда ракеты S75 не заставили эксперта добавить эту ракету в селекцию возможных ракет, которыми мог быть сбит MH17.
RC06 аргументировал это тем, что минимальная масса взрывчатого заряда лежит на 25 килограммов выше границы в 100 кг, которую эксперт взял за основу.

Адвокат: Мы спросили, почему RC06 считает, что использование ракеты со взрывным зарядом массой более 100кг он считает маловероятным. На это он ответил, что по его предположению при массе взрывного заряда более 100 килограммов самолёт получил бы больше повреждений или же поверхность поражения была бы большей.

Адвокат: Из расчётов места запуска ракеты, которые были произведены различными другими экспертами, стало известно, насколько сложно рассчитать динамическую модель фрагментации и насколько по-разному её можно рассчитать. При этом необходимо производить тщательное моделирование. Поэтому довольствоваться лишь приблизительным расчётам, как это сделал RC06 недостаточно.

Адвокат: И это говорит эксперт, который сам заявил, что не обладает никаким опытом относительно взрывов на больших высотах, то есть когда речь идёт о динамической модели фрагментации.
К тому же на реконструкции MH17 многие детали отсутствуют и большей площади, о которой говорит данный эксперт просто нет.

Адвокат: Вывод – исключение ракеты S75 было сделано без достаточной аргументации и без проведения судебной экспертизы. То же касается и исключения других ракет из селекции. Они были исключены только на основании соотношения картины повреждений с нетто массой боеголовки.

Адвокат: В заключительной части своего письменного ответа на вопросы защиты эксперт RC06 сообщает как он подошёл к своей работе. Мы спросили его правда ли, что материалы для исследования, которые он получил по каждой из ракет, участвовавших в его исследовании, содержат различную информацию относительно массы боеголовки, заряда и количества поражающих элементов. Он ответил утвердительно.

Адвокат: Далее мы спросили почему нет однозначной информации по ракетам.
Он ответил что ответить на этот вопрос не может, что материал для исследования не выбирал и не оценивал его на достоверность.

Адвокат: Затем мы спросили, почему он отказался от некоторых своих выводов после того, как получил дополнительную информацию от спецслужб Нилерландов. На это он сказал, что его попросили учесть дополнительную информацию в отчёте.

Мы спросили его проводил ли он какие-либо дополнительные уточнения информации, которую ему передали спецслужбы. Он сказал, что сам никаких исследований ракетных систем не проводил.

Адвокат: Далее мы спросили почему для 5 ракет ничего не известно о типе поражающих элементов. На это он ответил, что получил информацию по этим ракетам без указания типа поражающих элементов и в дальнейшем дополнительно не уточнял, почему эта информация отсутствует.

Адвокат: Работа, которую провёл эксперт не может называться исследованием/экспертизой. Это максимум обзор информации из открытых источников, собранной австралийской полицией. При селекции он руководствовался произвольными предположениями. В отчётах нет его личных выводов. Кроме того, он не обладает экспертизой в этой специфической сфере. Помимо этого он подходил к исследованию уже со знанием результатов другой линии исследования, что могло привести к предвзятому подходу.

Далее адвокат перейдёт к обсуждению 6 конкретных ракет.

Продолжение следует...

10

----------11-03-2022-------------

Адвокат:
После селекции ракет были выбраны 6 ракет, 3 из них – ракеты воздух-воздух и 3 – ракеты земля-воздух. Дополнительно адвокат добавил ещё одну ракету, которая, по его мнению, также должна была быть добавлена в селекцию.

SK11
S300
S125
S5
R33
R37

Ни одна из этих ракет не прошла судебную экспертизу, относительно поведения ракеты, ожидаемую модель фрагментации, на соответствие содержимого боеголовок с металлическими деталями, найденными на месте крушения самолёта, т.н. сравнительный анализ.

Уже поэтому нельзя исключить то что какая-либо из этих ракет могла быть использована при сбитии MH17.

Мы знаем, что украинская армия в октябре 2001 произвела запуск ракеты земля воздух SA5 и что тогда эта ракета по ошибке сбила пассажирский самолёт на высоте 11км над чёрным морем. Поэтому нужно тщательно подходить к выборке ракетных систем, которыми могла обладать украинская армия.

Мы знакомы с позицией прокуратуры, которая заявила, что у Украины нет в наличии двух из шести названных мною ракет. А именно ракет R33 и R37 воздух-воздух. Мы не можем обосновать наличие или отсутствие этих ракет у Украины в том числе в связи с тем, что суд не дал опросить свидетелей.

В то же время невозможно оценить, насколько можно доверять информации, предоставленной украинскими воздушными силами. Достоверность предоставленной информации от этого источника нельзя подразумевать автоматически, так как она является родственной организацией СБУ, которая в свою очередь является участником объединённой следственной группы (JIT). И вряд ли можно ожидать, что она сообщит информацию, которая потенциально может указывать на её сопричастность и на сопричастность государства.

Кроме того, это могло бы повлиять на ход всего расследования. Поэтому подобное доказательство можно обозначить, как политически мотивированное.

Как раз для того, чтобы избежать подобных спекуляций так важно провести судебную экспертизу. Тогда есть возможность исключить подобные мысли.

Заявление украинской армии что у них не было в наличии тех или иных ракет не должно влиять на идентификацию ракеты. Максимум это может означать, что украинская армия сама не участвовала в сбитии самолёта. Но это не означает, что самолёт не мог быть сбит этими ракетами.

Нельзя также исключить, что третья ракета, которую эксперт RC06 добавил в список селекции, а именно ракета S5 могла быть использована украинскими воздушными силами, так как прокуратура не задала вопрос украинской стороне была ли у них эта ракета.

В отчёте, касающегося ракет земля-воздух эксперт назвал 10 ракетных систем, которые потенциально могли сбить пассажирский самолёт на высоте 10 км. Эти системы были отобраны на основании их возможностей, технических характеристик и типе боеголовки.
На основании спорного исследования эксперта RC06 из этих 10 систем было отобрано только 2.

В отчёте также имеется письмо генерал-майора украинской армии. В письме он пишет, что эти две системы на 17 июля 2014 не были в состоянии боеготовности. Речь идёт о 2K11, S300V, S300PU и S75.

Примечательно что у этого военного не спросили какие ракеты на 17 июля 2014 имелись в наличии. Были лишь перечислены ракеты, которые были указаны в селекции в первом отчёте эксперта RC06. В нём указаны 4 ракеты.

Во-первых, из подобного хода расследования мы видим как сомнительное расследование якобы эксперта может повлиять на дальнейший ход расследования и последующее исключение альтернативного сценария.

Во-вторых, форма закрытого вопроса с указанием конкретных типов ракетных систем может привести к тому, что украинская сторона решит, что признание обладания такими системами может иметь для неё последствия. Ведь вопрос связывается с гибелью MH17.

Можно заключить, хотя возможны интерпретации, что украинская армия обладала этими 4 ракетными системами земля-воздух. В том числе на основании опроса украинского пилота, который сообщил что S300 использовалась украинской армией в этом конфликте. Эту же ракету назвал и бывший командир, который был заслушан следственным судьёй. Он указал, что она способна сбить пассажирский самолёт.

Вышеназванному пилоту также был задан вопрос имелись ли у украинской армии в наличии ещё другие ракетные системы земля-воздух, помимо тех систем, которые он навал. Этот свидетель ответил, что не может дать эту информацию. На уточняющий вопрос почему он не может дать информацию он ответил, что это секретная информация.

Также из дела становится ясно что в течение многих лет Украине было поставлено 100 ракет земля-воздух типа 2K11. Это говорит о том, что украинская армия действительно этими ракетами обладала.

JIT довольствуется сообщением украинской армии, что эти ракеты не были применены 17 июля 2014. Это утверждение не было подвергнуто судебной экспертизе. Не была проведена сравнительная экспертиза ракеты с найденными металлическими обломками для того, чтобы либо подтвердить, либо опровергнуть это заявление. Это особенно было важно, так как в информационном листе по этим ракетам не было данных о боеголовках. Никаких данных о запросе JIT к украинской стороне с требованием разобрать эти ракеты нет.

Если такой запрос был и в нём было отказано, то это важно знать. Если такого запроса не было, то это в очередной раз показывает, что серьёзного глубокого расследования относительно использования других типов ракет проведено не было.

В список ракет, которые могли бы быть применены для сбития MH17 СБУ не включило две другие названные мною ракетные системы воздух-воздух и земля-воздух, а именно S5 и S125.

Из показаний пилота можно понять, что на борту СУ25 имелись ракеты воздух-воздух типа S5. Неизвестно, имелись ли у украинских вооруженных сил ракеты земля воздух и были ли они в рабочем состоянии на 17 июля.

В упомянутом письме украинских воздушных сил ничего не говорится о ракете R37 воздух-воздух, которую эксперт RC06 добавил в свой второй отчёт. О наличии или отсутствии этой ракеты у Украины мы можем судить только на основании данных спецслужб Нидерландов.

Также не был задан вопрос относительно того, имелась ли у украинской армии на 17 июля 2014 в наличии ракета земля-воздух SA5 – та, при помощи которой в 2001 году по ошибке был сбит пассажирский самолёт.

Теперь я перехожу к главе другие источники доказательств.
Важно чтобы имелись какие-либо другие источники, которые независимо от расследования эксперта RC06 могли бы прийти к выводу, что упомянутые в списке ракеты можно исключить.

Относительно ракет класса воздух-воздух. Какие факты указывают на сценарий использования ракеты воздух-воздух военным самолётом? В этой связи важны показания свидетелей и перехваты телефонных разговоры. Также важны показания свидетеля primo 17495, который сообщил, что он видел в небе истребители незадолго до или незадолго после гибели MH17. Сторона защиты также упоминала многочисленные показания очевидцев, которые говорили, что видели в небе военные самолёты.

Также мы уже упоминали о показаниях украинского военнопленного, задержанного в Горловке, который ещё 17 июля 2014 говорил, что слышал как пролетают самолёты ВСУ. Как известно, защита не смогла более подробно изучить этот сценарий и не смогла более подробно опросить этих свидетелей.

В отчёте по сценарию воздух-воздух упоминаются снимки радаров. Они не дают понятой картины во время/незадолго до или незадолго после крушения MH17. Поэтому этот источник не может служить основанием для исключения сценария воздух-воздух. Кроме того, защите было отказано в отдельном исследовании снимков радара.

Подводя итог, можно сказать, что относительно ракет воздух-воздух кроме отчёта эксперта RC06 не существует никаких других независимых источников, которые могли бы опровергнуть сценарий сбития рейса MH17 этими ракетами. Это означает, что мы не можем исключить этот сценарий.

То же касается и применения ракет земля-воздух.
Выводы отчёта относительно этих ракет по большей части опираются на отчёт RC06, о недостатках которого мы уже упоминали. А также на, как это не странно, найденной в апреле 2015 оболочке ракетного двигателя, которую связывают с ракетой Бук.

Были исключены ракеты воздух-воздух и ракеты земля-воздух с бОльшим диаметром, чем диаметр этой оболочки. Это при том, что JIT нам обещал не использовать ракету Бук для того, чтобы исключить альтернативный сценарий.

Если вы приходите к выводу, что оружие можно идентифицировать как ракету Бук, тогда конечно можно исключить другие ракетные системы. При этом диаметр не имеет никакого значения. Более того, в выступлении обвинения мы больше ничего об этой оболочке не слышали, несмотря на отдельную просьбу защиты к стороне обвинения дать по этой оболочке комментарии.

Из этого мы можем сделать вывод, что эта оболочка не имеет отношения к ракете, которая взорвалась вблизи MH17. Таким образом эта оболочка никоем образом не может быть аргументом для исключения другого сценария.

Альтернативные сценарии обвинение исключает на основании ранее упомянутого отчёта относительно применения других ракетных систем, писем представителей ВСУ и информации, предоставленной спецслужбами Нидерландов. Никаких других расследований альтернативных сценариев проведено не было.

Исследование других ракет, которые потенциально могли бы вызвать взрыв неполное, неадекватное и выполнено с недостаточной степенью экспертизы. Таким образом невозможно исключить, что MH17 был сбит другой ракетой помимо ракеты Бук.
Иначе могло бы быть, если бы среди обломков MH17 были бы найдены уникальные материалы, характерные только для ракеты Бук и ни для каких других упомянутых мной ракет. Это могло бы быть самостоятельным основанием для того, чтобы исключить другие сценарии. Прокуратура считает, что обладает убедительными доказательствами чтобы это утверждать. Однако мы во время нашего выступления докажем обратное.
Следующий пункт носит название “односторонний фокус на ракете Бук”, речь пойдёт об исследовании института судебной экспертизы (NFI)

11

----------11-03-2022-------------

Адвокат:
Из уголовного дела имеется более чем достаточно фактов того, что взрыв могли вызвать и другие ракеты. Эти ракеты не были разобраны, не было произведено арена-тестов ракет. Институт NFI не получил для изучения фрагментированные осколки этих ракет, не было сделано даже попыток запросить у производителей этих ракет информацию о фрагментированных осколках этих ракет.

При всём этом важно также остановиться на том, как сам институт судебной экспертизы NFI подошёл к своему расследованию с таким односторонним отношением следствия к делу и как действия NFI повлияли на юридические выводы, которые были сделаны на основании их экспертизы. Для этого мы изучим ответы, которые на вопросы защиты дали эксперты RC06 и RC07.

Я сначала опишу метод работы NFI в целом. Затем позицию прокуратуры в отношении NFI и в заключении методы работы NFI в расследовании по MH17.

Метод работы NFI заключается в том, что поставленный следствием вопрос, всегда является ведущим для исследования, которое должно быть проведено для ответа на этот вопрос. NFI постоянно остаётся в жёстких рамках ответа на заданный вопрос.

Соответствующий эксперт должен сообщить любую информацию, которая будет сочтена относящейся к делу, в качестве дополнительных выводов. Либо в самом отчёте, либо как дополнение к нему. По словам RC06 подобных дополнений к отчёту составлено не было.

Большинство запросов, которые поступают в институт NFI поступают к ним из прокуратуры. Таким образом прокуратура является их главным заказчиком.
Ни одно из исследований, будь то исследование металлических обломков, поражающих элементов ракет или исследование взрывчатых веществ не было передано независимым иностранным институтам.

Следственный судья по мнению эксперта RС06 не играл в данных исследованиях никакой существенной роли. По мнению данного свидетеля следственный судья выступал лишь в роли формального заказчика.

Прокуратура в данном деле заняла очень важную позицию. Она давала указания по порядку проведения исследований, устанавливала сферы экспертизы, осуществляла планирование и отвечала за последовательность различных исследований. За план исследования, по словам RC06 отвечала прокуратура и полиция.

По словам RC06 проводились многократные совещания с экспертами, которые составляли окончательный отчёт. Выдвинутые гипотезы формулировались таким же образом, как и вопросы для исследования – в сотрудничестве с прокуратурой и окружной полицией

Прокуратура пыталась воспрепятствовать вопросам защиты к эксперту RC06. Однако RC06 нашёл возможность ответить на вопросы защиты.

На вопрос о том, была ли в институт судебной экспертизы NFI передана какая-либо информация о вероятной причине или причинах крушения самолёта уже в начале расследования RC06 отвечает утвердительно. Он при этом добавил, что это была информация, которая была известна из открытых источников

В частности, он сказал, что была передана информация о предположительном участии в гибели MH17 третьей стороны. Из отчётов становится понятно, что RC06 имеет в виду позицию украинского правительства. Эта информация имеется во всех отчётах и “проникла” во все исследования.

Далее свидетеля RC06 спросили, сообщались ли институту NFI результаты уголовного расследования. Он сообщил, что он помнит, что NFI во время исследований получал техническую судебную информацию от различных источников за пределами NFI.

Вероятно это происходило в том числе и во время собраний экспертов объединённой следственной группы (JIT), на которых присутствовал RC06. По словам свидетеля информация сообщалась в том числе посредством видео презентаций, после чего проходило обсуждение. Во время этих собраний присутствовали также члены австралийской полиции, института исследований Украины и Королевской военной академии Бельгии (RMA)

Свидетель RC06 также сказал, что ознакомился с отчётом Совета по вопросам безопасности (OVV) влючая приложения к нему. А также ознакомился с как минимум несколькими пресс-конференциями JIT/прокуратуры.

Свидетель RC07 также говорит о том, что во время собраний экспертов JIT имел место обмен информации. В том числе RC07 сообщал JIT о найденных им на интернете электросхемы ракеты.

В деле мы не увидели договорённостей с NFI о неразглашении информации до определённой даты. Благодаря подобным договорённостям достигается непредвзятость причастных к исследованию экспертов для того, чтобы их исследование могло считаться независимым.

RC06 подтвердил, что никаких договорённостей о запрете на обмен результатами исследований сделано не было. Он сказал, что не имел понимания было ли это условием заказчика исследования.

Из ответов RC06 можно заключить, что промежуточные результаты исследований многократно обсуждались. Сначала это происходило на еженедельной основе, затем такие обсуждения проходили каждый месяц. На этих обсуждениях присутствовали составители отчётов по различным темам. Неудивительно, что в своих отчётах эксперты ссылаются на отчёты своих коллег и экспертную группу JIT.

В связи с этим эксперты могут попасть под влияние полученных из других источников знаний и могут (бессознательно) строить свои выводы исходя из ставшей им известной информации.

У свидетеля RC06 спросили предлагал ли NFI прокуратуре или полиции провести экспертизу эталонного материала других ракет помимо ракет Бук. Он ответил – да. Когда же мы спросили проводились ли такие экспертизы он ответил – нет. Когда его спросили почему нет, он сказал, что у него есть предположения, но как эксперт он не может ими поделиться. Тем не менее, позже этот свидетель сказал, что были многочисленные предложения от NFI о проведении дополнительных исследований других ракет, чтобы усилить доказательную базу. Также были предложения о дополнительных исследованиях почвы места запуска ракеты, так как количество имеющихся материалов было ограниченно для того, чтобы прийти к уверенным утверждениям.

В деле ничего не говорится о предложениях NFI и о причинах отказа в дополнительных исследованиях. Прокуратура и во время судебного заседания не посчитала нужным сообщить о предложениях NFI по проведению дополнительных исследований. Таким образом мы считаем, что прокуратура не выполнила возложенные на неё обязательства по отчётности за свои действия.

Далее речь пойдёт об уровне экспертизы института NFI.

Свидетель сообщил, что у экспертов ранее не было опыта исследования металлических фрагментов в пассажирском самолёте, источником которых была ракета Бук.

Далее мы спросили у свидетеля RC06 о каком материале идёт речь в отчёте, когда говорится, что невозможно определить его источник. Они ответил, что в этом материале отсутствуют узнаваемые специфические характеристики, которые, по мнению участвовавших в исследовании экспертов, могли бы указывать не определённые материалы или на повреждение этих материалов.

Далее он добавил – если вы на основании вашей экспертизы не можете опознать определённые характеристики, то вы также и не можете использовать соответствующий материал для вынесения заключения. Однако он сообщил, что если бы к исследованию был привлечён эксперт по военному оружию, была бы возможность определить источник этого материала. Такого эксперта в NFI не было.

Следующий пункт я озаглавил недостатки расследования.

Не удивительно, что в таком большом деле, как это могут быть ошибки. Мы не хотим преувеличивать сделанные ошибки. Мы хотим их обозначить, для того, чтобы указать на то, что не всё происходило идеально.

Так из дела известно, что 5 июня 2015 в NFI происходил осмотр обломков. При этом помимо экспертов NFI присутствовала полиция Нидерландов, австралийская полиция и Совет по вопросам безопасности Нидерландов (OVV).

4 июня 2015 года были отсканированы обвинительные документы, в том числе фрагменты, обнаруженные в полости смотрового люка левого крыла. 13 августа 2015 оказалось, что фрагменты были положены не в ту упаковку. NFI не смог определить точную причину этой ошибки. Однако письмо, имеющееся в деле указывает на то, что сторонние лица регулярно принимали участие в расследовании в NFI. Это была австралийская полиция (AFP), национальная полиция и другие партнеры в рамках JIT MH17. Они несколько раз посещали институт NFI осмотра обломков или расследования.

Согласно письму, физический осмотр предметов обвинения проводился несколько раз. Не во всех случаях осуществлялась проверка, были ли эти предметы возвращены в соответствующую упаковку после расследования. После проведённого расследования оказалось, что эта путаница повлияла на результаты опубликованного отчета. По словам NFI, это никак не повлияло на выводы рассматриваемого отчета по существу.

Кроме того, мы с некоторой регулярностью видим в отчетах что при интерпретации результатов исследований называются противоречащие друг другу цифры. Когда будет необходимо мы укажем, где подобное имело место.

Также стоит упомянуть, что произошло между опросами эксперта RC06 и RC07. Помимо RC06, RC07 также отвечал на вопросы защиты. Этот эксперт NFI, RC07, был заслушан на следующий день после RC06. Ранним утром во время его опроса эти два эксперта NFI, по-видимому, сочли необходимым созвониться друг с другом в 7-45 утра. На вопрос о содержании этого разговора RC07 заявил: «Он (RC06, которого заслушали накануне) рассказал ему о чём были вопросы. Что часть вопросов касалась выдвижения гипотезы. Разговор продолжался 10 минут.

Короче говоря, эксперт NFI, которого следственный судья заслушивает под присягой, сообщает своему коллеге, который на следующий день также будет заслушан под присягой о содержании вопросов, которые ему задавали в суде. В результате этого больше нельзя сказать, что RC07 не был во власти предрассудков, когда шёл на опрос.

Наконец, я хотел бы снова поднять вопрос, о котором мы упоминали и ранее, а именно была ли система контроля за различного рода недостатками? Вещественные доказательства на месте крушения не были защищены, как обязывает процессуальный кодекс, они не были надлежащим образом законсервированы и были неправильно транспортированы, в связи с чем материалы подверглись взаимному влиянию друг на друга.

14:05

12

----------11-03-2022-------------

Адвокат Ван Эйк:
- Если говорить об одностороннем подходе в отношении ракеты Бук, важно упомянуть ответ свидетеля RC07 на вопрос защиты.
- В одном из отчётов этого эксперта указано, что по договорённости, 10 января 2015 было решено направить расследование в основном на отбор тех фрагментов, источником которых могло бы быть использованное оружие.
- В связи с этим мы спросили у этого свидетеля был ли он при обсуждении этого вопроса.
- Он сообщил что присутствовал при этом обсуждении, а также что там также были люди из NFI, AFP, полиции, а также возможно кто-то из прокуратуры.
- Мы спросили в связи с чем проходило это обсуждение.
- Они сказал, что на обломках самолёта было большое количество следов, множество вещественных доказательств, и необходимо было сделать выбор, так как исследовать абсолютно всё невозможно. Мы это конечно тоже понимаем.
- Затем мы задали вопрос – по какой причине было принято решение отобрать только те фрагменты, источником которых могло быть применённое оружие.
- На это свидетель ответил, что во время экспертизы необходимо ставить приоритеты, так как всё исследовать невозможно. Мы и это понимаем.
- Следующий наш вопрос был – почему был сделан этот выбор.
- На это он ответил – потому, что мы в принципе уже знали, какие в подобной ракете есть составляющие.
- Далее он сообщил, что в ноябре или октябре 2014 они разобрали в Украине две ракеты. Так что они знали из чего эта штука состоит.
- Мы спросили, что вы имеете в виду, когда говорите, что “знали из чего эта штука состоит”?
- Он сказал, что разобрали две ракеты, поэтому знали что эта ракета тёмно-зелёного цвета или белая и примерно знали что у неё находится внутри.
- Это означает, что то, что вначале обозначается как использованное оружие имеется в виду ракета Бук.
- В отчёте NFI, о котором я только что упомянул и в последующем отчёте есть следующее замечание по поводу исключения вещественных доказательств из исследования.
- “Необходима инвентаризация найденных в обломках самолёта фрагментов в форме стержней. После этой инвентаризации может быть назначен анализ, при котором можно будет дать ответ на 6 вопросов, обозначенных в отчёте.”
- Идёт ссылка на решение от 20 января 2015, когда было решено сосредоточиться на отборе фрагментов применённого оружия.
- Из-за того, что был сделан такой выбор больше не проводилось исследований того имеет ли состав других фрагментов, которые могли принадлежать применённому оружию, сходство с фрагментами, найденным в других местах среди обломков.
- Так мы видим, что исследование приобретает узкие рамки.
- Продолжим говорить о показаниях свидетеля RC07.
- Мы задали ему конкретные вопросы о характеристиках, которые он исследовал.
- Вот эти вопросы.
- На странице 8 вашего отчёта указано, что на фрагменте, деформированного до фрагмента в форме заглушки и на нижней панели ракеты Бук имеются следы обработки. Исследовали ли вы насколько характерны эти следы для ракеты Бук?
- Свидетель ответил: “Нет, я лишь констатировал, что эти следы имеются и, насколько я помню, AFP что-то к этому добавила.”
- Исследовали ли вы могут ли эти следы присутствовать на нижней панели другой военной ракетной системы?
- “Нет. Следы на различных объектах не являются сферой моей экспертизы, я их не исследовал.”
- На странице 8 также указано, что на сдвижных пластинах эталонной ракеты присутствуют следы обработки. Исследовали ли вы насколько эти следы характерны для ракеты Бук?
- Нет, тоже нет.
- Исследовали ли вы могут ли эти следы быть на военной ракете другой системы?
- Нет.
- Исследовали ли вы насколько характерно наличие обозначенных пластин из нержавеющей стали для ракет Бук?
- Нет, но наличие подобной нержавеющей стали — это вполне общее явление. Это не что-то особенное.
- Исследовали ли вы могла ли другая военная ракета быть произведена из нержавеющей стали?
- Нет, я это не исследовал.
- На странице 10 названы характеристики материала сдвижной пластины и нижней панели. Исследовали ли вы насколько данные характеристики соответствуют ракете Бук?
- Нет
- Исследовали ли вы могут ли подобные характеристики быть обнаружены на нижней и сдвижной панелях других ракетных систем?
- Нет.
- В том числе и в связи с этими ответами данного свидетеля мы ему зачитали заключение RMA, в котором указывается, что физико-металлургическое исследование фрагментов даёт лишь очень ограниченную информацию. И не даёт никакой дополнительной информации о том, была ли применена система Бук. По заявлению представителя RMA физико-металлургические характеристики этих фрагментов не являются ни уникальными, ни постоянными. Поэтому RMA приходит к выводу, что металлургические характеристики не могут указать на какую-либо конкретную систему вооружения.
- После того, как мы зачитали это заключение RMA свидетелю, он сказал, что считает, что оно не подкреплено доказательствами. Но после ряда вопросов всё же признаёт, что физико-металлургические характеристики (обнаруженных) фрагментов действительно не являются уникальными.
- То, насколько важны эти ответы для интерпретации выводов, которые делаются в отчётах NFI и которые на суде транслирует прокуратура становится понятно из ответов на письменные вопросы к свидетелю RC07 и из последующего устного опроса этого свидетеля.

В важном сводном отчёте NFI по сравнительному исследованию металлов делается следующий вывод: фрагменты, изъятые из тел погибших и из обломков соответствуют по всем исследованным характеристикам фрагментам, которые были изъяты при арена-тесте ракет в Украине и Финляндии.
Может показаться, что этот вывод подкрепляет позицию прокуратуры. Однако если мы этот вывод разберём более подробно, то всё окажется не так.
В связи с этим выводом мы задали свидетелю RC07 письменный вопрос – что конкретно имеется в виду, когда используется слово “соответствие”?
Он ответил, что фрагменты нельзя различить на основании исследованных характеристик.
Во время устного опроса этого свидетеля мы задали ему в связи с этим ответом следующий вопрос. Это достаточно длинный вопрос, поэтому я прочитаю его медленно:
Исключает ли сделанный в отчёте вывод о том, что фрагменты, изъятые из тел погибших и фрагменты, изъятые из ракет Бук не отличаются друг от друга на основании исследованных характеристик то, что их источником могло быть другое военное ракетное оружие, отличное от ракеты Бук?
Сначала RC07 ответил, что должен подумать. Попросил повторить вопрос, так как он ему показался немного сложным. Мы повторили вопрос. Свидетель ответил – я думаю, что я такого сказать не могу. Я думаю, что фрагменты из стали… я не знаю, насколько они уникальны для системы Бук. Это не моя сфера экспертизы. Исключить (что их источником могло быть и другое оружие) я не могу.
Кроме этого, я хочу указать на разъяснение, которое RC07 даёт в своих письменных ответах, когда ему задают вопрос что имеется в виду, когда в отчёте используется ряд выражений, как например “намного более вероятно”.
В сноске к подобным выражениям говорится, что они используются исследователями тогда, когда исследователь либо не обладает, либо обладает недостаточным количеством выражаемых в цифровом значении данных, для того, чтобы подкрепить свои выводы.
В связи с этим мы задали вопрос: Каких данных, которые можно выразить в цифровых значениях, не было в данном исследовании или было в недостаточном количестве, из-за чего выводы не были подкреплены конкретными данными?
RC07 ответил: неизвестно насколько уникальными являются характеристики для этих деталей. Речь идёт о сдвижной панели и нижней панели ракеты Бук, которые во время исследования сравнивали с фрагментами, изъятыми из обломков самолёта и из тела погибшего.
Выявленный недостаток исследования заставляет задуматься какова юридическая ценность подобного вывода судебных экспертов о том, что найденные фрагменты по составу соответствуют деталям из эталонных ракет. На этом основании нельзя доказать, что рядом с самолётом взорвалась именно ракета Бук, так не выявлено никаких отличительных особенностей (этой ракеты от других ракет).
Теперь поговорим о предоставленной выборке фрагментов из стали. Позже я остановлюсь на этом более подробно, в том числе опираясь на отдельные отчёты, составленные по этим фрагментам.
Односторонняя концентрация на ракете Бук видна также и при выборке фрагментов для исследования NFI.
В одном из отчётов NFI говорится, что во время обсуждения, о котором я уже упоминал, было принято решение сконцентрироваться на фрагментах, источником которых могло бы быть применённое оружие.
Казалось бы, понятный и оправданный выбор. Но в данном случае это всё же не так.
При этом выборе не принималось во внимание то, что взрыв мог быть результатом воздействия и другого оружия. Совсем наоборот! В отчёте говорится, что результаты более ранних исследований показали какие фрагменты могли быть частью использованного оружия.
Речь идёт об относительно небольших фрагментах нелегированной стали, а также фрагментах из нержавеющей стали, либо сплавов магнезия и титана.
При этом, когда речь идёт о применённом оружии, то говорится исключительно о поражающих фрагментах ракеты Бук, которые состоят из нелегированной стали.

Отчёт постоянно ссылается на две ранее разобранные ракеты Бук, которые состоят из нелегированной стали. Указывается, что если отобранные фрагменты из обломков также состоят из нелегированной стали, то они могли быть составной частью применённого оружия. Уже в январе 2015 JIT/прокуратура и NFI, когда говорят о применённом оружии имеет в виду только Бук.
С 20 января 2015 при отборе фрагментов для дальнейшего изучения выбирали только фрагменты из нелегированной стали. Фрагменты из других материалов исключались из исследования как не представляющие интерес.
Исключались также фрагменты, которые не соответствовали по форме составляющим частям ракеты Бук.
Из отчёта NFI становится понятно, что сначала фрагменты отбирали по материалу (только из нелегированной стали), затем отобранные фрагменты проходили вторую стадию отбора на основании их размера, формы и внешних характеристик.
Мы спросили у свидетеля RC07 было ли изучено состояли ли другие ракеты, которые не были исключены как возможное применённое орудие также из нелегированной стали. Свидетель сослался на другие отчёты, где об этом должно быть написано. Но ни в одном из этих отчётов об этом не говорится. Затем свидетель подтвердил, что никакого сравнительного анализа фрагментов из стали с фрагментами других ракетных систем не проводилось.
Поэтому остаётся возможность что отобранные NFI фрагменты могли быть частью также и других ракетных систем. Поэтому выводы из сравнительного анализа отобранных фрагментов с ракетами Бук говорят нам намного меньше, чем можно было предположить.
Подобный предварительный отбор фрагментов приводит к тому, что невозможно исключить, что среди обломков были другие фрагменты, которые могли быть связаны с другими ракетными системами. То каким образом было проведено исследование не исключает такую возможность.
Речь не идёт об исключительно теоретической возможности. В другом отчёте NFI описывает что литые сплавы магния часто применяются в военной промышленности. При этом подчёркивается, что нельзя исключить, что существуют и другие зенитные ракеты, где применяется подобный сплав.

Далее в отчёте говорится, что найденные в обломках фрагменты не обладают характеристиками специфическими исключительно для ракеты Бук. Фрагменты, которые изучаются в данном отчёте, состоят из того же сплава, из которого состоят различие части ракеты Бук. Меж тем вопрос могли ли эти фрагменты быть частью другого оружия остаётся открытым.
И во втором отчёте, который также был составлен свидетелем RC07 нет анализа других ракетных систем относительно вопроса состоят ли они также из сплава магния.
Другой эксперт, который более осторожен в своих выводах говорит, что невозможно с уверенностью сказать, что отобранные фрагменты были частью секции 1 или 4 ракеты Бук. Он добавляет, что невозможно также определить были ли они частью других ракетных систем, которые состоят из такого же сплава.

20:40

13

----------11-03-2022-------------

Также из отчётов становится ясно, что было большое количество исследованного материала, по которым не было сделано заключений относительно источника повреждения.
Имеется 40 отчётов в которых делается вывод что невозможно найти связь между этими материалами и взрывом как таковым, так, в частности, взрывом снаружи или внутри самолёта.
В одном из этих отчётов говорится о трёх контейнерах, в которых находились металлические шарики. Все они не были отобраны для дальнейшего исследования, так как они не соответствовали по составным частям ракеты Бук. Также в отчёте ничего не говорится о составе и характеристиках этих шариков. Если такой информации нет, то непонятно, почему их исключили из исследования.
На сопроводительных фотографиях, которые я ещё покажу, видна округлая форма этих шариков. 25 сентября 2015 их получили из полиции с припиской, что их местонахождение было в нижней пластине нижней части фюзеляжа самолета, а также они были рассыпаны в кабине пилотов. То есть были в самом самолёте.
В отчёте эксперта RC06 о других ракетах можно прийти к выводу, что существуют ракеты земля-воздух в боевой части ракет которых имеются шарообразные поражающие элементы. Имеется в виду система S200, она же SA5.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/80256.jpg

Слева изображение этих шарообразных элементов. Эта фотография взята из отчёта австралийской полиции AFP.
Справа на этой фотографии (найденные) шарики из отчёта NFI
Внешнее сходство между этими шариками должно было стать основанием для того, чтобы отобрать их для дальнейшего исследования с тем чтобы идентифицировать ракету, которая была ответственна за взрыв.
21 августа 2017 эксперт RC07 решил этого не делать, так как ранее уже была договорённость с прокуратурой и полицией что будет проводиться отбор только тех материалов, которые могут помочь идентифицировать ракету Бук.
Кроме необходимости проведения подобного исследования с точки зрения судебной экспертизы была и другая причина его провести.
12 мая 2017 был опубликован отчёт эксперта RC07 о других ракетах, которые потенциально могли бы стать причиной гибели самолёта.
В этом отчёте система S200 была исключена лишь на основании того, что поражающие элементы в ней были шарообразной формы.
Отчёт NFI, в котором говорится об обнаружении элементов округлой формы датирован тремя месяцами позже, 21 августа 2017.

Это должно было стать поводом для того, чтобы подвергнуть сомнению исходное предположение эксперта RC06 о том, что элементы округлой формы должны быть исключены при отборе типов ракет.
По крайней мере необходимо было дополнительно изучить данные элементы на их химический состав.
Кроме того, можно было заново изучить картину повреждения самолёта, и задать вопрос были ли на самолёте повреждения, источником которых могли бы быть элементы округлой формы.
При этом необходимо подчеркнуть, что в отчёте мы находим запись о том, что на верхней и нижней части рамы иллюминатора кабины пилота можно наблюдать попадания. Если посмотреть на прилагающиеся фотографии, то можно видеть, что это всё следы округлой формы.
Я не эксперт, но уже на основании этих данных я бы сказал, что это причина для дополнительного исследования. Или же для объяснения почему был сделан выбор это исследование не проводить.
Я задался вопросом, подходят ли найденные шарики по размеру к следам на обломках самолёта, о которых я только что говорил. В отчёте говорится, что средний диаметр этих отверстий составляет около 11 мм.
Это соответствует диаметру шарообразных поражающих элементов системы SA5, диаметр которых, как указано в отчёте составляет 9-12 мм.

И последнее, но не менее важное. Необходимо было учитывать тот факт, что украинские военные уже сбивали пассажирский самолёт в 2001 году. Именно такой ракетой.

Далее адвокат Ван Эйк показывает видео-реконструкцию сбития этого самолёта в 2001 году.
Адвокат показывает сюжет компании TOMO News, иллюстрирующий сбитие самолёта в 2001 году. (до конца не понятно какого эффекта адвокат хотел добиться показом этой мультипликации)
Резюмирую: я говорил о процессе отбора фрагментов для дальнейшего исследования. Отбирались лишь те фрагменты, которые по характеристикам соответствовали элементам ракеты Бук. У NFI были фрагменты шарообразной формы (которые они также изъяли с места крушения). В отчёте австралийской полиции имеется информация о ракете SA-5 (C-200), поражающие элементы которой также имеют округлую форму. В добавок, Украина уже по ошибке сбивала этой же ракетой пассажирский самолёт в 2001 году. Все эти обстоятельства в совокупности были на мой взгляд более чем достаточным основанием для того, чтобы не исключать найденные объекты (шарики) из последующего исследования.
Никаких комментариев на этот счёт от JIT (объединённой следственной группы) мы не услышали, как не услышали ничего по этой теме в выступлении представителей прокуратуры.
Хочу подчеркнуть, что мы не пытаемся сказать, что рейс MH17 был сбит ракетой C-200 (SA-5). Мы хотим лишь сказать, что на основании имеющихся данных необходимо было провести дополнительное исследование найденных элементов шарообразной формы. Исследовать их химический состав и источник. Или покрайней мере сделать пояснение по этому поводу.
Результат подобного дополнительного исследования можно было бы учесть в последующих исследованиях.
Помимо этого, можно было бы связаться с теми, кто расследовал катастрофу в 2001 году, для того, чтобы понять какова была картина повреждений на тех обломках, которые были. извлечены из моря. Узнать какова ожидаемая модель фрагментации после взрыва данной ракеты.
Можно было спросить у украинских военных имелись ли у них в наличии ракетные системы С-200. Я узнал, что у них они до сих пор есть и в рабочем состоянии.
Всего этого не было сделано, так как за основу был взят сценарии сбития самолёта ракетой Бук.
В заключении, относительно темы односторонней концентрации расследования на ракете Бук хочу сказать следующее:

1. То, каким образом был отобран материал для дальнейшего исследования, либо был исключён из него может привести к тому, что большое количество имеющегося материала, которое может быть связано с другой военной системой осталось не исследовано.
Это означает, что необходимо быть особенно осторожным, прежде чем строить выводы на основании исследований, проведённых NFI.
2. Приведённые мной ответы экспертов, которые непосредственно участвовали в исследованиях NFI говорят не только о том насколько односторонним было это исследование, но и о том, что результаты этих исследований, с точки зрения судебной экспертизы имеют очень небольшую ценность.
На основании этих исследований можно лишь прийти к выводу, что найденные фрагменты могут быть составляющими ракеты Бук. Но шанс, что эти фрагменты могут также быть элементами и других ракетных систем настолько же велик.

Не установлены отличительные характеристики найденных фрагментов от других ракетных систем.
Мы видим, что у исследователей имеется сильная тенденция связать сбитый самолёт с ракетой Бук. В то время как с научной точки зрения можно было бы сделать только вывод о том, что пока не исследованы другие системы вооружения невозможно прийти к какому-либо выводу какое именно оружие стало причиной трагедии.
Существует опасность того, что будут дополнительно подыскиваться факты, которые будут удовлетворять изначальное желание связать сбитый самолёт с ракетой Бук.
Как я уже сказал судебная экспертиза была односторонней, множество исследований без количественных данных, эксперты не имели опыта в сфере военных систем вооружения.
Из-за того, что не было изучено возможное применение альтернативных видов оружия ценность данного исследования заметно снижается.

Примечания Файбышева (переводчика)

Как было воспринято в Нидерландах участие адвокатов обвиняемого Пулатова в процессе и почему их участие важно?

По нидерландскому законодательству уголовный процесс может проходить и без представителей обвиняемых. Однако факт полноценного участия адвокатов в процессе означает, что сторона защиты получает возможность обозначить свою позицию наиболее полно. Это создаёт у всех участников процесса и слушателей дополнительное ощущение справедливости судебного разбирательства, доверия к суду, а значит положительно влияет на легитимность будущего судебного решения.

Поэтому, когда стало известно, что интересы одного из обвиняемых будут представлены на суде адвокатами, это было воспринятно в Нидерландах очень позитивно, в том числе родственниками погибших пассажиров.

В то же время было очевидно, что инициатива участия команды дорогостоящих адвокатов исходит от российской власти и она преследует свои цели - например, стороне защиты предоставляется допуск к материалам дела. Кто и как оплачивает услуги адвокатов сами они не раскрывают.

В чём если коротко заключается позиция защиты?

В своём выступлении адвокаты Пулатова настаивают на том, что весь процесс не является справедливым, основывается на "туннельном зрении" стороны обвинения, которая, по их мнению, недостаточно учла альтернативные сценарии гибели рейса MH17. Помимо этого, защита указывает на большое влияние на процесс СБУ- заинтересованной стороны, которая одновременно является одним из главных поставщиков материалов для обвинения (прослушки итд).

Цель адвокатов Пулатова на этом процессе не столько в том, чтобы доказать, что самолёт был сбит не ракетой Бук, сколько убедить суд в том, что другие сценарии гибели MH17 нельзя исключить. Для этого сторона защиты пытается приводить аргументы, оспаривающие принадлежность Бука российской стороне, запуск ракеты из Первомайского (позиция прокуратуры) и так далее.

Также адвокаты настаивают на том, что у прокуратуры нет достаточной доказательной базы относительно их подзащитного Пулатова.

Помимо этого адвокаты Пулатова предъявили претензии к процессуальной стороне разбирательства.

Как повлияла на процесс по MH17 развязанная Россией война в Украине?

Строго говоря, начатая Россией война против Украины не повлияла на процесс MH17. Адвокаты заявили что будут продолжать защищать интересы Пулатова, так как их роль важна для осуществления справедливого правосудия в правовом государстве.

Последний на сегодня раздел, на котором я остановлюсь озаглавлен “картина повреждений на обломках.” Имеются в виду видимые на обломках повреждения.
Изучение этих повреждений было первым этапом идентификации использованного оружия. Изучив картину повреждений, можно сравнить её с картиной повреждений от других ракет. Также можно сделать выводы о форме фрагментов, которые эти повреждения нанесли.
Изучение картины повреждений не привело к идентификации ракеты. Это исследование было нацелено не столько на идентификацию самой ракеты, сколько на определение места, где эта ракета взорвалась.
Прокуратура ограничилась лишь общим заключением, что наблюдаемые повреждения соответствуют повреждениям от ракеты Бук.
В деле нет полного и подробного описания картины повреждений, которое ставило бы своей целью идентификацию ракеты. Имеются лишь два коротких полицейских отчёта. Один почти полностью состоит из нечётких фотографий реконструкции кабины пилотов, сделанных издалека.
Имеется лишь короткое описание полиции, в котором говорится об имеющихся с левой стороны кабины пилотов проникающих отверстиях, которые отсутствуют с правой стороны и в другой части фюзеляжа. Это отчёт о визуальном осмотре двух инспекторов полиции, которые скорее всего не были экспертами по ракетам и не обладали аппаратурой для тщательного изучения повреждений. Вопросы этим инспекторам нам задать не дали.
Информация в отчёте двух инспекторов фактически неверная, в связи с чем реальная картина повреждений была ими искажена.
Как пример приведу то, что инспекторы пишут об обломках, не относящихся к кабине пилотов. Они отмечают, что на них они не видели следов от ударов снарядов. Однако имеющиеся фотографии реконструкции самолёта, обломков, а также материалы NLR, RMA и Алмаз-Антея говорят об обратном – следы от ударов снарядов видны среди прочего на гондоле двигателя, на законцовке левого крыла и на хвостовой части самолёта.
Более того, в левом крыле найдены фрагменты, которые в дальнейшем сравнивались с частями ракеты.
Инспекторы полиции в своём отчёте ничего не говорят об отсутствующих деталях на реконструкции. Так, на реконструкции отсутствовала большая часть верхней части кабины пилотов, из-за чего стало невозможно определить границы повреждений. Об этом говорится в отчётах RMA и NLR.
Также инспекторы в отчёте пишут, что справа сверху на кабине пилотов никаких следов удара не наблюдается. Они не могли сделать такое заключение, так как большие части правой стороны кабины пилотов отсутствовали на реконструкции, в том числе и часть конструкции верхней части кабины.
Таким образом, описанная инспекторами картина повреждений неполная, и к своим выводам они подошли не слишком тщательно. Они не учли отсутствующие на реконструкции обломки. Неизвестно также, обладали ли эти инспекторы достаточными знаниями для того, чтобы анализировать подобные повреждения.
Таким образом, отчёты этих инспекторов не могут служить в качестве достоверных источников доказательств.
Также в отчёте ничего не сказано об идентификации использованного оружия, которое могло бы вызвать соответствующие повреждения. Ничего не говорится также и о том, что какие-либо пробоины могли возникнуть от фрагментов в форме бабочек. Таким образом использовать данный отчёт для идентификации оружия невозможно.

Примечания Файбышева (переводчика)

14

----------11-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк  продолжает -

Теперь поговорим об интерпретации картины повреждений NLR, RMA, Алмаз-Антея и частично NFI.

В деле нет отчёта с анализом обнаруженных на обломках следов от удара и пробоин. Имеется лишь общее их упоминание. Это усложняет анализ интерпретации картины повреждений, которая была предоставлена в отчётах различных специалистов. Это делает расследование ещё более зависимым от исследования металлических фрагментов. О нём мы поговорим в понедельник.

Тщательный анализ картины повреждений может позволить сделать какие-либо выводы о возможном применении ракет с поражающими элементами, которые могли стать причиной подобной модели фрагментации.
Повреждения от боеголовки, как говорят специалисты, имеют модель первичной фрагментации, которая возникает от ударов первичных фрагментов.
БОльшая часть повреждений возникает от этих первичных фрагментов.

При подобном анализе необходимо исследовать модели фрагментации различных ракет, а не только одной.
Картина повреждений не была изучена специалистами NLR и RMA, исходя из подобного нейтрального и всестороннего подхода.
Её изучали исходя из предположения, что она возникла от ракеты БУК, оснащённой новой боеголовкой.

Специалист из NLR сказал следственному судье, что перед исследованием JIT конкретно указал что была использована ракета серии 9M38M1 и NLR получил задание провести исследование именно с этой ракетой. Тоже самое было и с RMA.
В отчёте RMA говорится на чём основывается предположение JIT - они обнаружили два фрагмента, которые они посчитали фрагментами в форме бабочки.

В этой связи важно изучить различия этих типов расследования.
В настоящем деле не было проведено исследований с целью определить какой тип ракеты мог причинить подобные повреждения. Также не было проведено исследований какие ещё ракеты с поражающими элементами потенциально могли причинить такие же повреждения помимо ракеты БУК новой серии 9M38M1.

При расчёте возможного места запуска ракеты был изучен вопрос в каком месте относительно кабины пилотов могла находиться обозначенная ракета, когда произошёл взрыв ракеты, принимая во внимание модель фрагментации и картину повреждения на обломках. Но это не то исследование, которое я имею в виду. Это исследование не даёт ответа на вопрос были ли повреждения причинены исключительно ракетой Бук и совсем не отвечает на вопрос какого типа была эта ракета Бук.

Таким образом исследователи изначально не исходили из того, что повреждения могли более соответствовать другим ракетам с другими боеголовками. Возникает вопрос, какова ценность исследования, которое было проведено для идентификации ракеты.

Во время опроса у следственного судьи специалист из NLR поделился некоторыми своими соображениями.
На основании его экспертизы о применённом оружии он утверждает, что картина повреждений на обломках не противоречит картине повреждений, возникающих при применении ракеты Бук. То есть он аккуратен в своих формулировках. На вопрос могла ли подобная картина повреждений возникнуть от применения другой системы вооружения он сказать ничего не может потому что, как он сказал, это не исследовалось.

Специалист из RMA, как вы уже вероятно заметили, отвечает более уверенно. Он утверждает что повреждения возникли от воздействия ракеты Бук с новой боеголовкой. Это примечательное утверждение, так как и RMA не проводил никакого исследования картины повреждений, которые возникают при применении других ракет и на возможное соответствие картины повреждения от этих ракет с той, которая наблюдается на обломках.

Этот эксперт основывает своё мнение не только на картине повреждений, которая наблюдалась у обломков. В подтверждение своего экспертного мнения он также ссылался на фрагменты, которые были найдены JIT в апреле 2015, которые возможно являются элементами ракеты бук и фрагменты, которые указаны JIT как фрагменты в форме бабочки.

Таким образом данный эксперт формирует своё мнение, руководствуясь не только картиной повреждений, но и другими обстоятельствами.

В то же время нет однозначного доказательства того, что только боеголовки ракеты Бук имеют поражающие элементы в форме бабочки.

То, что поражающие элементы в форме бабочки имеются только в боеголовке ракеты Бук говорится постоянно как о чём-то само собой разумеющемся. Однако серьёзных доказательств этого нет.

Из-за того, что подобная информация засекречена, этот факт невозможно установить с необходимой долей уверенности.

О том, имели ли обнаруженные деформированные фрагменты изначально действительно форму бабочки мы будем говорить позже.

Таким образом получается, что эксперт RMA не отделяет заключение JIT от судебной идентификации ракеты, в то время как это необходимо для объективного анализа картины повреждений.

Но даже с таким заранее сформированным мнением специалист RMA говорит, что и они не могут исключить того, что причиной повреждений могла быть и другая ракета.

Eверенность данного эксперта относительно применения определённой ракеты с определённой боеголовкой неуместна.

Эксперт из RMA, как и эксперт из NLR может лишь сделать вывод о том, что картина повреждений, которую они наблюдают на обломках может соответствовать картине повреждений от ракеты Бук.

И что в связи с этим ракету Бук нельзя исключить как источник повреждений.

Думаю, что это максимум, что можно в таком случае утверждать.

Он не может делать никаких заявлений о том, могла ли это быть другая ракета, так как он не делал никаких исследований относительно этого вопроса.

Подобную уверенность в своих заявлениях данного эксперта RMA мы видим и чаще в его отчёте. При том, что он её не может никак подтвердить фактами.

В вязи с этим стоит осторожно относиться к заключениям эксперта из RMA, в том числе к тем, которые касаются оценки картины повреждения.

То, что его высказывания имеют неоправданно уверенный характер можно было увидеть и во время совместного опроса специалистов у следственного судьи.

Когда его спросили может ли он что-то сказать о типе боеголовки он сказал уверенно что это новый тип боеголовки. И в то же время он говорит, что ракета с более старым типом боеголовки предположительно даст походжие результаты относительно определения места взрыва ракеты, как и ракета с исследованным типом боеголовки.

Он объясняет это тем, что у обоих типов ракеты имеется так называемый "эффект скальпеля".

Эксперт из Алмаз-Антей утверждает, что геометрические параметры обеих боеголовок идентичны. Различие только в плотности поражающих элементов и в том, что в новых типах присутствуют поражающие элементы в форме бабочки.

При этом важно отметить что плотность фрагментации зависит не только от боеголовки. Она также зависит от ориентации боеголовки относительно кабины пилотов.

Эксперты NLR и Алмаз-Антей пояснили это во время совместного опроса у следственного судьи.

Чем больше расстояние от места удара до точки взрыва, тем меньше плотность пробоин. Фрагменты попадают внутрь в том числе под углом, при этом плотность пробоин меньше (чем при прямом попадании).

Различие в плотности фрагментации не исключает использование другого типа боеголовки. Это различие может лишь исключить то, что другой тип взорвался в том же месте.

Теперь об интерпретации картины повреждений эксперта из Алмаз-Антей.

Он во время совместного опроса у следственного судьи ясно указал границы собственного исследования. Он сообщил что Алмаз-Антей с самого начала изучал исключительно эффект, который мог возникнуть при использовании ракеты Бук. Это была реакция на утверждение OVV и в последствии как реакция на отчёты NLR и RMA.

Алмаз-Антей умышленно не проводил исследований, которые отвечали бы на вопрос какая ракета или ракеты могли стать причиной подобной картины повреждений. Другие тоже не проводили подобные исследования.

Похоже, что в СМИ до сих пор существует путаница и говорят, что подобное исследование проводилось. Такова ситуация и никак иначе.

Алмаз-Антей указал, что невозможно дать однозначный ответ на вопрос "ракета с каким именно типом боеголовки, старым или новым, могла нанести наблюдаемые повреждения". Его заключение можно вкратце изложить следующим образом:
Если верно утверждение о том, что источником повреждений самолёта была ракета Бук, то это было возможно только на пересечении курса самолёта, под углом не менее -50 -60 градусов.
При изучении других курсов Алмаз-Антей приходит к выводу, что в самолёт попала неидентифицированная боеголовка с поражающими элементами. Какая именно это могла быть боеголовка Алмаз-Антей не исследовал.

В этой связи А-А заявил, что существует множество сопоставимых систем, которые могли бы оставить картину повреждений, которая наблюдалась у MH17, но что исследований этого вопроса не проводилось.

При этом важно отметить тот факт, что знание А-А основано на сотнях тестов, проведённых с различными ракетами Бук и боеголовками. Об этом я ещё подробно скажу при обсуждении второго вопроса.

В то же время, знание о ракетах сопоставимых с ракетой Бук у экспертов RMA и NLR основывается лишь на единственном арена-тесте в Украине.

20:49

15

----------11-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк продолжает -

Завершая эту часть, хочу ещё остановиться на оценке картины повреждений, которую предоставил NFI (Нидерландский институт судмедэкспертизы).
В письменном ответе на вопросы эксперт RC06 указал, что при установлении определенных характеристик взрыва с расстояния, количества заряда и относительного положения обычным этапом является изучение общей картины повреждений.
Такая оценка повреждений приобщена к его отчёту 8686.
Оценку общей картины повреждений он производил не на основании личных наблюдений, а на основании реконструкции. В деле нет его письменного доклада или отчёта по этой теме. Каким образом оценка картины повреждения могла привести RC06 к какому-либо заключению о возможной причине имеющихся повреждений не понятно.
Теперь я перехожу к более подробному обсуждению пробоин и перфораций на обломках. Важно отметить, что на обломках не обнаружено отверстий с четкой формой бабочки. Это поразительно, так как такие отверстия в форме бабочки можно увидеть на пластинах-свидетелях, при обоих арена-тестах.
Также они видны на кабине Иллюшина, который Алмаз-Антей (А-А) использовал во время своего арена-теста.
Хочу показать суду пример некоторых из этих характерных отверстий в форме бабочки, которые можно было наблюдать при этих тестах.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/29573.jpg

Здесь вы можете увидеть некоторые хорошо узнаваемые пробоины в форме бабочки, полученные в результате испытаний во время арена-теста, о которых я только что говорил. Я ещё вернусь к этому подробно, когда буду обсуждать второй вопрос.
Мы не видим пробоин с такой явной формой на MH 17. В пояснении каким образом сотрудники NLR проводили исследование картины повреждений на передней части МН 17 указано следубщее:
Каждую пробоину исследовали вручную - проверяли, не могла ли пробоина быть результатом попадания первичного осколка от новой боеголовки.
Они подносили поражающие элементы к пробоинам для того, чтобы посмотреть могут ли они пройти через эти отверстия. Если они проходили, то делалась пометка, что их источником потенциально могли бы быть первичные фрагменты.
Фактические измерения окружности или диаметра отверстий не проводились.
Так сотрудники NLR изучали все пробоины, обнаруженные на кабине пилотов.
В отчёте не говорится, что внешние признаки пробоин указывают на то, что их источником были фрагменты в форме бабочки. И господа из полиции этого также не утверждали. Кроме того, эксперт из А-А несколько раз после осмотра реконструкции заключал, что на обломках нет пробоин или перфораций в форме бабочки.
В главном отчете 2020 года А-А подтверждает, что на обломках нет повреждений, которые могли быть вызваны фрагментомами в форме бабочки.

Это при том, что такие следы при детонации новой боеголовки не являются чем-то исключительным или которые могут появиться случайно. Пробоины такой формы наблюдались компанией в большом количестве в ходе нескольких испытаний.
Этот факт, по мнению А-А, исключает применение ракеты с новым типом боеголовки. Лишь эксперт RMA во время опроса у следственного судьи сделал предположение, что на обломках была видна пробоина в форме бабочки. В качестве примера он указал на изображение из презентации А-А.
Это означало бы, что А-А не увидел отверстие в форме бабочки на изображении, которыое сам использовал в своей презентации. Это не соответствует анализу пробоин, который изложен в их главном отчете.
Кстати, мы лично видели изображение, на которое ссылается эксперт RMA и можем утверждать что там нет формы в виде бабочки. Как поясняет А-А, подобные отверстия можно увидеть на соответствующем изображении. Эти пробоины похоже образовались в результате удара осколка квадратной или прямоугольной формы. Во время совместного опроса экспертов у следственного судьи эксперт из А-А ясно обозначил свою позицию по этой пробоине: на этом изображении я вижу прямоугольное сквозное отверстие.
В дополнение к этому представляет интерес пояснение A-A в его отчете за 2020 год, в котором показан ряд примеров пробоин, которые можно каким-то образом принять за форму бабочки. Они появляются из-за выступов металла, которые RMA называет «язычками».
А-А показывает, что размеры этих пробоин никоим образом не соответствуют размерам предварительно сформированных поражающих фрагментов. По этой причине они утверждают, что они не были вызваны осколками боеголовки в форме бабочки. На этом изображении можно видеть о чём идёт речь. Это изображение имеется в деле и на основании его А-А поясняет при помощи большого и маленького крестов то, что я только что сказал.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/91228.jpg

Большой крест соответствует размеру фрагмента в форме бабочки, и вы увидите, что большой крест несколько раз не подходит по размеру.
Спонтанное заявление эксперта RMA не было зафиксировано им в отчете, он не проинформировал о нём следственную группу и оно опровергается экспертом А-А и не подтверждается NLR.

Кроме того, он делает это наблюдение только через много месяцев, возможно, даже лет после того, как в последний раз видел обломки, что ставит под сомнение, в какой степени на его наблюдения в течение долгого времени не повлияли другие факторы.

Ввиду всего сказанного заявление эксперта RMA неубедительно и не может быть использовано для ответа на первый вопрос.
С другой стороны, A-A провел более подробный анализ пробоин, наблюдаемых на обломках. По данным компании, повреждения соответствуют ударам одного или двух типов предварительно сформированных осколков.

На совместном опросе эксперт из А-А это поясняет. По словам А-А, из-за отсутствия перфораций в форме бабочки и наличия ударов двух разных диаметров, а именно 8мм и 13 мм, маловероятно, что повреждения обломков были вызваны новыми боеголовками.
Теперь я перехожу к картине повреждений и к объекту, который в деле указывается как “заглушка”. Этот объект был найден в раме иллюминатора кабины пилотов.

Эксперт RMA указывает, что заглушка, найденная в раме иллюминатора кабины пилотов, сыграла важную роль в его заявлениях относительно типа ракеты, которая могла быть причой повреждений.

Прокуратура также считает эту заглушку одним из самых важных доказательств. Суд также удилил внимание этому объекту, когда знакомился с документами относительно картины повреждения.
Идентификация заглушки будет обсуждаться ниже, но я хотел бы кратко обсудить место обнаружения этого объекта в контексте обсуждения картины повреждения и, в частности, вопроса, в каком именно месте эта заглушка находилась.
17 декабря 2014 года инспекторы национального подразделения обнаружили заглушку в обломках, которые, по их предположению, были рамой иллюминатора кабины пилотов. 1 мая 2015 года заглугка была удалена из рамы под наблюдением инспекторов и с одобрения OVV и сотрудников NFI.

Инспекторы заявляют, что маловероятно, что заглушка попала в оконную раму кабины экипажа в какой-либо другой момент времени, кроме как во время возникновения других повреждений и пробитий.
Они говорят, что никаких манипуляций с этим объектом не обнаружили. Они делают этот вывод на основании двух критериев. 1. формы и направления повреждений на раме кабины. 2. ненарушенный налёт сажи.
В официальном отчете инспекторы не поясняют точную форму и направление повреждений, а также то, как они пришли к вышеуказанным выводам. Также нет обоснования вывода об отсутствии доказательств каких-либо манипуляций. Инспекторы пишут, что по царапинам и повреждениям рамы иллюминатора они увидели, что заглушка, скорее всего, вошла в оконную раму с передней нижней части рамы кабины пилотов в сторону верхней задней части рамы иллюминатора.
Это также не поясняется и не обосновывается. Короче говоря, они заявляют, что траектория движения заглушки должна была выглядеть вот так спереди назад и снизу вверх: через минуту я покажу это на анимации.
Помимо царапин на раме иллюминатора, упомянутых полицией, по мнению специалистов А-А, на стекле кабины экипажа также видны повреждения. Непонятно, учли докладчики также и эти повреждения и какие царапины и повреждения инспекторы включили в свою оценку.
Непонятно, как они эти данные анализировали и на основании чего именно делают вывод о траектории заглушки.

Защите не разрешили задать вопросы относительно исследования, которые я сейчас поднял соответствующим инспекторам, несмотря на наши ходатайства.

Я также хотел бы напомнить вам то, что я уже упоминал выше - нет никаких доказательств наличия каких-либо знаний в этой области у двух инспекторов.

Исходя из этого, вышеуказанным выводам следователей нельзя просто так придать доказательную силу.
В связи с этим важно и то, что А-А отметил в отчете 2020 года о расположении заглушки в иллюминаторе кабины.

A-A пишет, что JIT указывает на два разных места, где мог быть найден этот объект. A-A ссылается на анимацию, представленную JIT на большой пресс-конференции 28 сентября 2016 года.

В этой презентации показана анимированная версия части рамы кабины иллюминатора, где показано предполагаемое местоположение заглушки.
Тем не менее, на этом изображении чётко видно зеркальное расположение объекта по сравнеению с изображением рамы иллюминатора, которое имеется в деле.

В подтверждение того, что я сейчас говорю, и в качестве примера я покажу вам два изображения. При этом я покажу на анимации на основании чего следует предположить, что JIT указывает на другое место попадания, чем то, на которое указывают инспекторы полиции.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/28715.jpg

Слева вы видите исходное положение объекта, фотография была сделана до анимации JIT.
По описанию инспекторов полиции они обнаружили заглушку в месте, которое на фотографии слева обведено зеленым кругом. Есть и другие источники, указывающие на то, что заглушка находилась именно там.
Позже мы увидели, что заглушка оказалась в красном кружке, и, возможно, мы сможем показать анимацию еще раз, чтобы вы могли увидеть, что на анимации, которую предоставила JIT этот объект принял зеркальное положение.
На анимации оказывается, что заглушка стоит прямо.

В результате оказалось, что на анимации JIT заглушка сместилось вверх. А должно было быть наоборот — она должна находиться под красным кругом - там было исходное положение заглушки. А не в красном круге, как это было показано на анимации во время пресс-конференции в 2016 году.
И это важно, потому что эксперты на основании местоположения заглушки дали комментарии, совместимо ли её расположение с конкретным курсом ракеты.

Я уже говорил об этом кое-что, сейчас я покажу еще одно изображение.

Примечательно, что в дело не было включено ни отчета о коррекции местоположения заглушки, ни другого документа, указывающего на различия в её местоположении, где пояснялись бы различия в определении местоположения заглушки в раме илюминатора. Несмотря на комментарии A-A по этому поводу в 2020 г.
В результате определить точное исходное расположение заглушки в раме кабины не представляется возможным. К сожалению, играет роль и тот факт, что обломки пролежали без присмотра в зоне боевых действий в течение нескольких месяцев, прежде чем их удалось собрать и перевезти в Нидерланды.

И все вышеперечисленное важно, как я только что сказал, потому что эксперты из А-А во время совместного опроса экспертов у следственого судьи заявили, что заглушка не могла оказаться в месте, которое указывает JIT, если ракета во время взрыва находилась параллельно самолету, как о том говорит обвинение.
Мнение эксперта RMA диаметрально противоположное.

И хотя эта дискуссия, естественно, относится ко второму вопросу, я хотел бы в контексте идентификации ракеты применительно к этому обсуждению кратко указать на следующее.
А-А утверждает, основываясь на двух пунктах, что невозможно, чтобы заглушка попала в раму иллюминатора, если бы её источником была ракета «Бук», которая взорвалась в месте, указанном RMA и NLR.
Идёт речь про два угла, описывающих положение ракеты в момент подрыва. В горизонтальной плоскости - это азимут, в вертикальной - угол места/возвышения. Защита говорит, что при подлете к самолету с двумя углами для пуска из Зарощенского ракета расположена относительно самолета так, что этот кусок заглушки не мог попасть туда, где его нашли. Это она повторяет возражение "Алмаз-Антея”.

Во-первых, это связано с тем, что ракета “Бук” стабилизирована по двум осям (двум координатам), в связи с чем основная пластина находится в нижней части ракеты. Из-за этого она не была направлена в ту точку, где, по мнению экспертов RMA и NLR должен был находиться самолёт во время взрыва.

Во вторых, потому, что угол, под которым заглушка влетел бы в раму иллюминатора, не соответствует месту подрыва.

Я покажу это на анимации. При этом я понимаю, что используется 2D-анимация, в то время как в действительнотси мы имеем дело с ситуацией в 3D. Но я думаю, что будет правильно её показать., чтобы было понятно что я имею в виду.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/44584.jpg

Это анимация из презентации JIT. Положение ракеты относительно самолета соответствует курсу, который установила JIT.

От ракеты отходит жёлтая стрелка. Точка, в которой эта стрелка соприкасается с ракетой - это примерное местоположение того самого объекта, который обозначается в деле как “заглушка” .

И по желтой стрелке можно видеть, что она идет не снизу вверх, а сверху вниз, чтобы в итоге оказаться в той самой раме иллюминатора кабины. Если бы эта заглушка направлялась снизу вверх, то её перемещение соответствовало бы красной стрелке на рисунке. Но при таком положении ракеты это невозможно.
По словам инспекторов полиции, заглушка вошла в раму кабины пилотов снизу вверх. С точки зрения геометрии и физики это не соответствует детонации ракеты примерно в 1,6–2 м слева сверху кабины. В отчётах NLR и RMA относительно рассчёта места запуска ракеты/места взрыва ничего об этом не сообщается.

Как уже упоминалось, эксперт RMA указывает, что у него противоположная точка зрения в отношении выводов А-А.
Сначала он заявляет, что местонахождение заглушки можно объяснить только параллельноым курсом - опять отметим однозначность и уверенность этого эксперта.
Но но позже на опросе, после некоторых дополнительных вопросов, он, кажется, выбирает более осторожную позицию и говорит, что при курсе, который определил RMA есть большая вероятность, что заглушка окажется там, где оказалась.
Таким образом, он переходит от однозначного утверждения к большей вероятности.
Он основывает свое заявление на внутреннем отчете, который недоступен ни защите, ни суду.
Когда позже во время опроса ему показывают позицию ракеты при взрыве, которую указал Совет по вопросам безопасности Нидерландов (OVV), которая мало чем отличается по ориентации и направлению ракеты от положения на котором настаивает RMA, этот эксперт говорит, что не исключает, что заглушка могла влететь из этого места в позицию, определённую JIT, но шанс этого очень мал.
Проще говоря, при курсе, на который указывает JIT он говорит, что вероятность того, что эта конкретная деталь могла оказаться в этом месте, очень мала.

Во время этого опроса NLR также просили отреагировать по данному вопросу.
Эксперт NLR ответил: я не могу сейчас ответить на этот вопрос потому что мы вообще не проводили никаких исследований по этому поводу.

Основываясь на вышеизложенном, мы приходим к следующим выводам:

Во-первых, сушествует слишком много неопределённостей и вопросов относительно точного изначального местоположения заглушки в раме иллюминатора кабины пилотов.
RMA делает свои заключения на основании местоположения заглушки, которое определила JIT – насколько оно соответствует курсу, который рассчитал RMA. Неизвестно, каким было бы заключение RMA, если бы было определено другое местонахождение заглушки.

Во-вторых, наше дополнительное заключение состоит в том, что выводы RMA и А-А настолько противоречивы, что на их основе нельзя сделать никакого ответственного выбора.

Тем не менее, судя по анимациям, маловероятно, что этот небольшой кусок стали, который спрятан в нижней части ракеты и поэтому находится относительно далеко от боеголовки, мог бы оказаться в месте, которое определила JIT и при курсе, который указывает JIT.
Это всё, что я хотел сказать об объекте, который обозначается в деле как “заглушке” в контексте разговора о картине повреждений. Мы ещё вернемся к этой детали позже, когда дело дойдет до визуального анализа этого фрагмента и его химического состава. Это будет в понедельник.

Теперь перейдём к нашему выводу отностельно проведённых исследований картины повреждений.
Все вышеизложенное показывает всю степень ограниченности обсуждённого мной исследования картины повреждений. Полиция произвела плохую оценку картины повреждений и не определила оружие, которое могло вызвать эти повреждения.

Эксперты занимались в основном вопросом определения предполагаемого места запуска ракеты. В этом контексте они косвенно оценивают повреждения от применения ракеты «Бук» с новым типом боеголовки - оружие, которое было заранее навязано прокуратурой.

Они пришли к выводу, что обнаруженная картина повреждений может соответствовать применению этого оружия, в зависимости от того, каким курсом летела эта ракета. Однако картина повреждений не настолько отчетлива, чтобы можно было исключить применение и более старой ракеты «Бук».

Нельзя исключать и применения другой ракеты, кроме ракеты «Бук».
В конце концов, исследования не были направлены на изучение других ракет, и никаких экспериментальных исследований по исключению этих других ракет не проводилось.
Заглушка, которую мы обсуждали в этом отношении ничего не меняет. Кроме того, её местоположение не является решающим фактором для идентификации оружия.

Таким образом, расследование картины повреждений было проведено небрежно и было неполным, поэтому его результаты не могут служить независимым основанием для ответа на первый вопрос (Чем сбили рейс MH17). На этом я бы хотел на сегодня остановиться.

16

Выступление защиты обвиняемого Пулатова.
Март: 7, 9, 11, 16, 18, 21, 23, 24, 25, 28, 30

Перевод с https://t.me/mh17NL/2319

----------16-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк продолжает -

Теперь я перехожу к конкретному обсуждению источников доказательств, представленных в деле, которые могли бы способствовать идентификации ракеты, и я, в частности, буду использовать порядок, которого также придерживался суд при представлении документов.
Эта глава называется 9 фрагментов «Бука», обнаруженные на месте крушения и в обломках.
В качестве обоснования ответа на вопрос какое оружие могло нанести повреждения рейсу MH 17, в деле упоминается об обнаружении 9 фрагментов, которые, как утверждается, являются составными частями от этого оружия.
Эти 9 фрагментов, о которых я только что сказал, также были перечислены судом на судебном заседании. В своей речи прокуратура остановилась только на двух из этих фрагментов, а именно, на зелёной заглушке, извлечённой из рамы иллюминатора кабины пилотов, о которой я уже говорил в прошлую пятницу, и заглушке из шпангоута кабины.
Только эти два фрагмента были приведены прокурором в качестве источникоы доказательств.
Прежде чем обсудить эти девять упомянутых фрагментов, я хотел бы сначала акцентировать внимание на том, что в обвинительном заключении не сказано, какой тип ракеты «Бук» был причиной катастрофы рейса MH17.
И это несмотря на то что мы подали относительно этого вопроса ходатайство на слушаниях 1 ноября прошлого года, как я уже говорил в пятницу.

Важность определения типа ракеты «Бук», ответственной за крушение MH17, станет очевидной, когда мы обсудим девять фрагментов «Бука».
Прокуратура указала, что МН17 был сбит ракетой БУК серии 9М38. В этой серии ракет можно ращлимчить две ракеты, а именно 9М38 и 9М38 М1.
И с этого момента я буду называть их старая и новая ракета, чтобы не повторять эти цифры каждый раз. Эти два типа ракет схожи между собой, но имеют также и различия. Различия заключаются, например, в скорости ракеты, траектории полета, боеголовке, которую можно установить, и некоторых внешних характеристиках.
Не только прокуратура предпочла не укзазывать какой именно тип ракеты из этой серии по их версии ответственен за гибель MH17. Это не делают и эксперты из RMA. Те тем не менее они предполагают, что обнаруженные фрагменты ракеты, которые будут обсуждаться ниже, фактически являются частью этой ракеты.
То, что этот выбор не был сделан, можно понять, если принимать во внимание имеющиеся доказательства. Хотя с другой стороны это и не понятно.
Почему я говорю можно понять?
Потому, что найденные фрагменты из стали не указывают на только один из двух типов ракет «Бук».
Все фрагменты вместе взятые не указывают ни на только старую, ни на только новую ракету.
С другой стороны, в этом есть и проблема.
Похоже эти фрагменты не от одной ракеты, а от нескольких.
Одни фрагменты не могут бытть частью старой ракеты, другие - новой.
Фрагменты, которые были найдены и которые являются вещественными доказательтвами в данном деле не являются деталями из одного и того же источника.

В сценарии, который был представлен прокуратурой не может быть, чтобы эти детали были от двух ракет. Но имеющиеся фрагменты/детали противоречат этому сценарию.
Это обстоятельство не было упомянуто прокуратурой во время её выступления. Точнее, прокуратура обошла это обстоятельство. И вопрос в том, было ли это сделано умышленно.
Далее я представлю обзор вышеупомянутых 9 фрагментов. При обсуждении каждого из фрагментов я уделю внимание вопросу о том, могла ли эта деталь происходить от старой ракеты или от новой.
Затем я подробно расскажу об особенностях каждого из этих франментов, если таковые имеются.

При обсуждении сходства и различия я не буду говорить о цвете. Из материалов дела следует, что как старая, так и новая ракеты могут быть окрашены в зелёный цвет. В связи с этим цвет не может быть отличительнгым критерием при идентификации типа ракеты БУК.
После обсуждения 9 фрагментов, я кратко остановлюсь на двух других фрагментах. А затем речь пойдёт о документации ракет, а также о месте обнаружения этих 9 фрагментов/частей ракеты.
Эти места обнаружения имеют большое значение для определения судебно-доказательной ценности фрагмента. Другими словами, я укажу для каждого фрагмента, частью ракеты какого типа он может являться. Затем можно ли доказать что тот или иной фрагмент находится в причинно-следственной связи с ракетой, которая взорвалась рядом с MH17. Это исключительно важный вопрос в уголовном деле.
Как мы покажем, лишь очень ограниченное количество фрагментов может быть связано причинно-следственной связью со взорвавшейся ракетой. Поэтому важно обсудить являются ли эти фрагменты уникальными для ракеты «Бук».
При обсуждении этих фрагментов я буду показывать их изображения, которые имеются в деле.

Кроме того, я буду сопровождать мою речь постоянно дополняющимся обзором, в который каждый раз будут добавляться выводы по каждому из фагметов, к которым я буду приходить во время моей речи относительно их связи с типом ракеты «Бук».
В этом обзоре будет показано, к какмм выводам пришли эксперты относительно принадлежности имеющихся фрагменоов ракет - относятся ли они к старому, к новому или к обоим типам ракеты «Бук».
Подробный общий обзор, включая цитаты из дела, из которых следуют выводы в отношении фрагментов, был добавлен к этой речи в виде отдельного приложения.
Во время моего выступления я покажу вам сокращенный обзор, который постоянно будет дополняться. Наконец, я подробно остановлюсь на двух конкретных фрагментах, о которых говорится, что они имеют форму бабочки. А также на нескольких других обломках, которые связывают с боевой частью ракеты.
Прежде чем перейти к обсуждению выводов сравнительных исследований я ещё скажу несколько слов о взрывных… (нечётко)
На этом я завершаю вводную часть.

Я начну с 2 осколков, длинной антенны и антенны.

Я начну с двух осколков зелёного цвета, которые были найдены вместе. Что касается первого осколка, эксперт из AFP заявляет, что с учетом проведенного им физического сравнения он показывает сходство с такой же частью новой ракеты.
Он прямо исключает, что эта деталь могла исходить от старой ракеты. После физического сравнения экспертом AFP фрагмент был исследован NFI.

На основании исследования элементного состава следует, что этот фрагмент невозможно отличить от другого найденного зеленого осколка.
Этот второй зеленый осколок настолько мелкий, что по мнению NFI по внешним характеристикам невозможно различить, относится ли этот осколок к старой или к новой модификации ракеты «Бук».
Однако эксперт из AFP отмечает, что полосы на этом осколке настолько совпадают с полосами на первом осколке, что, по его мнению, между этими двумя фрагментами есть связь.
Эту связь NFI подтверждает на основании металлургических исследований.
В отношении осколка NFI отмечает, что он не имел признаков совпадения с другими исследованными фрагментами.
И это заключение приводит NFI к следующему выводу: поскольку эти фрагменты не имеют никакого отношения к фрагментам, найденным в обломках, неясно, принадлежат ли эти фрагменты ракете, сбившей MH17 - говорится в отчёте NFI.
Этот вывод имеет важное значение и не может быть сделан исключительно на основании судебной экспертизы. Расположение этих фрагментов также поднимает вопрос о том, могли ли эти фрагменты принадлежать ракете, которая могла поразить MH17.
Я ещё остановлюсю на этом. Что касается этих двух осколков, то из вышеизложенного может следовать лишь то, что эти два осколка предположительно исходят от ракет «Бук» нового типа. Но нельзя прийти к выводу, что эти осколки имеют отношение к ракете, взорвавшейся рядом с MH 17.
Фрагмент “часть штеккера”, как он называется в деле. Из материалов дела следует, что имеется в виду осколок, который, похоже, имеет отношение к штеккеру.
Основываясь на физическом сравнении, исследователь AFP исключает, что эта часть происходит от так называемого контраштеккера старой ракеты, и видит сходство с контраштеккером более новой модели.
Он приходит к выводу, что если эта деталь имеет отношение к ракете «Бук», то она была частью ракеты нового типа.
Затем этот фрагмент сравнили по элементному составу с семью другими фрагментами, в том числе и теми, которые были изъяты из обломков самолёта.
Сравнение элементного состава этих фрагментов и штеккера показывает, что на первый взгляд имеется некоторое соответствие с тремя фрагментами.
NFI не даёт оценки этому соответствию, так как ранее его эксперты уже находили подобное количество соответствий у фрагментов, о которых было известно, что они происходят от разных ракет или частей ракет.
Затем NFI приходит к выводу, что, несмотря на то, соответствие неполное, это не означает, что фрагменты, обнаруженные в обломках кабины, не произведены из того же исходного материала, что и фрагмент, обнаруженный на месте крушения.
Они к этому добавляют, что это неполное соответствие увеличивает вероятность случайного совпадения.

Подводя итог, здесь утверждается, что исходный материал фрагмента под названием штеккер в равной мере может быть как таким же как и исходный материал фрагментов, найденных в так называемом мусоре, собранном в кабине пилотов, так может от него и отличаться.
Вследствие этого (этой неопределенности) невозможно с необходимой уверенностью установить, имеет ли этот источник доказательств отношение к ракете, которая сбила самолёт. Другими словами, есть ли причинно-следственная связь.
В конечном итоге, NFI приходит к выводу, что вероятность того, что источником фрагментов из кабины пилотов является та же ракета «Бук», что и источник обнаруженного на месте крушения фрагмента секции 4 выше, чем вероятность того, что их источником была другая ракета «Бук» или другой источник. Этот вываод не вполне понятен и не вполне разумен в свете того, что я процитировал из этого отчёта.
Защита не смогла опросить составителей данного отчёта ввиду ограничения, наложенного судом в промежуточном решении от 25 ноября 2020 года.
Кроме того, NFI указывает, что когда в отчёте говорится “более вероятно”, имеется в виду вероятность в порядковых величинах от 10 до 100. Это очень ограниченное значение. В конце моей речи я более подробно остановлюсь на употребляемых экспертами терминах вероятности.
Заключение NFI в отношении этой части, т.е. фрагмента штеккера, вместе с выводоми об осколках, обсуждавшихся сегодня ранее и общее заключение отчёта говорит о многом, а звучит оно следующим образом:
Однако проведённое NFI исследование элементного состава фрагментов, найденных в раме иллюминатора кабины пилотов, фрагментов из двери кабины пилотов и фрагментов, обнаруженных на месте крушения самолёта (т.е. осколок штеккера и двух других названных фрагментов показало, что они не связаны между собой.
Таким образом NFI не видит никакой связи между этими обломками и фрагментами, упомянутыми в цитате.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/94323.jpg

Найденные предполагаемые части антенны ракеты БУК с боеголовкой более нового типа 9М38M1

Итак, я повторю ещё раз - никакой связи между этим фрагментом, двумя упомянутыми осколками и двумя фрагментами, найденными в обломках, обнаружено не было.

17

----------16-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк продолжает -

Следовательно, исходя из элементного состава, нет никакой связи между осколками, найденными в фрагментах, которые были обнаружены в обломках.
Таким образом, причинно-следственная связь между осколком и сбившей самолёт ракетой не установлена ​​и, по-видимому, отсутствует. Это отсутствие связи с катастрофой MH17 подкрепляется местом обнаруженния этого фрагмента, я расскажу об этом чуть позже.
Относительно типа ракеты можно сделать лишь вывод, что деталь происходит не от старого, а возможно от нового типа. Вот почему мы поместили этот осколок в наш дополняющийся обзор деталей новой ракеты.
Теперь я перехожу к ​​части в форме трубы или к оболочке. Основываясь на физическом сравнении между этой частью, оболочкой ракеты и двумя типами ракет «Бук», эксперт AFP утверждает, что размеры ​​части в форме трубы одинаково соответствуют обеим эталонным ракетам.

Сравнение с этими деталями, по-видимому, проведено лишь поверхносто. Нак, например, нет подробного отчёта относительно сходства или различия в размеров конкретных частей оболочки ракеты. Нет описания её внешних характеристик и размеров, например, узлов крепления деталей крыла, а также информации о так называемом переходном кольце,нет характеристик внутренней части фрагмента.
Мы не находим в отчете какого-либо идентифицирующего анализа по этим частям. Кроме того, физическое сравнение, которое действительно имело место, по-видимому, касалось только новой ракеты.
Сравнение с оболочкой двигателя старой ракеты, похоже, не проводилось. Во всяком случае, нет ни фотографий, ни описаний, кроме единственного замечания, что тоже самое относится и к ракете 9М38.
Таким образом, в рассматриваемом отчете нет обосновывания того, существуют ли, и если да, то какие, различия между оболочкой двигателя старой и новой ракеты, а также между эталонной ракетой и ​​частью в форме трубы.
Таким образом, вывод о том, что оболочка двигателя имеет сходство как со старой, так и с новой ракетой, на основе проведённого проведенного AFP сравнения не очевиден. В дополнение я покажк вам крупное тзобоажение ​​детали трубчатой формы, на которой видны некоторые цифры.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/85097.jpg

Эксперт AFP, проводивший физический анализ, и свидетель докладчик, анализировавший цифры на различных частях ракеты, не заметили этих цифр, обведенных красным, по крайней мере, они ничего об этом не включили в свои отчеты. В деле имеется только фотография этой детали.
Никаких дальнейших исследований этих конкретных цифр не проводилось. Поэтому неизвестно, должны ли они иметь сходство с другими компонентами ракеты или, например, с журналом регистрации чатей ракеты, о котором будет сказано позже.
Что еще бросается в глаза при визуальном анализе детали в форме трубы, так это то, что эта часть практически цела. Деталь не имеет деформаций от взрыва и деформаций от падения с большой высоты.

Мы кстати, видели эту деталь сами на военной базе в Гильзеряен на начальной стадии расследования. И мы уже тогда это отметили.
Так что я не просто делаю заключение по фотографии. Это примечательно, ведь при проведении обоих арена-тестов на корпусах двигателей обеих ракет, которые были использованы во время арена-теста как JIT в Украине, так и во время полигонных испытаниях А-А можно было наблюдать большие деформации и нагар. Я показываю фотографии различий между ​​частью трубчатой формы и двумя оболочками двигателя после детонации, которые появились во время испытаний.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/57402.jpg

Слева вы можете видеть часть ракеты трубчатой формы после полевых испытаний А-А и справа после арена-тестов JIT. А ниже вы видите абсолютно идеальную, если можно так выразиться, трубу, которая совсем не похожа на картинки выше.

На основании этих различий возникает вопрос, могла ли трубчатая часть образоваться в результате взрыва рядом с MH17. В дополнение к физическому анализу трубчатой ​​части NFI также указал, что было проведено сравнительное исследование на основе элементного состава с фрагментами, обнаруженными в обломках и корпусе двигателя трех эталонных ракет.
Для этого из трубчатой ​​части были вырезаны полоски, которые затем разделили на несколько небольших частей. Результаты этого сравнительного исследования представлены в отчете от 5 апреля 2018 года.
Из этого отчета следует, что состав передней части оболочки двигателя отличается от задней части. Кроме того, можно прочитать, что оболочки двигателей различных использованных эталонных ракет можно отличить друг от друга.
На основании этого сравнения нельзя сделать вывод о том, происходит ли трубчатая часть от ракеты Бук, и если да, то какого типа. Кроме того, 8 фрагментов сравниваются с трубчатым элементом. Это фрагменты из левого крыла MH17 и фрагменты из так называемого выметенного мусора.
Это касается того, что нашли в на авиабазе Хилзеряйен при анализе обломков. На основе этого сравнения следует, во-первых, что 6 из 8 исследованных фрагментов нельзя на основе элементного состава отличить от передней оболочки трубчатой детали.
На основе так так называемого параметра схожести, рассчитанного NFI, эксперты приходят к следующему соотношению вероятностей. А именно, что “немного более вероятно, до намного более вероятно”, что фрагменты исходят от той же ракеты Бук, что и трубчатый элемент, чем то, что эти фрагменты исходят от другой ракеты Бук. Итак речь идёт о критериях “от немного вероятнее, до намного более вероятнее”.
При использовании таких словестных терминов и теорий вероятности очень важно очень точно оценить, как исследователи пришли к этому выводу. Для этого в отчёте имеется таблица с отношениями вероятностей, которая очень важна в этом отчёте.

В этой таблице показаны все рассчитанные соотношения вероятности для 8 исследованных фрагментов. NFI делает следующий комментарий по поводу этой таблицы.

Значения больше 72 или меньше 0,11 не являются достаточно надежными, согласно NFI. Если принимать во внимание этот предел вероятности, становится ясно, что это соотношение могло быть определено только для трех из 8 фрагментов.
Таким образом, только по 3 фрагментам из 8 NFI удалось сделать утверждение относительно сформированной гипотезы. Помимо этого, из отчета не понятно, каким образом производился необходимый статистический расчет.
Этот расчёт фактически изложен в другом отчете, который не был добавлен к делу и, следовательно, недоступен для защиты суда.
Поэтому невозможно на этой основе проверить расчеты и опротестовать их по существу.
Я думаю, важно отметить следующее об этих статистических расчетах. Расчет, проведенный в 2018 году, привёл к тому, что отчет по 8 рассматриваемым фрагментам должен был быть пересмотрен.
Отчет был составлен 2 сентября 2016 года, но через два года был пересмотрен. Примечательное различие между двумя версиями заключается в выводе, который делают эксперты. В отчете от апреля 2018 года первый вывод об оценке гипотезы сильно отличается от вывода от сентября 2016 года.
Разницв связана с использованием квалификации «от незначительной до гораздо более вероятно» там, где ранее была указана квалификация «гораздо более вероятно». Это разница от 100 до 10 000 вероятности в 2016 году до 2 до 10 000 вероятности в 2018 году.
Таким образом, вывод за два года стал менее вероятным из-за статистических расчетов, чем в первоначальном анализе NFI. Вот почему важно внимательно изучить эти статистические расчеты и их обоснования.
Нам не разрешили задавать вопросы по этому поводу, поэтому непросто выяснить, что именно послужило причиной корректировки этого заключения. Это также поднимает вопрос о том, должны ли эти скорректированные статистические расчеты иметь последствия для других и ранее опубликованных отчетов NFI.
Отвечая на вопрос, могли ли исследованные фрагменты фрагменты оболочки принадлежать другому оружию, помимо ракеты Бук NFI отмечает следующее. “Однако нельзя исключать, что существуют и другие зенитные ракеты, в которых по причинам функциональности ракетный двигатель состоит из того же материала, что и секция 3 ракеты Бук. И поверхность которых обработана и окрашена аналогичным образом.”
На основании всего вышеизложенного физико-криминалистическая экспертиза не привела к убедительной ясности в отношении того, имеет ли фрагмент в форме трубы причинно-следственную связь с ракетой, которая сбила самолёт, а также какого типа была ракета, компонентом которой являлся этот фрагмент.
На второй вопрос о том, от какого типа ракеты могла быть трубчатая часть, есть четкий ответ, если мы посмотрим в журнал регистрации. На фрагменте ​​в форме трубы видны различные метки. После запроса о правовой помощи Минобороны России собрало соответствующие записи о ракетах и ​​предоставило их JIT.
Из этой регистрационной записи следует, что оболочка двигателя с номером, который виден на трубчатой ​​части, была собрана в 1986 году в составе ракеты 9М38 старого типа. Позже я подробнее остановлюсь на журнале регистрации ракеты, но в этой части я ограничусь пока этим.
Во время опроса у следственного судьи эксперт из А-А заявил, что из журнала регистрации следует, что говорить о том, что рейс MH17 могла сбить ракета типа 9М38 можно только в том случае, если оба фрагмента, а именно трубчатая ​​часть, и трубка вентури, принадлежали одной ракете, которая сбила самолёт. О трубке вентури я также буду гоаорить позже. В своем ответе на дополнительные вопросы защиты эксперт А-А еще раз это подтвердил.
Короче говоря, на основе записей в регистрационном журнале в сочетании с ответами А-А, т.е. производителя, можно определить, что трубчатая часть относится к более старой ракете. Проведённое с недостатками иссдедование AFP имеет при этом меньшее значение.
Адвокат показывает таблицу с обзором деталей, которые уже были рассмотрены и помещены соответственно в колонку к ракете старого, либо нового типа.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/44883.jpg

18

----------16-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк продолжает -

Теперь я перехожу к проводке, которая была найдена в контейнере между обломками mh17. Эксперт AFP на основании физического сходства этого фрагмента определил, что эта провода является основной проводкой (electric transit main) с номерами W3 и W4.
Исследователь сравнил проводку из кабельной части с проводкой двух эталонных ракет. И на этом основании приходит к выводу, что они внешне похожи.
Однако есть разница между креплениями проводки в эталонных ракетах.
Ведь крепление в старой ракете не магнитное, в отличии от крепления в новой ракете.
Найденная деталь также имеет магнитное крепление, и на основании этого AFP делает вывод, что найденная деталь наиболее соответствует кабельной части W3 W4 новой ракеты.
После того, как AFP провёл визуальное сравнение по фищическим характеристикам никаких других дополнительных исследований этой детали проведено не было. Подробное исследование элементного состава крепления не проводилось. Таким образом, судебная экспертиза не установила никакой связи между этим фрагментом и гибелью рейса mh17.
Таким образом, в отношении этой части можно определить только то, что она, вероятно, является частью новой ракеты. Доказательств того, что она как-то связана с ракетой, которая сбила самолёт нет. Мы разместили эту кабельную часть в таблице, в колонке, относящейся к новой ракете.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/40157.jpg

Теперь я перехожу к пятому фрагменту. Осколок от сдвижной пластины, заглушка из шпангоута.
Это первая заглушка, которую прокуратура считает одной из самых важных улик.
Это заглушка серебристого цвета, найденная в обломке шпангоута. Эта часть шпангоута была обнаружена примерно 8 августа 2014 года между несколькими личными вещами пассажиров и экипажа рейса MH17.
Эксперты NFI извлекли осколок серебристого цвета из шпангоута и исследовали его.
В период с 23 ноября по 4 декабря 2015 года несколько экспертов во время совещания эмпирическим путем установили, что этот фрагмент, вероятно, является осколком хвостовой части ракеты «Бук». В деле нет подробностей этого совещания и того, как был проведён анализ этого осколка.
В деле имеется отчет об исследовании, проведенном AFP, в котором он сравнивает серебристую деталь, которую в NFI разрезали на 3 части, со сдвижной пластиной эталонной ракеты.
На основании внешних характеристик эксперт делает вывод, что деталь напоминает сдвижную пластину как старой, так и новой эталонных ракет. NFI провела судебную экспертизу элементного состава этого фрагмента и пришла к выводу, что он состоит из нержавеющей стали. По данным NFI, осколок нельзя отличить от осколка, изъятого из тела одного из погибших и от сдвижных пластин ракеты 9М38 (старой ракеты) и ракеты, использовавшейся во время арена-тестов.
Но из выводов того же NFI следует, что фрагмент отличается от сдвижных пластин новой ракеты. Последний вывод примечателен. С одной стороны, заглушка не может быть фрагментом того же исходного материала, что и сдвижная пластина новой ракеты. ​С другой стороны, она может быть фрагментом того же исходного материала, что и сдвижная пластина ракеты, которая была использована во время арена-тестов. И это была новая ракета.
Во время опроса у следственного судьи свидетель RC07 сказал, что сдвижные пластины из нержавеющей стали на обеих ракетах Бук ничем друг от друга не отличаются.
Когда вы зачитывали материалы дела на судебном заседании, вы указали, что из этого вы заключаете, что эти объекты не отличаются друг от друга и что на их основании невозможно сделать вывод частью какого именно типа ракеты Бук является рассматриваемая деталь.
В контексте формулировки, которую в этом отчете даёт NFI это действительно тот вывод, к которому можно прийти. Но вне этого контекста, на наш взгляд, следует сделать более широкий вывод.
RC07 добавляет к своему объяснению, что это тип нержавеющей стали, который довольно распространен и, следовательно, не является чем-то особенным. Кроме того, он не исследовал в какой степени следы обработки этой детали соответствуют характерным следам обработки ракет «Бук» относительно других военных ракетных систем.
Таким образом, доказательная ценность предполагаемой связи, определённой на основании элементного состава между этой заглушкой и рассматриваемым в данном исследовании фрагментом, изъятым из тела погибшего с одной стороны и ракетой Бук с другой стороны оказывается под вопросом.
Таким образом, в отношении этой детали следует сделать вывод, что окончательного заключения по вопросу о том, является ли этот она частью ракеты Бук сделать нельзя. И если эта деталь и является частью ракеты Бук, то невозможно определить деталью какого именно типа ракеты она является. Поэтому мы в нашей дополняющейся таблице поместили эту деталь в категорию неопределенных.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/46768.jpg

Теперь я перехожу ко второй заглушке. Деталь основной платины ракеты, заглушка из иллюминатора рамы кабины пилотов.

Речь идёт о заглушке зелёного цвета, которая была обнаружена в раме иллюминатора кабины пилотов.

Исследователь AFP заключает в отчете о внешних характеристиках, что заглушка имеет сходство с основными пластинами обеих эталонных ракет.
Этот вывод не понятен ввиду имеющихся фотографий и сравнения следов обработки при изготовлении, которые на них можно увидеть.
Я поясню это на нескольких фотографиях.
Для этого важно, что исследователь AFP при визуальном осмотре отмечает, что на различных фрагментах также видны так называемые следы фрезеровочной обработки.
NFI также отмечает это и называет их следами обработки. Эти следы обработки также видны на одной стороне основных плит и на заглушке. Что поразительно, однако, так это то, что ни эксперт из AFP, ни эксперт из NFI или RMA не производит никакого сравнительного анализа между этими следами обработки.
При этом есть заметные различия между следами, имеющимися на основной плите старой ракеты и на основной плите новой ракеты. Я покажу вам две основные пластины и видимые на них следы обработки на фотографиях.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/97790.jpg

Следы обработки на заглушке также хорошо видны, и исследователь AFP сравнил их со следами обработки, видимыми на основной плите старой ракеты. Для этого я показываю вам сравнительную таблицу 38 из отчета AFP. Там вы можете увидеть сравнение этих следов обрабоки. Слева – то, что видно на заглушке, и справа - что видно на эталонной ракете. Это отмечено красной линией.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/41615.jpg

Теперь я покажу вам изображение заглушки, изображение основной плиты старой ракеты и основной плиты новой ракеты. Слева вы видите то, что я показывал раньше, и что теперь размещено рядом с предыдущим слайде.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/30398.jpg

Теперь можно ясно видеть разницу между следами обрабоки на заглушке и следами обрабоки на основной пластине новой ракеты, которая изображена справа. В то время как следы обработки на старой ракете, кажется, очень хорошо совпадают со следами обработки на заглушке. Однако это различие не было упомянуто исследователем AFP в его отчете.
Причина этого неясна, и защита не смогла задать вопрос по этому поводу.
Основываясь на этом сравнении следов обработки на основных пластинах, заглушка показывает больше сходства с основной плитой старой ракеты, чем с более новой моделью.
Для окончательной оценки этой разницы необходимо исследование процесса изготовления основной пластины ракеты Бук.
Такое расследование не проводилось, так что никакой информации об этом процессе в деле нет.
Это примечательно, потому что визуальное сравнение следов обработки, подобное тому, что я только что показал, может по мнению эксперта предоставить столь же убедительные, если не более сильные доказательства, чем химический анализ состава материала, такого как пластик или металл. Ведь следы обработки могут кое-что сказать о возможном происхождении и сходстве или различии между партиями исследуемой детали.
В связи с этим, необходимо было бы провести дальнейшее исследование следов обработки, имеющихся на заглушке. Особенно когда сравнительные химические исследования металлов не дают окончательного ответа о типе ракеты, частью которой эта деталь могла быть. Таким образом, это упущенная возможность исследования.
Хочу тажке отметить, что из документа примо 1572 следует, что на заглушке была обнаружена белая краска. В отчёте ничего об этом не сказано. Это примечательно, так как в на данном фрагменте речь идёт именно о белой краске. Другие чати и эталонные материалы окрашены либо в зелёный, либо в кремовый цвет. В любом случае не в белый.
В более позднем отчете говорится, что белая краска больше похожа на краску самолета, чем на краску ракеты. Из результатов анализа в этом отчете в приложении 4 к отчету следует, что сходство с эталонными образцами краски с самолета оценивается лишь как умеренное.
Расположение заглушки в раме иллюминатора, по-видимому, предполагает, что на ней не могло быть видно краски с самолета, так как заглушка влетела не через ту часть кабины, которая окрашена в белый цвет. Но никто из экспертов это не объясняет.
В этой связи также стоит отметить, что NFI в двух отчетах об обнаруженной белой краске пишет следующее:
“Непонятно, была ли краска в указанном месте изначально. Или она была пересена туда с другого объекта. В конце концов недостаточно установлено, каково значение обнаружения белой краски.” И речь при этом идёт об улике, которую прокуратура считает очень важной
Обнаружение (белой краски) оставляет открытой возможность того, что заглушка могла быть частью другого оружия, а не ракеты Ьук, упомянутой NFI. На основании криминалистического исследования элементного состава этой заглушки невозможно сделать окончательный вывод о типе ракеты, частью которой она могла быть.

Позже я среди прочего более подробно остановлюсь на значении сравнительного исследования, в том числе и этой заглушки.
Поскольку мы приходим к заключению, что убедительно доказать происхождение этой заглушки от какой-либо модификации ракеты Бук невозможно мы помещаем эту деталь в нашу обзорную таблицу в категорию объектов с неопределённым происхождением.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/65384.jpg

19

----------16-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк продолжает -

Перехожу к 7 детали, части стабилизатора крыла ракеты.
Эта часть была изучена только на основе физического анализа экспертом AFP. Она не была проходила криминалистическую экспертизу элементного состава.
Эксперт AFP заключает, что крыло имеет сходство с крыльями как старой, так и новой ракеты. Из-за отсутствия криминалистических исследований элементного состава этого фрагмента нельзя сделать никаких заявлений о его возможном происхождении или о связи с ракетой, которая могла поразить самолёт.
Кроме того, на детали были обнаружены разные номера.
Номер 194 174 выбит на нижней стороне крыла, а номер C 86 написан черным цветом.
Судя по всему, дальнейшее расследование этих цифр не проводилось.
Несмотря на то, что в техническом руководстве новой ракеты Бук указано, что на внутренней стороне каждого крыла имеется серийный номер ракеты.
Почему не было проведено дополнительного исследования этих цифр непонятно.
Это было бы логично сделать, чтобы либо исключить, либо наоборот подтвердить связь данной детали с другими деталями (ракеты).
По этой детали были исследованы лишь пробы краски. Но на основании этого исследования невозможно сделать вывод о её происхождении. Поэтому далее я её больше обсуждать не стану.
Что касается этой детали по нашему мнению невозможно сделать вывод о типе ракеты Бук частью которой эта деталь возможно является. Кроме того отсутствует любая связь со взрывом рядом с MH17.
В нашем обзоре эта деталь попадает в категорию объектов с неопределённым происхождением.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/43369.jpg

Перехожу к 8 части, вентури.
19 мая 2015 среди обломков в одном из контейнеров на военной авиабазе Хилзеряен была найдена эта вентури.

Эксперт AFP сравнил эту деталь с вентури двух эталонных ракет. Он заключает что физическое размеры этой детали соответствуют размерам обеих эталонных вентури. На обеих эталонных ракетах также имеется номер, написанный от руки. Но на этих ракетах номер находится на верхней части детали.
На найденной вентури написанный от руки номер помещён в нижней части.
Помимо этого, можно видеть номер на нижнем краю найденной вентури. Такой номер имеется также на вентури новой ракеты. У вентури старой ракеты нет номера на нижнем краю.
На этом основании эксперт AFP заключает, что эта деталь имеет больше сходства с эталонным материалом новой ракеты. Но этим выводом эксперт, по нашему мнению, недооценивает тот факт, что от руки написанный номер на найденной вентури находится совсем в другом месте, отличном от эталонных ракет. Это было необходимо отметить при внимательном изучении этой детали.
Почему номер расположен в другом месте не объясняется. В связи с этим следует считать, что AFP не учла эту деталь в своём анализе. Возникает вопрос – какую ценность тогда представляют выводы о других частях вентури в этом отчёте.
Помимо этого, на внутренней части вентури эталонных ракет имеется номер, написанный белым цветом. Его нет на вентури, которую нашли. Также нужно отметить, что материал на внутренней части найденной детали идёт до нижнего края, чего не наблюдается на эталонных ракетах обоих типов.
На вентури эталонных ракет на внутренней части видна краска, которая имеется и на остальной части ракеты. Этой краски нет на найденной вентури.
Об этих различиях эксперт AFP не упоминает. В связи с этим возникает вопрос, эта вентури действительно от ракеты Бук? Так как у защиты не было возможности опросить составителя этого отчёта невозможно выяснить заметил ли он перечисленные наблюдения. И как можно рассматривать его заключение в свете указанных несоответствий между найденной вентури и вентури эталонных ракет.
Элементный состав металла вентури не был дополнительно исследован.
Не производился он и для так называемого теплозащитного экрана который виден с внутренней стороны. И это несмотря на то, что из эталонных ракет были извлечены детали, из которых состоит вентури, которые позволяют произвести подобное сравнительное исследование. Если бы подобное исследование было проведено, оно бы могло показать соответсвия, либо различия между найденной вентури и эталонным материалом.
Это же касается исследования остатков горючего материала в ракетах. Результаты подобного исследования эталонных ракет имелись, как становится понятно из некоторых отчётов.
В отношение этого фрагмента стоит сказать, что видимые на нём номера соответствуют номерам, указанным в журнале регистрации A-A.
На основании этого журнала можно понять, что эта деталь была смонтирована на ракету 9M38, то есть на старую ракету, что противоречит осторожным выводам эксперта AFP. Позже я более подробно остановлюсь на журнале регистрации ракеты и отдельно на месте её обнаружения.
На данный момент на основании изложенных аргументов мы можем сделать вывод, что эта деталь вероятнее всего является деталью старой ракеты. Но прямую связь с ракетой которая могла поразить самолёт провести невозможно.
Таким образом мы помешаем вентури в верхнюю часть таблицы (старая ракета) вместе с оболочкой.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/83108.jpg

Теперь наш вывод относительно деталей ракет, которые мы только что обсудили.
На основании вышеизложенного можно сказать, что вещественные доказательства противоречивы. Или иначе говоря, имеются вещественные доказательства относящиеся к двум ракетам. И это если принимать во внимание, что все эти детали имеют причинно-следственную связь с взрывом рядом с MH17.
Эти детали похоже не являются деталями одного типа ракеты, а значит одной ракеты, которая стала причиной взрыва. При этом я ссылаюсь на заключение NFI, где не исключается что это могли быть две ракеты. Об этом я ещё упомяну.
Перехожу к следующей главе. Другие фрагменты. Электронная плата и осколок зелёного цвета. Я коротко остановлюсь на других фрагментах ракеты, фотографии которых появились в интернете. В ответ на письменный вопрос свидетелю RC07 эксперт NFI отмечает, что он нашёл конкретные зацепки, которые указывают на то, что обнаруженные части ракеты не дошли до следственной группы. Во время опроса он более подробно это поясняет.
Он отмечает, что не хочет быть зависимым от информации, которую получил от полиции и поэтому он решил сам начать поиски информации.

Во время поиска этой информации в открытых источниках он натолкнулся на публикацию в интернете, в которой речь шла об электронной плате и осколке зелёного цвета.
Как становится понятно из опроса у следственного судьи, он переслал этот материал следственной группе.
Как становится понятно изт ответов на наши вопросы лишь 15 июня 2021 был составлен отчёт о наблюдениях. В нём в том числе имеется анализ информации, которую нашёл свидетель RC07 (которую он гораздо раньше послал JIT).
Из этого отчёта следует также что нет однозначного ответа на вопрос частью какого типа ракеты могут быть эти фрагменты.
Другими словами, эти детали подтверждают тот факт что относительно всех исследованных фрагментов, ичточником которых как предполагается была ракета Бук невозможно определить принадлежат ли они все только ракете старого типа, нового типа или обеим. Мы сочли важным это отметить в качестве дополнения.
Теперь более подробно о журнале регистрации ракет.
Только что я уже ссылался на журнал регистрации ракет, который предоставила Россия после запроса о правовой помощи.
Это журнал был составлен производителем ракет Бук, дочерним предприятием А-А (Алмаз-Антея). Коментируя найденные части ракеты, эксперт из А-А многократно в своих показаниях ссылался на регистрационный журнал.
В пояснительном письме прокуратуры в июне 2020 выражаются сомнения о правильности информации в регистрационном журнале, в связи с тем что дата производства, указанная на оболочке ракеты не совпадает с датой в журнале регистрации.
Мы видим это иначе, поэтому я более подробно остановился на журнале регистрации.
Журнал регистрации состоит из копий документов из как минимум двух папок, которые имеют отношение к старой ракете с фабричным номером 8868720. В списке деталей конечной сборки имеется номер, который виден на обнаруженной детали в форме трубы, указаный как секция 3.
Для ракетного двигателя имеется отдельный паспорт. В нём указаны детали, из которых состоит секция 3. К ним относится например вентури, которая была обнаружена. Вентури в этом списке указана как блок С.
В отдельном паспорте указано, что блок С был смонтирован в ракетный двигатель 24 декабря 1986 года. Минобороны РФ указало, что вентури яаляется интегральной частью ракетного мотора.
Секция 3 оболочка двигателя была смонтирована 24 декабря 1986 как часть старой ракеты с фабричным номером, который я уже упомянул.
То, что на оболочке мотора указана не дата окончательной сборки не означает автоматически что существует несоответствие между найденными деталями и журналом регистрации. В любом случае это невозможно установить без дополнительного исследования и без дополнительных вопросов РФ посредством запроса юридической помощи или вопросов A-A.

Ведь на основании регистрации можно понять по крайней мере то, что секция 3, ракетный двигатель состоит не только из оболочки ракеты и не полон без обозначенных в журнале регистрации деталей, среди которых и вентури. Это может означать, что ракетный двигатель который в журнале регистрации указан как единое целое был полностью собран только 24 сентября (?) 1986. А именно после того, как на него была установлена вентури.
Оболочка двигателя сама по себе могла быть произведена раньше, а именно 15 декабря 1986, дата которая на ней отпечатана. В журнале регистрации нет возможности указать дату, которую похоже нет необходимости указывать.
При установлении какого-либо несовпадения проблемой также является и перевод. Имеются в виду различные русские наименования которыми обозначается дата производства и текст на фрагменте трубчатой формы.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/28241.jpg

Офицер, составлявший рапорт сообщил, что обе надписи в журнале регистрации и надписи на фрагменте трубчатой формы) означают дату сборки.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/94185.jpg

Речь идёт об этих словах
Google Translate переводит текст на фрагменте в форме трубы как assembly date (дата сборки). Текст в журнале администрации указан как release date (дата выпуска).

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/61562.jpg

Переводчик с русского, которого можно слышать на видео, где Пулатов даёт показания подтвердил, что последний термин, указанный в журнале регистрации означает, что деталь покинула завод.
Это не то же самое, что дата, когда деталь была изготовлена. Это возможно объясняет разницу между двумя датами.
Важно также отметить, что дата, которую можно видеть на оболочке двигателя находится под крыльями ракеты. Было бы не совсем логично, если бы там была бы указана конечная дата сборки ракеты, так как крылья должны быть смонтированы на ту, часть, где указана эта дата. Кстати, удивительно, что в деле постоянно упоминается слово “assemblage” (сборка). Сборка - это составление конечного продукта из деталей, которые поставляются из другого места. Использовать этот термин, когда речь идёт о производстве части ракеты кажется неуместным. И возникает вопрос, что именно имеется в виду.
Не понятно, почему прокуратура в июне 2020 делает заключение, что журнал регистрации неполный и содержит ошибки. При том, что прокуратура не видит причин для запроса дополнительной информации и пояснение этой информации.
То, что причиной этому стало то, что Российская Федерация ведёт себя недобросовестно не является юридически веской причиной не проводить тщательное расследование.
К тому же это заявление, которое не подтверждается каким-либо вескими аргументами.
Ничто не указывает на то, что журнал регистрации неверный или с ним проводились манипуляции.
При этом Российская Федерация и Алмаз Антей по запросу следственной группы пошли даже на то, чтобы рассекретить информацию, которая является гостайной. Это нельзя сказать о какой-либо другой стране, которая получила запрос о юридической помощи по данному делу.
Из вышесказанного следует, что журнал регистрации, в котором указаны заводские номера фрагмента в форме трубы и вентури нельзя просто не принимать во внимание.
Их нужно учитывать при ответе на вопрос 1, если оболочку ракеты и вентури считать уликами. Во время выступления прокуратуры можно было прийти к выводу, что обвинение, похоже, не считает эти детали уликами, которые указывают на то, что взрыв был осуществлён ракетой Бук.
Это может означать, что защите не нужно обсуждать эти детали. Однако, когда суд знакомился с материалами дела суд перечислил эти детали и поэтому мы подробно остановились на них, на тот случай, если суд решит использовать их в качестве доказательств для ответа на вопрос 1.
Я перехожу к разделу “место обнаружения”.

Короткое предварительное замечание. Слайды которые мы показываем мы видим в зеркальном отображении, поэтому когда мы говорим слева, вы вероятно видите это справа. Но на слайдах есть и указатели в цвете, так что должно быть всё понятно.

20

----------16-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк продолжает -

Я остановился на девятой главе, места обнаружения частей ракеты.
Важное обстоятельство, на которое я указал в прошлый раз - это место обнаружения частей ракеты. На нём важно остановиться, так как это обстоятельство может нам помочь понять относятся ли эти части к оружию, которое сбило самолёт или нет.
О важности понимания этого говорит также и прокуратура. В июне 2021 представитель прокуратуры сказал: “Так как на основании криминалистического расследования было невозможно исключить что эти разрозненные детали могли появиться перед крушением или после него было проведено сравнение характеристик этих деталей между собой и другими деталями, не относящимися к самолёту, которые были найдены среди обломков. Если детали (ракеты) застряли в обломках, то можно говорить о том, что они имеют отнощение к его крушению”
При обсуждении мест обнаружения различных улик я не буду говорить о двух фрагментах, которые в деле называются “заглушка”. Эти детали были найдены в обломках и место, где они находились известно. Где были найдены сами эти обломки - это другой вопрос, но то что сами заглушки находились в этих обломках - это известно.
В прошлую пятницу я уже сказал всё что посчитал нужным относительно неопределённости местоположения заглушки в раме кабины пилотов.

Я начну с мест обнаружения осколков и детали в форме трубы.
9 деталей, о которых я говорил были изъяты четырьмя должностными лицами Нидерландов между 17 и 29 апреля 2015 в окрестностях населённого пункта Петровавловка, как следует из полицейского отчёта (дата).
Эти должностные лица были сотрудниками Королевской военной полиции, которые находились в Украине в составе группы, которая осуществляла репатриацию.
Двое из четырёх сотрудников военной полиции сообщили следственному судье, что они не являются следователями и что их нельзя рассматривать в этом качестве.
Те, кого можно было рассматривать как следователей заявили что они не участвуют в расследовании.
Из докладов можно также заключить, что 3 из 4 сотрудников перед тем, как прийти на опрос к следственному судье собрались вместе, чтобы обсудить предстоящий опрос в суде.
Из их показаний следует, что они говорили о том, что в тот день в апреле 2015 происходило,освежили свои воспоминания, при этом свидетель primo 17599 сообщил, что он составил список вопросов, которые судья возможно будет задавать.
Защита задала этим четверым сотрудникам письменные вопросы через следственного судью. Примечательно, что из второго опроса свидетеля primo 17495 следует, что он не сообщил правду об этом подготовительном собрании.
Он сообщил: “Мы договорились друг с другом, что мы ни с кем не будем это обсуждать. Это важно для нашей собственной безопасности и для расследования”
“Возможно я воспринял это слишком буквально, поэтому я об этом и здесь не сказал”
“Здесь”- имеется в виду под присягой у следственного судьи.
По всей вилимости у этих сотрудников была причина для того, чтобы договориться о том, что никто не должнен знать об их встрече и подготовке к опросу у следственного судьи. И видимо, свидетель primo 17495 увидел причины не говорить правду об этой встрече на суде.
В связи с этим защита обратилась в прокуратуру (мы не подали заявление, мы ждали действий со стороны прокуратуры относительно этой ситуации). Никаких действий не последовало.
В связи с этим мы потребовали у прокуратуры начать уголовное расследование по статье лжесвидетельство в отношение свидетеля primo 17495.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/33375.jpg

14 сенября 2021 мы получили следубщее сообщение от прокуратуры. Я его сейчас покажу.
Мы выделили красным предложение, где офицер, рассматривавший заявление говорит, что пришёл к выводу, что свидетель primo 17495 совершил преступление по статье лжесвидетельство.
Обычно при вынесении решения по статье лжесвидетельство принимают во внимание то, что это преступление является серьёзным нарушеним при установлении истины в правовом государстве и выражением пренебрежительного отношения к авторитету суда.
Первый вопрос - почему была необходимость согласовать показания друг друга и всесте готовиться к опросу?
Второй вопрос - как это предварительное совещание могло повлиять на воспоминания и на непредубеждённость, с которой свидетели должны давать показания.
Третий ворпос - почему нужно было скрывать факт того, что они собирались вместе? У нас нет ответов на эти вопросы.
В связи с этим возникает сомнение в том насколько честны были эти сотруники во время опроса у следственного судьи.
Вернёмся к содержанию опроса этих сотрудников. После него не стало более понятно где именно находились найденные детали сразу после крушения самолёта, если они являлись частью ракеты, которая взорвалась рядом с MH17.
И где именно сотрудники военной полиции нашли детали ракеты и в каких условиях.
Я поясню. Осколки и фрагмент в форме трубы были найдены этими сотрудниками военной полиции. В июне 2015 свидетель 17496 сообщил что видел три осколка на земле и по крайней мере один из них положил в карман своих брюк. Причина, по которой эти осколки не были помещены в предназначенные для улик пакет свидетель 511 объясняет следующим образом в 2020 году:
- Так было легче унести и их было незаметно. И нас бы ни в чём бы не заподозрили.
- металическая труба находилась чуть дальше от этих осколков, как утверждает свидетель primo 17496. Это подтверждают его коллеги. Из различных опросов следует, что труба стояла прямо, рядом с другими частями самолёта. Она не лежала отдельно в открытом поле.
Вопрос защиты о том там ли именно изначально была обнаружена эта труба был исключён из опроса
Таким образом защита не имеет возможности высказать по этому поводу мнение по существу, поэтому мы можем лишь ограничиться общими словами.
Свидетель Primo 512 сообщил что свидетель, которвый смог указать на местонахождение деталей присутствовал когда сотрудник военной полиции ее обнаружил. Почему этот свидетель в тот момент был там, в каком качестве он там был и к какой из сторон конфликта он возможно имел отношение - на эти вопросы вероятно были получены ответы у следтсвенного судьи, но ответы были закрашены чёрным.
По поводу места, где были найдены данные детали и условиях их обнаружения в деле говорится лишь в какой местности свидетель эти детали впервые увидел, за несколько недель до апреля 2015.
Уже поэтому невозможно с какой-либо долей достоверности установить что эти детали действительно имели какое-либо отношение к крушению самолёта и я это поясню более подробно.
Из протокола следует, что свидетель указал на несколько мест, где он, по его словам, обнаружил детали ракеты. Из той части его показаний, которую можно прочитать и из primo 5356 следует вероятно то, что на момент их обнаружения сотрудником военной полиции осколки и фрагмент в виде трубы лежали рядом друг с другом.
Но за несколько недель до того, т.е. до того, как их обнаружил сотрудник военной полиции этот свидетель нашёл эти детали “в разных местах”.
Никакой информации о том как далеко друг от друга лежали эти детали (изначально) нет.
Кроме того, о свидетеле, который указал на местонахождение деталей ничего неизвестно. Сотрудники сообщили что не установили личность этого свидетеля.
Не установили место его проживания, не расследовали почему он решил сообщить о местонахождении этих деталей и принимал ли этот свидетель участие в конфликте и если да, то на какой стороне.
Вся эта информация необходима для оценки достоверности информации, которую сообщил свидетель. И это важно для ответа на вопрос имеют ли найденные детали связь с крушением MH17.
Эта информация отсутствует в деле. При этом примечательно, что этот свидетель ни разу не заявил о том, что ему угрожают. Других причин почему этот свидетель должен оставаться анониманым в деле не имеется.
Поэтому для нас не понятно почему важные части показаний, которые могли бы как-то прояснить откуда появились эти детали ракеты закрашены чёрным.
Что касакется обнаружения фрагмента в форме трубы хочу сказать ещё следующее. Сотрудники утверждают, что после того, как они обнаружили эту трубу не стали её забирать. Почему -закрашено чёрным.
Также закрашено чёрным и время, на протяжении которого эта труба там продолжала находиться.
Была ли всё это время установлена охрана этой трубы также неизвестно.
Сотрудник забрал эту трубу позже. Свидетель 17511 сообщил в октябре 2020 что это произошло тайно.
Они постарались сделать это как можно более незаметно и спрятать её в обломках самолёта, чтобы её было не заметно.
Относительно безопасности сотрудников военной полиции говорится в общих словах, когда поясняется почему забирать эту трубу было необходимо тайно. Более подробной информации относительно этого нет.
Какие можно сделать выводы из вышесказанного?
Труба и осколки были найдены по-видимости не в тех местах, где они находились изначально.

Эти детали только за несколько недель до опреля 2015, т.е. более 8 месяцев после крушения MH17 были найдены неким свидетелем.

Никаких данных об этом свидетеле нет. По крайней мере никакого расследования его личности, достоверности его показаний, его причастности (к крушению), его позиции в конфликте (на какой он стороне) не проводилось.

Короче говоря, относительно обнаружения этих деталей, по которым прокуратура не заявлиа своей позиции, могут ли они быть частью оружия, которым бил сбит MH17 имеется слишком много неопределённости насколько их можно использовать как достоверные улики.

Но мы хотели бы знать, думает ли также и прокуратура? Можно было бы ожидать, что прокуратура сделает всё возможное, чтобы установить каким образом обозначенные детали ракеты могли попасть на место крушения самолёта. Независимо от того, что сообщил об этом свидетель.
Никаких подобных усилий мы в деле не обнаружили. Поэтому мы сами стали искать зацепки в деле.
Из дела становится понятно, что местность на которой находились сотрудники военной полиции в апреле 2015, выполняя задачи по репатриации, и где они нашл эти детали находилась рядом с проходившей тогда линией фронта на востоке Украины.
В период времени до апреля 2015, как мы читаем в деле, на местность попасть было невозможно из-за интенсивных боёв.
В деле имеется обзорный лист, в котором указано использование ракет Бук украинской армией.
Из этого листа следует, что в период между крушением рейса MH17 и апрелем 2015 вооружённые силы Украины применили по меньшей мере 15 ракет Бук.

По крайней мере одно из мест, откуда были запущены 2 ракеты Бук нового типа находится на расстоянии 40 км от местности, площадью примерно 1 квадратный километр у н.п. Петропавловка, где должностные лица из Нидерландов в апреле 2015 обнаружили детали ракеты.
Таким образом, обозначенная местность находится в радиусе действия новой ракеты Бук. Я покажу изображение с сайта Google Earth, на котором я обвёл желтым кругом эту местность. Зону поражения ракеты я обозначил красным кругом.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/84682.jpg

На изображении также указана местность, у границы красного круга, внутри которой должностные лица из Нидерландов обнаружили детали ракеты.Радиус жёлтого круга - 2 км, красного - 40 км. 2 км, так как в пояснительной записке украинских военных точные координаты не называются.

Называется область, площадью 2 км. на северо-запад… И я принял эту местность за точку отсчёта для радиуса жёлтого круга. Таким образом касный круг находится в 40 км от жёлтого круга.
Получается, что если исходить из того, что детали ракет находились там, где они были обнаружены, они находились в радиусе поражения украинской армии, которая в этой местности запустила как минимум две ракеты Бук. Эти две ракеты Бук были запущены в феврале 2015. Всего за два месяца до того, как были найдены предполагаемые детали ракеты.
Обе запущенные ракеты были ракетами нового типа. По крайней мере, типа ракеты, детали которой совпадают с обнаруженными военной полицией осколками.
Отсутствие конкретных координат обнаружения деталей ракеты и слова свидетеля о том, что он эти детали впервые увидел за несколько недель до 17 апреля и то, что не установлено каким образом эти детали оказались там, где они были собраны, а также заключение криминалистического исследования, из которого следует что по крайней мере осколки не соответствуют фрагментам, обнаруженным в обломках или где-либо в другом месте, которые возможно являются деталями оружия, ставшего причиной взрыва рядом с рейсом MH17 - всё это приводит к тому, что с юридической точки зрения имеется слишком много неизвестных факторов для того, чтобы сделать заключение, что эти детали действительно имеют отношение к ракете, которая взорвалась рядом с самолётом.
Это заключение относительно неизвестных факторов, касаемых места обнаружения деталей ракеты также имеют отношение и к детали ракеты в форме трубы.

Однако по этой детали есть информация из журнала регистрации, где указано, что она является деталью старой ракеты. Поэтому невозможно определить связь этой детали с двумя найденными осколками, которые относят к деталям новой ракеты.
Примечательно также что не было проведено дополнительного криминалистического исследования относительно местности, где была обнаружена деталь в форме трубы, при том, что такая возможность существовала.

Из одного из отчётов NFI следует, что на поверхности ракеты был найден каменистый материал, который попал туда при помощи некоторой силы. Речь идёт о минерале перовскит и другом неизвестном минерале.
Отмечается, что этот каменистый материал не был найден в пробе почвы, которая была извлечена из детали в форме трубы.

Поэтому непонятно откуда появился этот каменистый материал. NFI предполагает, что это произошло в результате контакта с каменистым материалом. В более ранней версии этого же отчёта было сказано о важности дополнительного исследования этого вопроса. Я цитирую NFI:

”Доказательная ценность может быть значительно усилена в случае, если будет определено место обнаружения детали в форме трубы и если будет найдено соответствие между присутствующем в этом месте материале почвы и минералом, частицы которого были обнаружены в царапинах найденной детали.”

Насколько известно защите, такое исследование не проводилось. А только что мною процитированная рекомендация исчезла в новой версии отчёта.
В свете всех вышеперечисленных факторов относительно вопроса были ли обнаруженные детали возможно составляющими взорвавшейся ракеты непонятно почему не было произведено дополнительное исследование.
Теперь о месте обнаружения вентури, крыла и кабельной части.
Все эти детали были обнаружены на военной базе Хилзеряйен между обломками, которые были собраны в Украине между 20 и 28 марта 2015 и 2 мая 2015 во время второй и третьей миссии OVV по репатриации. Они были помещены в контейнеры.

Подчёркивается, что во время второго визита OVV также как и тогда, когда OVV обнаружил осколки и фрагмент в форме трубы OVV имел доступ к местности к северу от Петропавловки.
Не установлено кем именно эти детали были обнаружены, как они были обнаружены и где они находились, когда были обнаружены. Этого нет в отчёте OVV. При этом подобные записи имеются в отношение других деталей самолёта. Указано где именно они были обнаружены.
Это означает что о месте обнаружения этих деталей ничего неизвестно и очень сложно установить их связь с оружием, поразившим самолёт. Понятно то, что эти детали были привезены либо 20 марта 2015, либо позже.

Как я уже подробно рассказал в 2015 году в районе крушения MH17 были запущены как минимум 2 ракеты Бук. Найденные детали могут быть связаны с этими ракетами. На вероятность этого могут указывать время обнаружения этих деталей и тот факт, что некоторые детали, в том числе кабельная часть идентифицированы как детали новой ракеты.
Относительно крыла и кабельной части можно сказать что никаким другим образом невозможно определить их связь с обломками MH17. По элементному составу эти детали не связаны с найденными в обломках или фрагментами, обнаруженными в телах пассажиров.

В деле не указано, что эти детали каким-либо образом имеют отношение к другим найденным деталям ракеты. Об этом ничего не было сказано во время выступления прокуратуры.
Таким образом и об этих фрагментах можно сказать что они не могут быть доказательствами, необходимыми для ответа на первый вопрос. Что касается вентури - в журнале регистрации можно найти связь этой детали с фрагментом в форме трубы.

На основании имеющихся на обеих деталях номеров обе детали вероятнее всего являлись деталями старой ракеты 1986 года выпуска.
Наш вывод относительно мест обнаружения деталей ракет следующий. 1 ноября мы обратились к прокуратуре и попросили, чтобы её представители во время выступления в суде сообщили ракетой какого типа по их мнению был сбит рейс MH17.

Или считают ли они фрагмент в форме трубки деталью этой ракеты. То, что прокуратура не дала ответа на этот вопрос во время своего выступления, принимая во внимание всё, что мною было сказано (об этих найденных деталях ракеты) понять можно, но возможно эта позиция прокуратуры сама по себе красноречива.
Мы показали, что уловное расследование не предоставило однозначной идентификации ракеты, которая вызвала взрыв рядом с MH17. В связи с этим прокуратура не решилась сделать выбор в имеющемся материале.

Так как из-за такого выбора определённые улики нужно было бы исключить. Исходя из роли, которую прокуратура играет в уголовном процессе этого делать нельзя.

Прокуратура должна защите и суду ясно сообщить на каких доказательствах основаны определённые утверждения и какие доказательства и по каким причинам должны быть исключены. Такой ясности на данный момент нет.
Все доказательства прокуратура поместила в уголовное дело, мы- нет.

При этом важно осознавать что обсуждённые детали ракеты были найдены в той же местности по-видимому являются деталями двух типов ракет. Если прокуратура хочет продолжать настаивать на сценарии с одной ракетой возникает вопрос как тогда она объясняет что были найдены детали двух ракет?
Если же прокуратура считает, что эти детали не имеют отношения к применённой ракете, как эти детали тогда оказались на месте крушения?

Является ли совпадением то, что эти детали очень сомнительным образом вдруг оказались в распоряжении JIT в апреле 2015? Насколько серьёзно прокуратура изучила возможность того, что улики были подброшены? Или прокуратура не считает, что они были подброшены?
Если улики были подброшены, то каков был тогда мотив и для кого? Если же эти улики не были подброшены не было бы это основанием для прокуратуры изучить сценарий с применением двух ракет?

Или же прокуратура исходит из того, что детали возможно являются деталями двух ракет Бук, которые были запущены украинской армией в феврале 2015? И по какой причине во время пресс-конференции 2018 году всему миру был оказан фрагмент в форме трубы и вентури, если позже прокуратура решила не говорить об этих уликах в своём выступлении и не давать никакой ясности по этому вопросу.
Таким образом наш вывод состоит в том, что все обсуждённые нами детали ракеты не могут быть доказательством, указывающим на то, что MH17 был сбит ракетой Бук. Исключение составляют две “заглушки”, к которым я позже ещё вернусь, когда буду давать оценку проведённым сравнительным исследованиям.
Так как по 5 деталям не было предоставлено убедительных доказательств их связи с другими обломками самолёта и найденными в телах пассажиров металлическими фрагментами,
а также из-за того, что неизвестно, когда именно и куда упали эти детали, было ли это до или после крушения самолёта и из-за того, что неизвестно где именно эти детали были обнаружены невозможно связать эти детали между собой и с крушением MH17.

Таким образом эти детали не представляют никакой доказательной ценности.
Относительно этих деталей JIT сообщает что они могли быть деталями новой ракеты.

Этого недостаточно для того, чтобы связать эти детали с ракетой, которая ответственна за взрыв. Что касается двух других деталей - оболочки и вентури, они не имеют отношения к другим 5 деталям.

В деле нет достаточных доказательств того, что эти детали связаны с ракетой, ответственной за взрыв. Это всё, что касается мест обнаружения деталей.

21

----------16-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк продолжает -

Теперь я перехожу к следующей главе - два фрагмента, которые возможно имеют форму бабочки.

Во время исследования фрагментов, которые возможно были частью боеголовки оружия, которое могло вызвать взрыв вблизи MH17 были найдены лишь 2 фрагмента, о которых NFI говорит, что они имеют форму более менее похожую на форму бабочки.

На основании обнаружения этих двух фрагментов в форме бабочки криминалистическое расследование было сконцентрировано на ракете нового типа с новой боеголовкой.
Сначала я подробно остановлюсь на визуальном исследовании, а затемно химическом исследовании этих двух фрагментов, которые провел NFI. Сначала визуальное исследование.
В этой связи хотелось бы начать с замечания, которое сделал свидетель RC07, которое, на мой взгляд, имеет большое значение.

После того, как был исследован фрагмент, переданный одним из журналистов, форма которого похожа на форму бабочки они установил: “форма которая некоторым образом похожа на форму бабочки ещё не означает, что фрагмент изначально имел форму бабочки.

Таким образом нет ясности была ли это ракета Бук с новым типом боеголовки, или боеголовка с поражающими элементами”
Металический фрагмент, о котором идёт речь в этой цитате по своим характеристикам схожа с фрагментами, найденными в в телах погибших. В его состав также входит нелегированная сталь в сочетании с железом, кремнием, хромом, марганцем и медью.

Кроме этого у фрагмента имеется выпуклая и вогнутая сторона. Фрагмент весит 2,5 грамма, что находится в пределах рассчитанных NFI границ для поражающих элементов в форме бабочки.
Имеется разница в элементом составе, так как у фрагмент лишь по двум параметрам имеет схожие характеристики.

Далее NFI заключает, что невозможно сказать находился ли этот фрагмент в новой ракете Бук, но также, что нельзя исключить, что он находился в другом типе ракеты с поражающими элементами.
То, что невозможно однозначно определить изначальную форму этого фрагмента после взрыва подтверждает эксперт RMA во время общего опроса экспертов у следственного судьи.

Он сказал, что можно поспорить относительно вопроса имеют ли найденные фрагменты в форме бабочки, которые стали определяющими для выводов о том, что источником взрыва была новая боеголовка ракеты Бук отношение к новой боеголовке ракеты Бук.
На вопрос о том, являются ли найденные фрагменты фрагментами в форме бабочки он ответил “вероятно”.

Таким образом возникает вопрос что говорит форма обнаруженного фрагмента о форме, которую этот фрагмент имел изначально, то есть перед взрывом.

В свете того, что на фюзеляже Mh17 не было обнаружено пробоин в форме бабочки и того, что кроме этих двух фрагментов никаких других фрагментов, которые предположительно имели бы форму бабочки найдено не было этот вопрос становится ещё более правомерным.

При обсуждении второго центрального вопроса мы остановимся на этом более подробно.
В документе primo 12257 была сделана попытка обосновать тот факт, что было найдено всего два фрагмента в форме бабочки.

В то время, как в боеголовке ракеты Бук нового типа в среднем имеется примерно 1870 фрагментов в форме бабочки.

В предложенных выводах имеется объяснение почему нельзя ожидать что после взрыва можно обнаружить все 1870 фрагмента в обломках или в телах погибших, но этот вывод не даёт ответа на вопрос почему из 1870 фрагментов было обнаружено лишь 2 фрагмента.
В связи с этим важен вывод NFI в одном из больших составных отчётов (9427).

В этом отчёте NFI сравнивает количество фрагментов всех трёх форм в новой боеголовке с узнаваемыми формами фрагментов, обнаруженных в телах погибших с количеством фрагментов узнаваемой формы, которые были обнаружены в водных цистернах при проведении арена-тестов.

Там количество гораздо выше, а именно 31 из 39 и 16 из 42 при схожести форм.
NFI говорит об этом следующим образом: “количество фрагментов, обнаруженных в телах погибших и в обломках с узнаваемой формой относительно низкое.”

Это ещё более примечательно, если мы посмотрим на то, что говорит A-A, в особенности о тяжёлых фрагментах в форме бабочки. Как уже было зачитано судом А-А сделал заключение, что более 40% этих тяжёлых фрагментов сохраняют свою изначальную форму после удара.

Поэтому было бы логично, если бы было обнаружено больше количество фрагментов в форме бабочки, если бы взрыв бы произошёл в результате воздействия новой ракеты Бук.
Последующий визуальный анализ фрагментов эталонных ракет показывает, что на них по краям видны зазубрины.

По мнению NFI эти зазубрины предполагают, что фрагменты прошли обработку перпендикулярно так называемой плоскости x и y.

Эксперты объясняют, что это указывает на то, что фрагменты были отштампованы из металлического листа/плиты.
Приподнятые вверх края можно было наблюдать на прямоугольных поражающих элементах в эталонных ракетах.
Примечательно, что подобные зазубрины не наблюдаются на фрагменте, который был извлечён из тела одного из погибших
Наблюдались ли подобные зазубрины у других фрагментов в форме бабочки из дела непонятно.

Помимо вопроса можно ли сказать что обсуждённые фрагменты изначально имели форму бабочки, т.е. перед взрывом на основании визуального исследования возникает вопрос можно ли установить связь найденных фрагментов с поражающими элементами новой ракеты на основании химического исследования?

Поэтому я перехожу к химическому исследованию найденных фрагментов.

Прежде чем перейти к этой теме хочу сообщить суду, что я понимаю, что разного рода таблицы и графики и различного рода специальные обозначения затрудняют восприятие информации и я буду принимать это во внимание во время моего устного выступления.

Использование подобных таблиц не сделают мою речь более понятной, как мне кажется. Поэтому я думаю, что для оценки этой части моей речи её следует читать на бумаге.
Смысл этой части моей речи - показать, что фрагменты имеющие предположительно форму бабочки, которые были исследованы в значительном большинстве отличаются от фрагментов в форме бабочки, которые были взяты из эталонных ракет, а значит не являются доказательством для идентификации ракеты Бук с новой боеголовкой, как ракеты, которая может быть определена как ответственная за взрыв. Неполная презентация результатов исследования в отчётах NFI играет при этом большую роль.
Два обнаруженных фрагмента “в форме бабочки” во время исследования сравнили с различными фрагментами, которые называются в таблице 14 и 15 этого отчёта.

Оба фрагмента на тот момент уже были исследованы при помощи так называемой методики лазерной(…), и его результаты были изложены в отчёте (номер), к нему я сейчас ещё вернусь.
Теперь вернёмся к сводному отчёту 9427. В нём имеются две таблицы, 14 и 15. Предметы, помещённые в эти таблицы находились в боеголовках ракет с поражающими элеметами, которые были взорваны в 2016 году во время арена-теста. Фрагменты были изъяты из мешков с песком и двух цистерн с водой.

Из таблицы следует, что речь идёт о сочетании фрагментов после первого арена-теста (только с новой боеголовкой) и второго теста с новой ракетой с новым типом боеголовки. Далее в отчёте все фрагменты из этой таблицы обозначены как WH4 и WH5, см. таблицу 17.
Теперь, как я и говорил, я перехожу к таблице 15 из сводного отчёта 9427. Детали, помещённые в таблицу 15 являются фрагментами оболочки боеголовки ракеты с поражающими элементами, которая была разобрана в Украине. Эта боеголовка не была взорвана. Предоставленные фрагменты оболочки описаны как … содержащие фрагменты в виде готовых поражающих элементов в форме бабочки (двутавров), кубиков (параллелепипедов) и стержней.
Кроме этого были изъяты неповрежденные готовые поражающие элементы в форме бабочки и стержней, а также части внешней оболочки боеголовки. Далее в отчёте все фрагменты из этой таблицы отмечены как WH6 (боеголовка 6).

В таблице 9.7 к которому я буду часто возвращаться сделан обзор и имеется надпись над ним: “Сравнение фрагментов из боеголовок ракет WH5 и WH6 с готовыми поражающими элементами, при котором наблюдается более чем 4 схожих особенностей с фрагментами, извлечёнными из тел погибших и обломков.”
В этой таблице не помещён ни один из фрагментов в форме бабочки, о которых я упоминал. В таблице 9.7 имеются фрагменты только из WH5 и WH6, которые показали сходство по более чем 4 особенностям с другими фрагментами, подобранными для этой таблицы, которые были изъяты из тел погибших и обломков.
Другими словами, в этой таблице намеренно показан обзор, который показывает максимально не различимые между собой фрагменты. Что из этого обзора не видно это то, что 11 других групп фрагментов из WH5 и две другие группы фрагментов из WH6 видимо получили оценку менее 4. Это означает, что и эти фрагменты можно отличить по крайней мере от тех фрагментов, о которых я сейчас говорю.
Не понятно почему обнаруженные фрагменты в форме бабочки не были помещены в таблицу, а фрагмент с другим… номером туда помещён был. Ведь из другой таблицы (18) можно увидеть, что химический состав последнего названного мной фрагмента невозможно отличить от состава фрагментов предположительно имеющих форму бабочки.

А в таблице 9.7 видно, что этот фрагмент при его сравнении с фрагментами из боеголовок WH5 WH6 можно отличить от 8 подобных фрагментов. У 5 фрагментов различий найдено не было. У двух почти никаких различий и у 1 фрагмента некоторое различие.
Короче говоря, этот фрагмент при данном сравнении показывает оценку 50/50. Другими словами, не имеется достаточного количества соответствий. И их количество было бы меньшим если бы в таблице были помещены все исследованные фрагменты.

Из-за того, что этот фрагмент, исходя из таблицы 18, невозможно отличить от двух найденных фрагментов в форме бабочки, можно предположить, что примерно такая же оценка может быть определена и для двух других фрагментов в форме бабочки при их сравнении с фрагментами из боеголовки WH5 и WH6, как и сравнение с другим фрагментом. Но эти фрагменты не помещены в таблицу 9.7.

В связи с этим мы приходим к выводу, к которому эксперты NFI сами должны были бы прийти, если бы они давали нейтральную подачу всех результатов сравнительного исследования. И вывод заключается в том, что если бы были показаны результаты всех проведённых сравнительных исследований, то общая оценка схожих фрагментов была бы гораздо ниже, чем она указывается в соответствующей таблице.
Этот вывод подкрепляется и усиливается наблюдениями из первого сводного исследования primo 3956.

Там, в таблице 3.4 ясно видно, что оба фрагмента также можно отличить от помещённых в неё эталонных фрагментов боеголовки.
Для полноты картины эти наблюдения должны были бы быть добавлены в более поздний отчёт.
Что касается отчёта 9427 также нужно отметить, что наблюдения на стр 37 и 39 непонятны. Там утверждается, что из диаграммы PSA следует, что два фрагмента в форме бабочки вместе с некоторыми фрагментами в форме бабочки из боеголовки WH6 составляют одну группу.

На странице 39 делается заключение: “внутри группы фрагменты на основании элементного состава не отличаются или почти не отличаются друг от друга.” Это не соответствует заявлениям, которые были сделаны несколькими страницами ранее об этой же группе. Там подчёркивается: “внутри группы возможны некоторые различия, некоторые фрагменты показывают 6 или менее соответствий с некоторыми другими фрагментами группы.”
Наш вывод относительно химического исследования фрагментов в форме бабочки следующий:
В связи с обозначенными несоответствиями в наблюдениях NFI непонятно какую ценность могут представлять выводы, которые делаются в отчёте.

Принимая во внимание пояснения к таблице 9.7 стоит сделать заключение, что фрагменты имеющие предположительно форму бабочки, извлечённые из тел погибших и обломков в большинстве своём имеют различия от фрагментов в форме бабочки эталонных боеголовок.

Кроме того, оценка 50/50 для некоторых выбранных фрагментов не даёт достаточной уверенности для того, чтобы прийти к заключению что между найденными фрагментами и эталонными фрагментами существует связь.
Также очень важную роль при этом играет тот факт, что ранее не было проведено исследований отличия (найденных фрагментов с поражающими элементами) других ракет, помимо ракеты Бук, о чём я уже говорил и не было изучено наличие определённых химических компонентов в исследованных металлических фрагментах.

Таким образом, если вы будете исходить из того, что имеется сходство, то все эти вопросы также стоит принимать во внимание при ответе на первый основной вопрос (о типе ракеты).

При этом NFI не исследовал могли ли фрагменты, находившиеся в одной группе с фрагментами в форме бабочки и весом больше чем 2,5 грамма изначально иметь форму, отличную от формы бабочки.
NFI сразу исходит из того, что принимая во внимание сходство по химическому составу и весу, они должны были иметь форму бабочки. При этом NFI проводят сравнение этих фрагментов только с предварительно сформированными фрагментами из новой боеголовки.
Эта констатация ничего не может сказать о форме, которую фрагменты имели изначально, так как их форма не устанавливалась на основании визуального сравнения и не проводилось сравнение с формами других предварительно сформированных фрагментов из других боеголовок.

Перехожу к следующей части. Другие фрагменты, которые связывают с боеголовкой.
Помимо тех, фрагментов, которые возможно имеют форму бабочки имеются в общей сложности 4 фрагмента, о которых NFI утверждает, что по ним можно определить какой формы они были изначально, а именно, являлись ли они фрагментом в форме параллелепипеда или фрагментом в форме стержня. Однако о каких именно фрагментах идёт речь из дела непонятно.
Ни защита, ни суд не могут проверить это утверждение. В деле имеются лишь малопонятные общие изображения этих четырёх фрагментов. Каким именно образом было установлено, что изначально эти фрагменты имели формы, которые, возможно, соответствовали формам предварительно сформированных поражающих фрагментов из новой боеголовки, какую именно форму они имели и действительно ли они соответствовали указанным фрагментам (в форме параллелепипеда и стержня) непонятно.

Также не указаны размеры всех сторон этих фрагментов. Нет отчёта, на основании которого NFI делает вывод что эти фрагменты могли изначально иметь форму параллелепипеда или стержня.
Таким образом непонятно на чём основано данное утверждение. Это удивительно, так как форма этих фрагментов может указать на то, какая боеголовка могла быть источником этих фрагментов.

Возникает вопрос - сделал бы NFI такой вывод если бы проводилось сравнение не с фрагментами из новой боеголовки, а с фрагментами из другого типа боеголовки.
Являются ли формы этих фрагментов настолько характерными и уникальными что можно исключить их происхождение из другой боеголовки? Если мы читаем отчёт эксперта RC06, то похоже, что нет. В нём многократно указывается, что в других типах ракет поражающие фрагменты также имеют четырёхугольную форму и форму стержня.
В своём отчёте А-А отметил, что отсутствие информации о толщине изученных фрагментов делает невозможным их идентификацию. Это вполне понятно, если мы посмотрим на ссылки в отчёте А-А на отчёт OVV. Там присутствуют размеры трёх сторон фрагментов.

О двух обнаруженных фрагментах в форме бабочки утверждается, что их толщина составляет соответственно 4,5 и 5мм. Это означает что бабочки потеряли больше половины своей толщины. По мнению А-А это не соответствует наблюдаемой после исследований деформации фрагментов.
Также скажу о фрагментах в форме параллелепипеда, которые были извлечены во время арена-теста. На этих фрагментах были обнаружены вмятины.

В одном случае имеется даже сквозное отверстие. В изъятых не поврежденныех фрагментах эталонных ракет такие вмятины/отверстия не обнаружены. Таким образом NFI заключает, что они появились не во время их производства.
NFI говорит, что более похоже, что вмятины являются следствием воздействия очень горячих газов, которые выделяются с большой скоростью при взрыве и повреждают поверхность поражающих фрагментов. Ни на одном фрагменте, извлечённом из тел погибших или из обломков таких вмятин не было обнаружено.

Это важно, так как обнаружение подобных особенных характеристик по мнению эксперта RC07 может указывать на то, что речь должна идти о другой боеголовке с поражающими фрагментами, другом заводе, другом подтипе - более новом или более старом или о другом оружии.
В боеголовке старого типа, исходя из документов А-А, нет фрагментов в форме бабочки, а имеются лишь фрагменты в форме параллелепипеда. Эти фрагменты существуют в двух форматах - 8x8x5 и 13x13x8.

Между этими фрагментами пространство практически отсутствует, так как все они имеют одинаковую форму. Если логически рассуждать, то на основании этой информации никаких выпуклостей в этих фрагментах из старого типа боеголовки после взрыва быть не должно.
Это указывает на обоснованность предположения что фрагменты, найденные в телах пассажиров и в обломках могут быть фрагментами из старого типа ракеты. Теперь то, что касается химического исследования.
Также было проведено сравнительное исследование на основании элементного состава этих других фрагментов с поражающими фрагментами из новой боеголовки.

В документе 3956 описаны результаты этого первого сравнительного анализа при помощи диаграммы PCA. На основании этого отчёта делается вывод, что фрагменты, извлечённые из тел погибших и из обломков имеют большее сходство между собой, чем фрагменты из эталонной ракеты с новым типом боеголовки.
Другими словами, в эталонной боеголовке можно наблюдать больше различий между фрагментами расположенных близко рядов, чем различий, которые были обнаружены между фрагментами, которые были извлечены из тел погибших и из обломков.

Последующего исследования этого вопроса, которое, по мнению NFI необходимо провести, проведено не было.
Не было проведено исследования того, каким способом производятся боеголовки ракеты Бук. Сделать такое исследование было бы логично, особенно принимая во внимание тот факт, что во время общего опроса у следственного судьи эксперт А-А сообщил, что в разных боеголовках поражающие элементы могут немного отличаться между собой по составу и по качеству.
Было проведено лишь исследование состава элементов нескольких эталонных боеголовок. Поэтому неизвестно, была ли боеголовка с поражающими элементами, в которой находились фрагменты, которые были найдены в телах погибших, их вещах и в обломках изготовлена каким-либо другим образом, как это формулирует эксперт NFI, чем боеголовки эталонных ракет, которые прошли сравнительное исследование.
Так как неуверенность, которую высказал эксперт NFI не отражена в выводах отчёта по криминалистическим исследованиям возникает искажённая картина результатов этого исследования.

Это же касается интерпретации наблюдений свидетеля Primo 9427. А именно

1.“на основании элементного состава несколько фрагментов, извлечённых из тел погибших и обломков невозможно или почти невозможно отличить от фрагментов боеголовки WH5 и WH6”

2. “на основании элементного состава нескольких фрагментов, извлечённых из тел погибших и обломков невозможно или почти невозможно отличить от фрагментов боеголовки WH2 и WH3”
WH5 и WH6 - это боеголовки, выпущенные в 1986 году. WH2 - в 1985 году и WH3 - в 1990 году.

Относительно результатов сравнительного анализа c боеголовками WH5 и WH6 RC07 пишет что можно предположить, что источником фрагментов мог быть один и тот же материал и что речь не идёт о случайном совпадении. Относительно боеголовок WH2 и WH3 он однако заключает, что в этом случае имеет место случайное совпадение. И это несмотря на то, что формулировка в отчёте одна и та же.
Из сноски на странице 37 становится понятно почему RC07 делает это различие. Он ссылается на более раннее исследование, из которого следует, что обломок в форме трубы, который был найден на месте крушения самолёта - это часть ракеты Бук, выпущенной в 1986 году.

В связи с этим по мнению RC07 с большей уверенностью можно предположить что имеет место сходство фрагментов с боеголовкой, изготовленной в 1986.
Однако это не совсем понятно. Ведь из отчёта следует, что исследованные фрагменты, извлечённые из тел погибших и обломков не схожи по своим харрактеристикам с фрагментами из другой эталонной боеголовки WH1.

WH1 также была изготовлена в 1986. Эксперты ничего не говорят об этом примечательном различии. Никакого послдующего исследования проведено не было.
При этом раннее упомянутая таблица 9.7 в которой показаны результаты сравнительного исследования извлечённых фрагментов из тел погибших и обломков с эталонными фрагментами боеголовок WH5 и WH6 показывает искажённую картину всех результатов исследования, о чём я уже говорил.
Для наглядности я сейчас покажу две таблицы - таблицу 9.7 и другую таблицу, которая указывает на малое сходство фрагментов.

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/19844.jpg

Слева - таблица 9.7 - где отображено лишь 15 фрагментов с оценкой сходства с 4 до 6 по 6 бальной системе и справа - как эта таблица выглядела бы, если бы в неё были бы включены все исследованные фрагменты.

В таблице справа можно видеть большое количество белых квадратов, которые показывают отсутствие сходства обнаруженных фрагментов с фрагментами из эталонных ракет.
В связи с этим мы задали вопрос эксперту RC08 какова ценность тех фрагментов, которые имеют сходство по химическому составу с фрагментами эталонных ракет. На это он сказал, что выводы он не делает, для этого нужно обратиться к его коллеге.
Кроме этого, в окончательном сравнительном анализе элементов рассматривалось лишь 6 элементов, при том что изначально можно было определить 8 элементов.

Это очень важно, так как не известно какое влияние это оказало на конечные результаты - как изменилась бы таблица, если бы эти два элемента тоже были бы включены в исследование.
Если при исследовании мы находим 6 из 6 элементов то мы говорим о неотличимых фрагментах, если же мы говорим о том, что имеется сходство по 6 из 8 фрагментам, то можно говорить о фрагментах с некоторым различим друг от друга.

Чем меньше исследовано элементов, тем больше шанс, что будет наблюдаться сходство, что в свою очередь, приедет к заключению о том, что фрагменты не различимы.
Эти вопросы становятся ещё более важными, если мы посмотрим почему исследование проводилось именно по 6 элементам.
Из приложения к исследованию можно понять, что в данной стали можно различить 12 элементов.

Почему NFI исключил 4 элемента непонятно. Разница же между 12 и 6 огромная , если нужно оценить отличаются ли фрагменты по элементарному составу. Фрагменты у которых найдено сходство с эталонными фрагментами по 6 из 12 элементам в то же время и отличаются от них по 6 элементам, а значит можно сделать заключение, что у них был разный источник.

Таким образом стоит очень осторожно относиться к выводам, которые делает NFI в этом отчёте.
Помимо искажённой картины в результатах сравнительных исследований NFI делает вывод что материал, из которого изготовлены фрагменты боеголовки - это дешёвая сталь, которая присутствует в большом количестве других предметов, например, в гвоздях или железобетоне. RC07 отмечает что сталь, из которой состоят фрагменты не является уникальной для системы вооружения.

“Это обычная углеродистая сталь, это не особенная сталь, которая производится специально для боеголовок. Это не тяжёлая жёсткая сталь, которая используется в различных инструментах”
Во время опроса у следственного судьи RC07 объяснил, что нельзя утверждать, что исследованные фрагменты являются уникальными для ракеты Бук. Он говорит, что не может исключить, что источником фрагментов может быть другая военная ракетная система помимо ракеты Бук.

Также не исключается что речь может идти о двух разных боеголовках. То, что предположить использование двух осколочных боеголовок было бы неразумно RC07 пояснил, ссылаясь на две группы, которые фрагменты, извлечённые из тел погибших и из обломков формируют в диаграмме PCA.
Для того, чтобы оценить это утверждение важно принимать во внимание две вещи.
1. Эти две группы в более раннем сравнительном исследовании были сформированы на основе исследования лишь 22 фрагментов, в то время, как в более позднем исследовании речь идёт о 52 фрагментах.
2. В более позднем исследовании фрагменты были разделены уже на 5 групп.
Подводя итог, мы делаем вывод, что относительно так называемых других обнаруженных фрагментов нельзя сделать однозначный вывод, который говорил бы о том, что источником фрагментов, обнаруженных в телах погибших и в обломках является боеголовка ракеты Бук.

wait ...

22

----------16-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк продолжает -

Перехожу к исследованию взрывчатых веществ.
По видимости, это исследование не принесло особых результатов.

Оно проводилось с целью обнаружения улик использования ракеты Бук. Из имеющихся ограниченных результатов этого исследования мы приходим к выводу, что результаты этого исследования как раз противоречат сценарию с применением ракеты Бук.

Мы остановимся на этом исследовании, пусть более коротко, чем на других.
Исследование следов взрывчатых веществ проводил эксперт RC06. Своё заключение он описал в трёх отчётах, которые имеются в деле.

Первый отчёт был опубликован 27 июля 2016 и содержит химический анализ проб эталонных боеголовок ракет Бук.

В этих пробах обнаружены взрывчатые вещества TNT и RDX. Это органические взрывчатые вещества, которые применяются как в военной отрасли, так в повседневной жизни.
В отчёте NFI отмечается, что эти взрывчатые вещества имеют широкое применение, в связи с чем невозможно сделать вывод о типе оружия. В пробах этих веществ, которые взяли из обломков замечены следы продуктов распада TNT, RDX и PETN.

В одном случае - в малых количествах NMG. В связи с обнаружением TNT и RDX эксперт RC06 делает вывод, что нельзя исключить, что источником следов взрывчатых веществ на обломках могла быть ракета Бук.

В другом отчёте вывод более конкретный - картина следов из предоставленных проб соответствует следам RDX, TNT и PETN у самолёта. А также может указывать на то что эти следы могли передаваться от одного обломка другому.
В этой связи стоит отметить, что на обломке в форме трубы также были найдены следы взрывчатых веществ, а именно следы RDX. NFI сравнил эти следы со следами на обломках самолёта.

Делается следующий вывод: в обоих случаях обнаружено вещество RDX. Но на этом основании нельзя сделать вывод, что RDX на фрагменте, предположительно принадлежащем ракете имеет тот же источник, что и RDX на обломках MH17.
Этот вывод в сводном отчёте вызывает вопросы и оставляет пространство для дискуссии. Так, например, не понятно по какой причине невозможно сделать вывод о том, что взрывчатые вещества на обломке в форме трубы имеют тот же источник, что и взрывчатые вещества на обломках.

Значит ли это, что имеются различия, на основании которых возникает подозрение что у этих следов взрывчатых вещества были разные источники? Ответа на этот вопрос в деле нет.

Сводный отчёт не приобщён к делу, так как, по словам прокуратуры, он не дал имеющих отношение к делу результатов. В этой связи возникает вопрос что имеется в виду, когда прокуратура говорит о результатах, имеющих отношение к делу?
Как мы уже показали, происхождение фрагмента в форме трубы однозначно определить не удалось. Как не удалось определить имеет ли этот фрагмент какое-то отношение к гибели MH17.

Поэтому, если на основании сравнительного анализа следов взрывчатых веществ на этом обломке и на обломках самолёта можно было бы сделать вывод об их соответствии или не соответствии, то это могло бы помочь ответить на первый главный вопрос (Был ли самолёт сбит ракетой Бук?).
Ведь данные отчёта по взрывчатым веществам можно трактовать так, что обломок трубчатой формы не имеет отношение к крушению MH17. В заключении обсуждения этого исследования я остановлюсь на обнаружении вещества PETN.
В одном из отчётов подчёркивается, что PETN не был обнаружен в боеголовке эталонной ракеты. Однако отмечается, что источником этого PETN мог быть взрыватель ракеты Бук.

Однако NFI не получил эталонного материала этого взрывателя и никаких выводов по этому поводу сделать не может.

Во время опроса у следственного судьи эксперт RC06 сообщил, что для полноты ответа на вопросы было бы полезно, если бы им предоставили эталонный материал взрывателя ракеты Бук.
Из описания боеголовки, которое предоставил А-А нельзя понять наполнен ли детонатор каким-либо взрывчатым веществом и если да, то каким.
Однако можно отметить что в ней используется так называемый “свинцовый взрыватель”.

В письменном пояснении ЕСПЧ эксперт А-А объясняет это. Он пишет, что в в новой боеголовке о взрывателе нет PETN, а значит нет и во взрывателе.
Принимая во внимание то, что обнаруженный PETN не может иметь отношения к новой боеголовке возникает вопрос можно ли в таком случае исключить ракету Бук как источник следов взрывчатых веществ.

NFI изучил вопрос могли ли эти взрывчатые вещества появиться из другого источника, помимо взрыва в воздухе рядом с самолётом.

NFI отмечает, что маловероятно, что эти следы появились после взрыва на земле из за того, что обломки были разбросаны в разных местах.

С другой стороны, на основании имеющейся информации NFI даёт одинаковую вероятность тому, что источником следов мог быть взрыв в воздухе или несколько взрывов на земле.
В письменном ответе на вопросы RC06 добавляет, что при взрыве на земле внутри, на поверхности самолёта или рядом с ним можно ожидать ограниченное распространение взрывчатых веществ, о чём в данном случае говорить нельзя.

Относительно PETN NFI делает следующий вывод: нельзя исключить что источником этого вещества была не ракета Бук. Также нельзя исключить, что источником PETN была ракета Бук, в том числе из-за отсутствия информации о заряде взрывателя.

Прокуратура не предоставила NFI эталонный взрыватель, поэтому дальнейших выводов сделано не было.
При этом стоит отметить серьёзное различие в соотношении TNT и RDX в пробах, взятых с обломков и эталонного материала ракеты Бук.

В приложенном к отчёту документе NFI указывает это соотношение по концентрации взрывчатых веществ - 9 к 2 до 9 к 1 (соотношение TNT к RDX). В своём отчёте RC06 объясняет, что это означает, что количество RDX во взрывчатом веществе примерно в 9 раз меньше, чем количество TNT.
Он пишет, что взаимное соотношение изначально присутствующих в ракете компонентов играет роль при изучении количества, которое можно обнаружить после взрыва.

Из инструкции новой боеголовки новой ракеты Бук, которую также предоставил защите концерн A-A следует, что взрывчатое вещество в боеголовке ракеты нового типа состоит из 24% TNT и 76% RDX. Из отчёта А-А следует, что соотношение взрывчатых веществ в боеголовке старого типа составляет 40% TNT и 60% RDX.
Соотношение TNT и RDX в найденных следах от взрыва заметно отличается от их соотношения в боеголовках. NFI не исследует этот вопрос.
Поэтому защите непонятно какой вывод можно сделать на основании информации из отчёта NFI.

Видимо следы от взрывчатых веществ не соответствуют следам, которые могла бы оставить ракета Бук. Такой же вывод можно слелать относительно обнаруженного (в следах) количества PETN.

Из отчёта неясно не только присутствует ли PETN в ракете Бук в принципе, но и не поясняется в каких количествах был найден PETN, и может ли это количество соответствовать количеству PETN во взрывателе.
По этому поводу RC06 отметил что опыт показывает, что, как правило, можно обнаружить гораздо меньшее количество бустерного заряда взрывателя по сравнению с основным зарядом. Насколько защита могла установить во время арена-тестов в Украине и Финляндии никаких проб взрывчатого вещества взято не было. Упущенный шанс.

Ведь эти арена-тесты давали возможность провести сравнение следов взрывчатых веществ, которые могли быть на плитах-свидетелях после взрыва нового типа ракеты со следами взрывчатых веществ, найденными на обломках самолёта.
Во время опроса у следственного судьи эксперт NLR сообщил, что для взрыва боеголовки во время арена-тестов в Украине был использован эталонный взрыватель.

Изучение следов взрывчатых веществ после этих тестов могли бы дать ответ на вопрос как соотносятся следы взрывчатых веществ, которые можно ожидать после взрыва боеголовки и на вопрос имелись ли следы PETN.
Подводя итог можно сказать, что наличие следов PETN и соотношение следов RDX и TNT на обломках не подтверждают использование ракеты Бук, в любом случае использование ракеты Бук с новым типом боеголовки.
Перехожу к следующей главе - значение и ценность проведённых сравнительных исследований. Это важно для оценки юридической ценности двух “заглушек”, о которых я уже говорил ранее.
Для того чтобы оценить заключения, сделанные после проведения сравнительных исследований важно остановиться на нескольких вещах - отборе материала, который подвергся исследованию, вопросах, которые были поставлены перед экспертами, которые эти исследования проводили, сформулированных гипотезах, на том, каким образом составлялись отчёты, способности экспертов проводить сравнительный анализ, а также на том, насколько применённые при исследованиях методы заслуживают доверия.
Отбор материалов уже обсуждался в первой части выступления защиты, как и способность экспертов поводить сравнительный анализ. В этой части я остановлюсь на остальных темах. Но в начале я хотел бы сказать ещё кое что относительно того, как проводился отбор материалов для исследования.

Как мы уже говорили и подтвердили на множестве примеров, во время исследований прокуратура значительно ограничила и сузила фокус этих исследований, когда поставила своей целью отобрать лишь тот материал, который мог иметь отношение к ракете Бук. При этом велик шанс склонности к подтверждению собственных предположений.

Говоря о наших претензиях к сформулированным гипотезам, стоявшим в основе исследований, которые проводил NFI, я остановлюсь на этом подробнее, опираясь на научную литературу.

Склонность к подтверждению собственных доводов или confirmation bias, как это явление называется в англоязычной литературе - это склонность к усилению своей гипотезы посредством поиска доказательств, подтверждающих эту гипотезу, при этом доказательства, которые противоречат этой гипотизе игнорируются.

Из литературы по этому явлению можно прочитать, что confirmation bias может привести к тому, что материал, который потенциально может ставить под сомнение теорию человека, проводящего исследование им не замечается и значение этого материала оценивается недостаточно. Это в свою очередь может подорвать доверие к правосудию.
В связи с этим возникает большой риск того, что будет утверждён предпочтительный сценарий, который на самом деле не имел место. Авторы исследования понятия confirmation bias в уголовных делах подчёркивают, что подобного рода склонность можно наблюдать также и у профессионалов и у честных исследователей.
Авторы объясняют, что эта “склонность к самоподтверждению” может повлиять на процесс правосудия двумя путями.
Во-первых, когда исследователи интерпретируют противоречивую или неоднозначную информацию таким образом, который бы указывал на вину подсудимого. Во-вторых, когда исследователи занимаются поиском дополнительной информации для того, чтобы найти подтверждение предпочтительной версии.
Первое имело место в данном деле, когда при противоречивых наблюдениях исследователей начались различного рода спекуляции, которые могли бы объяснить эти наблюдения таким образом, чтобы они не повредили выбранному предпочтительному сценарию.

Второе также имело место. Так, RC07 явно говорит, что для исследования были выбраны только те материалы которые имели схожие характеристики с ракетами Бук. Это и есть поиск информации, которая могла бы подтвердить предпочтительный сценарий. Те же материалы, которые не были по своим характеристикам схожи с ракетами Бук не были отобраны для последующего исследования и позже они не были изучены. Несколько таких примеров я указал в сносках.
Показательным в связи с этим может являться в том числе тот факт, что сторона, запросившая проведение исследования (прокуратура) заранее потребовала от исследователей искать те обломки, источником которых могла бы быть ракета Бук.

В некоторых случаях на материал наносилась пометка красным фломастером, что означало “интересный материал”. В результате другой материал не был исследован. Материал, который потенциально мог бы стать основанием для снятия обвинения с подсудимого далее не исследовался.
Я уже говорил о том, что RC07 подтвердил что из-за подобного подхода игнорируются материалы, источником которых могли бы быть другие ракеты.

Эта направленная селекция подкреплялась информацией, которую прокуратура постоянно передавала NFI.
Так как информация передавалась постоянно и были собраны только те материалы, которые предположительно являлись частями ракеты Бук исследователей подтолкнули в направлении ракеты Бук.
Даже самые профессиональные и честные исследователи не могут сопротивляться такому напору. При этом важно понимать, что у NFI есть ограничения. Они не могут сами себе составить задание для исследования или самостоятельно решить провести дополнительное исследование. NFI попытался это сделать и обратился к прокуратуре с просьбой приобщить к исследованию материалы и других ракет, но по неизвестным причинам эта просьба была отклонена.

23

----------16-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк продолжает -

В свете этого важно рассмотреть гипотезу, которая была сформулирована для проведения исследования. Гипотеза - это важная составляющая для интерпретации результатов исследования и выводов, которые делаются на их основании о “силе доказательства”.

В приложении NFI, описывающем термины, относящиеся к вероятности указывается, что важным шагом (к описанию терминов вероятности) была предложенная гипотеза.

Часто следственный судья сам формулирует две или более гипотезы или сценария. В данном деле этого не было.

Вопросы для дальнейшего исследования были переданы институту судебной экспертизы (NFI) либо полицией, либо прокуратурой или возникли после совещания между прокуратурой и полицией. Об этом сообщили эксперты NFI следственному судье.
Формулировка гипотезы также имеет большое значение. В приложении относительно объяснения терминов вероятности, которые поясняет NFI имеется пример такой формулировки.

Гипотеза 1 Источником стекла является другой иллюминатор.
Гипотеза 2 Источником стекла является другой источник из стекла.

Эти гипотезы не равноценны. Если первая гипотеза имеет ограничения - оценка результатов производится в отношении сходства исследуемого стекла с другим стеклом иллюминатора. Вторая же гипотеза имеет очень широкую формулировку. При такой формулировке источником стекла может быть например баночка из под джема.
Важность правильной формулировки гипотезы в данном случае следующая: ценность термина вероятности, а значит оценки доказательства в целом зависит от этой формулировки и эту ценность необходимо устанавливать, имея в виду эту формулировку.

Если гипотеза сформулирована слишком широко относительно гипотезы, сформулированной с ограничениями, как с примером со стеклом было бы логично, что часто случайность играет бОльшую роль при более широко сформулированной гипотезе, чем при гипотезе, с чёткими ограничениями.

При широко сформулированной гипотезе достаточно любого сходства с изучаемым предметом.

В приложении …. подчёркивается важность правильной формулировки гипотезы. “Результаты исследования NFI могут привести к тому, что допустимость (вероятность) представленного сценария изменится.

Без (исследования) конкретного альтернативного сценария или гипотезы результаты исследования не могут иметь доказательной силы - хотя результаты исследования и могут соответствовать определённому сценарию или гипотезе и подтвердить их, они в то же время больше могут соответствовать альтернативному сценарию, который не был изучен.

Уровень доказательной базы может быть приемлемым только тогда, когда имеются два взаимоисключающих сценария или гипотезы.”
В данном деле также были представлены разные гипотезы. При этом существуют большие различия в их равноценности. В связи с этим возникает проблема, о которой я уже упомянул, а именно склонность к подтверждению собственных доводов.

Гипотезы представляют собой рамки, которые заставляют экспертов искать информацию и интерпретировать её таким образом, чтобы эта интерпретация соответствовала предложенной гипотезе.
Практически все гипотезы в данном деле, которые были изучены NFI сформулированы так, что они все нацелены на поиск доказательств взрыва ракеты Бук, как причины крушения рейса MH17. Я покажу это на двух примерах.
Гипотезы касаются уже упомянутых двух заглушек.
Эти гипотезы представлены в этом исследовании NFi и звучат они следующим образом:

1. Источниками фрагментов 3338 и 2284 и заглушки 3650 являются сдвижная платина ракеты Бук и/или основная пластинам ракеты Бук.
2. Источником названных фрагментов является другой источник из нержавеющей стали.

То есть, с одной стороны речь идёт о сравнении с ракетой Бук, а другой - с любым другим источником из нержавеющей стали и эти гипотезы противопоставляются друг другу. Сразу видно, что вторая гипотеза имеет очень широкую формулировку.

Это при том, что при имеющихся на тот момент данных было бы более логично в качестве гипотезы предположить, что источником названных фрагментов является другая система оружия, ведь именно в этом суть исследования.

Мы же ожидаем, что на основании криминалистического исследования можно будет установить является ли источником найденных фрагментов ракета Бук или другой тип ракеты. Однако соответствующая гипотеза не сформулирована.

Вместо этого ракета Бук противопоставляется любому другому объекту из нержавеющей стали. Таким образом, этим источником с тем же успехом может быть например кастрюля или велосипед.
Так как вторая гипотеза сформулирована слишком широко и сравнительное исследование с другими военными системами не проводилось это влияет и на оценку вероятности. Выводы в отчёте об этом исследовании кажутся неоправданно уверенными, если принимать во внимание их действительную доказательную ценность.
Этот пример касается двух заглушек - фрагментах, источником которых, по мнению прокуратуры является оружие, которое привело к крушению самолёта.

Ранее я уже говорил, то подробно остановлюсь на этих фрагментах. Гипотеза сформулирована слишком широко, поэтому и металлургическое исследование данных фрагментов, которое не выявило различий не может считаться убедительным доказательством того, что источником этих заглушек является ракета Бук.

Другой пример. В другом отчёте за отправную точку были приняты три гипотезы.
1. Источником фрагмента из левого крыла или образовавшегося мусора в обломках является та же ракета Бук, что и фрагмент в форме трубы.
2а. Источником фрагмента из левого крыла или образовавшегося мусора в обломках является другая ракета Бук, отличная от той, частью которой является фрагмент в форме трубы.
2б. Источником фрагмента из левого крыла или образовавшегося мусора в обломках является другой источник, помимо ракеты Бук.

Эти гипотезы предполагают с одной стороны проведение сравнительного анализа между той же ракетой Бук с другой ракетой Бук, а с другой стороны - между той же ракетой Бук с любым другим источником, помимо ракеты Бук.

Если мы посмотрим на выводы, которые имеются в отчёте, то выглядит это так (и здесь можно заметить как связана формулировка гипотезы с последующим выводом, который на основании этой гипотезы можно сделать):

- Наблюдения показали, что верность первой гипотезы относительно второй можно определить терминами “немного более вероятная” до “более вероятная”. относительно второй гипотезы.
- Верность гипотезы 1 относительно (широко сформулированной) гипотезы 2б можно определить термином “намного более вероятная”.
Из этого вывода следует, что вероятность по отношению к очень широко сформулированной гипотезе имеет большую доказательную силу, чем относительно гипотезы, которая сформулирована более конкретно.
Разница составляет в данном случае от 2 до 10.000 (на 50%-0,01% вероятнее) и соответственно 10.000 до 1.000.000 (на 0,01%-0,0001% вероятнее)
Это очень заметная разница. Она очень серьезно влияет на конечную оценку доказательной силы. Ведь чем больше оценка вероятности, тем сильнее доказательство.

Назвать такую разницу в вероятности неожиданной нельзя. RC06 сообщил, что относительно гипотезы, что источником фрагментов является какой-либо другой произвольный источник из нержавеющей стали никакой статистики нет.

В этой связи можно сказать, что соотношение вероятностей не основано на фактическом исследовании, а на предположении, основанном на знании, опыте, литературе и частично по ощущениям - как об этом говорит эксперт RC06.
Чтобы сделать предположение в конкретных цифрах необходимо проводить долгие исследования, часть из которых касается предметов и информации доступа к которым нет, что делает подобные исследования невыполнимыми - говорит RC06.
Принимая во внимание всё выше сказанное, можно сказать, что криминалистические исследования были изначально нацелены на идентификацию ракеты Бук из-за того, что гипотеза была сформулиоована слишком широко.
Так как собирался только тот материал, источником которого могла быть ракета Бук и исследовались лишь те фрагменты, которые имели сходство с ракетой Бук.
Кроме этого нельзя не упомянуть тот факт, что эксперты, принимавшие участие в исследовании были приглашены и участвовали при разборке ракеты Бук в Украине. В связи с чем у них могла возникнуть естественная склонность найти подтверждение того, что источником предоставленного им материала является именно ракета Бук.
Можно также задаться вопросом могли ли служебная поездка и присутствие при разборке ракет повлиять на нейтральность участвовавших в исследовании экспертов.
Даже не принимая во внимание возможную склонность к подтверждению своих предположений (confirmaiton bias) - явлении о котором я говорил раннее, не могла ли сама формулировка гипотезы повлиять на исследование?
Сформулированные гипотезы неравноценны. Из-за этого результаты исследования невозможно сопоставить друг с другом и искать в них различия. На основании подобного исследования невозможно сделать однозначных выводов.
В отчётах NFI примечательно и то, что в сформулированных гипотезах не делается различие между разными типами ракет Бук. Задаётся лишь общий вопрос какова вероятность того, что имеющиеся фрагменты могут являться составляющими ракеты Бук. Но нигде не задаётся конкретный вопрос мог ли какой-либо фрагмент быть частью новой или старой модели ракеты Бук.
В связи с этим ни один отчёт NFI не даёт ответ на вопрос о том, какая именно ракета Бук могла быть использована, если даже будет установлено, что повреждения возникли в следствии воздействия ракеты Бук.
Это примечательно, так как можно наблюдать различия между разными типами ракет. Различие ракет важно для нахождения истины в данном деле. Особенно если принимать во внимание тот факт, что физический анализ ракет и журнал регистрации ракет похоже говорят о том, что найденные фрагменты являются частями двух разных ракет, как я это ранее уже указал.

Однако такой вывод не соответствовал сценарию прокуратуры, в котором речь идёт лишь об одной ракете.
Не поэтому ли NFI каждый раз игнорирует вопрос какого именно типа могла быть эта ракета Бук. Мы этого не знаем.

Теперь я перехожу к терминам вероятности.
После того, как мы обсудили гипотезы важно разобраться в том каким образом были сформулированы выводы в отношение этих гипотез в отчётах.
В большинстве своих отчётов NFI использует термины относящиеся к вероятности для того, чтобы обозначить процент сходства.
Эти термины являются словесной формулировкой вероятности результатов в свете одной или более гипотез.

Эти вербальные термины вероятности исследователи используют тогда, когда у них нет возможности сделать чёткие выводы, основанные на цифрах.
Это означает, что исследователь не может выразить вероятность в процентах. Он может лишь говорить насколько вероятность одной ситуации может быть больше другой.
Это результат того, что имеющиеся данные накладывают ограничения. Приблизительные расчёты вероятности, как уже упоминалось, основаны на знании, опыте исследователей, литературе, и, частично, ощущении.
Пояснения этих приблизительных расчётов отсутствуют, а значит их невозможно проконтролировать. RC08 сообщил некоторую информацию относительно того, насколько можно доверять подобным расчётам.

Мы показали ему во время опроса у следственного судьи приложение к отчёту “исследование материалов”. Во втором абзаце этого приложения указано, что общие различия или сходства между образцами должны сравниваться с такими же различиями или сходствами, обнаруженными в соответствующей совокупности материала.
Сюда относятся материалы той же марки и, следовательно, производственные партии определенной марки. На вопрос, что подразумевается под соответствующей (релевантной) совокупностью материала, RC08 отвечает, что если вы хотите знать, о чем говорят сходства по элементному составу и является ли эта взаимосвязь уникальной вам необходимо искать справочные (эталонные) материалы.
Если у вас нет знаний по конкретному вопросу, тогда вы исследуете популяции, вот как он это видит. Он показал это на примере своего стаканчика из-под кофе, который стоял у него на столе во время опроса у следственного судьи.

Он делает предположение, что между этим кофейным стаканчиками и другим кофейным стаканчиком было обнаружено сходство. По его словам, это сходство (само по себе) ничего не значит, если все стаканчики в здании имеют одинаковый элементный состав.
Если же у стаканчиков существуют различные вариации (по составу элементов), то на этом основании уже можно сделать некие выводы. Таким образом, степень, в которой что-то можно сказать, основываясь на сходстве предметов зависит от различий, которые вы обнаружите в материалах.
Затем мы спросили RC08, что это означает на практике для данного уголовного дела, когда производится сравнение найденных на земле фрагментов со сдвижными пластинами ракеты Бук, исходными материалами, из которых изготовлены фрагменты боевой части, и исходными материалами корпуса двигателя ракеты Бук.

Мы задали вопрос - имелись ли данные о популяции этих предметов? Относительно всех трёх деталей RC08 сказал, что существует много сортов нержавеющей стали, и у NFI нет базы данных по каждому типу. Как заключил RC08 - это накладывает ограничение (на исследование).
Кроме того, из его ответа следует, что у NFI не было данных о популяции всех трех вышеупомянутых компонентов (ракеты Бук), кроме общих данных по нержавеющей стали или нелегированной стали. Он указывает, что в данном случае в качестве популяции были рассмотрены данные, полученные, в частности, при исследовании автомобильных труб и взломанных сейфов.
Другими словами, в этом случае для NFI было очень трудно, если не почти невозможно, достоверно сравнить общие различия и сходства между исследованными образцами с такими же различиями или сходствами, обнаруженными в соответствующей совокупности (популяции) исходного материала.

Если перевести это на пример эксперта RC08, то можно сказать: “у меня было два стаканчика из-под кофе, и я не знал, какие между ними существуют вариации. Собственно, это вкратце то, что он здесь утверждает.
Теперь об отличительных особенностях и о том, в какой мере можно руководствоваться результатами проведённых исследований. Некоторыми соображениями по этому вопросу мы уже поделились.
Из вышеизложенного ясно, что данные, касающиеся отличительных особенностей и доказательной ценности результатов судебной экспертизы весьма ограничены.

Обнаруженные фрагменты были отобраны из-за их сходства с ракетой Бук и сравнивались либо между собой, либо с эталонным материалом ракеты Бук.
Фрагменты, которые соответствовали этим характеристикам и могли указывать на возможное использование другого оружия дополнительно исследованы не были.

Кроме того, не было предоставлено никаких справочных (эталонных) материалов другого оружия. Поэтому у исследователей не было возможности сделать вывод о том, что фрагменты, найденные в обломках и фрагменты, извлечённые из тел погибших могли быть фрагментами оружия другого типа.
Единственный вывод, к которому приходят исследователи - то, что нельзя исключить, что источником повреждения самолёта была ракета Бук. Но нельзя исключить и то, что источником повреждения самолёта могли быть и другие ракеты, которые используются по воздушным целям. NFI сам отметил ограниченность выводов, к которым они смогли прийти после своих исследований.
В документе primo 19430, исследователи отмечают, что точно нельзя исключить, что существуют и другие ракеты класса «земля-воздух», в которых используются литые магниевые сплавы и поверхности которых обработаны и окрашены аналогичным образом, поскольку найденные в обломках осколки не содержат особенностей, характерных (исключительно) для ракеты Бук. Так что это может указывать на верность обеих гипотез (2а и 2б).
Аналогичное наблюдение делается и в документе primo 8184. “Однако нельзя исключить, что существуют и другие зенитные ракеты, ракетные двигатели которых по функциональным причинам состоят из сопоставимого материала, как секция 3 (ракеты Бук).”

Кроме того, в двух самых обширных отчетах о сравнении металлических фрагментов друг с другом и с эталонным материалом NFI делает вывод, что нельзя исключить, что исследованный материал исходит от двух ракет или, по крайней мере, от двух осколочных боеголовок.
Таким образом, NFI говорит, что невозможно доказать, что исследованные фрагменты исходят из одного источника и, следовательно, из одной ракеты.

Вполне возможно, что осколки попали от двух разных ракет. Между прочим, это, кажется, согласуется с выводами AFP о том, что части ракеты были найдены как от старой, так и от новой ракеты, и это имеет значение только в том случае, если предположить, что эти материалы имеют отношение к ракете, вызвавшей повреждение самолёта.

Как известно, в обвинительном заключении не фигурирует версия о том, что причиной взрыва могли стать две ракеты.

24

----------16-03-2022-------------

Адвокат ван Эйк продолжает -

Теперь я перехожу к главе 14 «Выводы голландской судебной экспертизы» (отчёт IDFO). Здесь я сосредоточусь, в частности, на приложении к отчёту IDFO, которое я только что упомянул.

Я задался вопросом, соответствует ли отчет IDFO, который имеется в деле приложению, где описываются требования по проведению подобных исследований.
Исследование, которое провёл NFI, также известно как IDFO (междисциплинарное судебное расследование).

Для подобных исследований NFI составил техническое приложение, о котором я упоминал ранее, в котором описаны условия для подобного рода исследований.

К исследованию IDFO часто прибегают в сложных делах, связанных с расследованием в нескольких областях знаний, как в данном случае.
Отправной точкой является работа над интегрированным отчетом. Такого отчета с окончательными выводами расследования в этом деле нет. Есть отчет IDFO, но нет отчета с окончательными выводами расследования.
Интегрированный отчет был составлен, это произошло уже 6 сентября 2017 года, а судебно-криминалистическое расследование на тот момент еще не было завершено.

После публикации отчета IDFO было завершено еще несколько исследований NFI и составлены отчеты, в том числе важные отчеты 9126 и 9431.

Выводы отчетов также были скорректированы, как и в случае с 8184A. Эти выводы и изменения не были включены в общий отчет. Это также подтвердил RC06 и объяснил у следственного судьи: “Я могу говорить лишь только о периоде до публикации отчёта IDFO. У меня меньше информации о том, какие отчеты NFI были выпущены после этого.”
В приложении к отчёту указано, что процесс исследования начинается с двух или более сценариев, которые предоставляет следственный судья.

Эти сценарии обычно формируются на основе множества результатов исследований из разных дисциплин на исходном уровне, которые нельзя без обоснований совместить друг с другом.

Здесь важны два пункта, которые не были учтены в настоящем исследовании. Во-первых, в данном случае информация была предоставлена ​​не следственным судьёй, а национальной полицией и прокуратурой.

Во-вторых, не были сформулированы и изучены два или более сценария.
NFI назначает ряд специалистов, специализация которых может указывать на то, что исследвание предполагает некое пространство для изучения возможного применения различных ракет, как источника повреждения MH17. Однако фактически криминалистического исследования возможного применения других ракет проведено не было. Я сейчас говорю о криминалистическом исследовании, а не о ракетных отчетах RC06.
Согласно специальному приложению, отказ от двух и более сценариев возможен только в случае согласования прокуратуры и защиты.
Поскольку защита подключилась к этому уголовному делу только в 2020 году, о согласовании, конечно, речи не было и, если исходить из того, что указано в приложении к отчёту, отказываться от нескольких сценариев былот нельзя.
Затем в сводном отчете исследования всех дисциплин должны быть объединены на основе так называемой основной гипотезы экспертов IDFO.

Это делается путем объединения результатов всех отчётов, в которых возможный вывод о соответствии выражается либо в словесной форме, либо в конкретных цифрах. В данном отёте IDFO некоторые из этих пунктов отсутствуют.
Во-первых, в отчёте не были сформулированы основные гипотезы и не были включены в отчет. В результате эксперт IDFO не может делать какие-либо заявления о конкретных результатах судебно-медицинских исследований в свете сформулированной основной гипотезы.

Во-вторых, в отчете отсутствует конкретный ответ на поставленные заказчиком исследования вопросы.

В-третьих, в отчете IDFO отсутствует общий вывод, в котором результаты судебно-медицинской экспертизы были бы объединены и обобщены.

Тот факт, что в отчете IDFO не сформулирован чёткий вывод, может быть связан с тем, что в большом количестве лежащих в его основе отчетов выводы, которые отражали бы доказательную ценность исследования также отсутствуют.

Кроме того, в различных отдельных отчётах за основу берутся разные гипотезы, а значит они не могут привести к одному и тому же выводу.
Я перехожу к другому важному пункту из приложения к отчёту, который в данном случае не был в достаточной мере соблюден.

В приложении поясняется, что для того, чтобы получить подробный и сбалансированный отчет IDFO, нужно пытаться получить релевантную для исследования контекстную информацию. При этом не нужно обремененять эксперта излишней контекстной информацией, не относящейся к его задаче.

“Подобная информация может привести к нежелательному влиянию на исследователя, явлению известному также как confirmation bias (склонность к подтверждению собственых предположений).” - говорится в приложении.
Релевантная для задачи исследования информация — это только та информация, которая необходима эксперту для надлежащего выполнения своей роли в исследовательском процессе.

Как мы уже подробно пояснили ранее, в этом деле было сделано много ссылок на результаты других расследований, в то время как выводы этих расследований на то время нельзя было назвать окончательными. Это также явно повлияло на выводы расследования NFI - мы это также продемонстрировали.
Также в приложении можно прочитать, что эксперт IDFO должен выступать в роли так называемого информационного фильтра.

Во избежание вышеупомянутой предвзятости, которая может возникнуть у исследователей. Это достигается в том числе и тем, что эксперт IDFO сам не проводит никаких исследований и не формулирует выводы на основе собственной оценки вероятности.
В данном случае этого не произошло. И информационный фильтр не сработал. Сам эксперт IDFO RC06 также провел десятки исследований, в которых сформулировал собственные выводы на основе вероятностных оценок. Поэтому он не смог сформировать фильтр, чтобы, среди прочего, предотвратить влияние, предварительной информации.
Вызывает беспокойство тот факт, что расследование NFI во многом не последовало указаниям,описанным в двух приложениях, в результате чего не были соблюдены условия проведения независимого и достоверного исследования.

Эти условия разработаны самим NFI и явно нацелены на предотвращение возникновения у соответствующего исследователя предвзятости, которая может повлиять на результаты исследования.
Таким образом, большой вопрос заключается в том, почему NFI игнорирует свои же собственные условия проведения исследования? Признал ли NFI, что игнорирует эти условия? Обсуждалось ли это с прокуратурой? И если да, то каковы были результаты этих обсуждений?
Мы уже обстоятельно рассмотрели этот вопрос в ноябре 2020 года и запросили дополнительное расследование по этому вопросу.

В ходе закрытых слушаний соответствующих экспертов имеющиеся упущения были выявлены ещё более детально. В связи с этим мы можем прийти лишь к одному выводу - здесь мы имеем дело с так называемым явлением confirmation bias (стремление к подтверждению собственных убеждений).

Исследователи подошли к своему заданию предвзято. Свою роль в этом сыграла прокуратура и полиция, которая направляла исследование NFI в нужном русле, путём формулировки гипотезы, предварительного отбора материала, отказа от проведения дальнейшего исследования. Всё это негативно повлияло на объективное установление истины.
Председатель, я перехожу к последней теме для нашего окончательного заключения. “Группа американских экспертов”.

Как было объявлено ранее, мы обратились к группе американских экспертов с просьбой провести так называемую экспертную оценку в отношении, среди прочего, того, можно ли идентифицировать ракету по имеющимся в деле документам, можно ли сделать какие-либо выводы и если да, то какие именно.
Эта группа состоит из 5 высококвалифицированных экспертов. Среди них - судмедэксперт, ученый в области аэрокосмических технологий и безопасности, исследователь авиационных происшествий, ученый техник, в том числе работающий в области машиностроения, гидромеханики и гидродинамики, математики, физики, баллистики, металлургии, динамики пожаров и взрывов, эксперт по проведению судебной экспертизы. Все эти эксперты заработали свою репутацию, в том числе, например, при исследованиях других авиационных происшествий.
В отчёте имеются как резюме этих экспертов, в которых упоминаются области знаний, так и их опыт расследования других авиационных происшествий. Этот отчет прилагается в качестве приложения 4 к копии моей речи.

Мы просим ваш суд приобщить этот отчет к материалам дела. Как и в случае с другими экспертами, участвующими в этом деле, мы не будем называть имена этих лиц, а также не будем произносить название компании в связи с текущими обстоятельствами.

Я также хотел бы добавить, Председатель, что имена имена также не упоминаются и в отчетах. Мы, конечно, понимаем, что и прокуратура, и суд хотели бы проверить насколько этим экспертам можно доверять, поэтому мы должны, по согласованию с прокуратурой и судом, найти способ сообщить имена этих экспертов и название компании, чтобы можно было провести этот тест на достоверность.

Об этом я хочу сказать прежде, чем перейду к сути отчёта этих экспертов. Но мы понимаем необходимость (их идентификации) и мы должны постараться найти соответствующее формальное решение этого вопроса.
В соответствующем отчете во введении отмечается, что в процессуальных документах было обнаружено значительное количество несоответствий, которые имеют важные последствия для оценки данного дела этими экспертами.

Во-первых, неудивительно, что эксперты указывают на то, что в документах дела картина повреждений оценивалась только в свете вопроса, могла ли эта картина быть вызвана только одной ракетой «Бук». Чего, по их мнению, не хватает в анализе NLR и RMA, так это экспериментальных исследований ракет класса «земля-воздух», отличных от ракеты «Бук».
Поскольку не были расследованы все виды оружия, (которые потенциально могли нанести соответствующий ущерб самолёту), по мнению экспертов, будет трудно доказать, какое оружие действительно было применено. Это приводит экспертов к выводу, что они считают невозможным идентифицировать ракету, ответственную за взрыв рядом с MH17.

Во-вторых, исследователи отмечают, что, учитывая неопределенность в отношении того, была ли причиной взрыва ракета Бук, неясно, почему в моделировании использовалась только боеголовка нового типа.
В конце концов, если сделать предположение, что причиной крушения самолёта была ракета Бук, то это могла быть как старая, так и новая её модификация.

Для полноты исследования, по мнению экспертов, при моделировании должна была быть включена и старая ракета со старой боевой частью. Отчасти это связано с тем, что эксперты в-третьих заявляют, что доказательства ударов в форме бабочки по обшивке MH17 несостоятельны и недостаточны для вывода о том, что если бы использоваласьракета Бук, то в ней находилась бы новая боеголовка.
Эксперты считают, что не были проведены надлежащие металлургические и микроскопические исследования, чтобы определить, имели ли рассматриваемые фрагменты форму бабочки изначально.

Более того, они считают несостоятельным предположение RMA о том, что на обшивке MH17 не было обнаружено следов в форме бабочки из-за так называемого эффекта разрыва, о котором можно прочитать в отчетах RMA.

Этим RMA пытается, по мнению этих экспертов, объяснить, отсутствие чётких пробоин (в форме бабочки). Американские эксперты указывают, что именно фрагменты в форме бабочки предназначены для нанесения решающих повреждений цели и таким образом нельзя объяснить отсутствия первичных пробоин в форме бабочки в больших количествах.
В-четвертых, относительно отсутствиея формы бабочки эксперты утверждают, что если взрыв вызвала ракета Бук, то, скорее всего, это была ракета с боеголовкой старого типа.

В-пятых, эксперты утверждают, что оценка картины повреждений важна не только для определения места стрельбы, но и для идентификации ракеты.
На этом фоне они считают важным указать, что и RMA, и NLR использовали лишь часть имеющихся материалов для оценки повреждений.

Более того, они утверждают, что местонахождение найденной заглушки несовместимо с курсом ракеты, который определил JIT.

Кроме того, по словам этих экспертов, модели повреждений RMA и NLR не были протестированы, чтобы объяснить отсутствие повреждений от прокола правой передней части MH17.

В-шестых, эти эксперты подвергают сомнению анализ так называемого эффекта скальпеля в динамических условиях из-за ошибочных выводов при проведении статических арена-тестов.

Отчасти по этой причине высказываются большие сомнения в отношении определения RMA и NLR ориентации ракеты в момент подрыва.

Как известно, эта (паметика) имеет решающее значение для определения предположительного места запуска ракеты, о котором мы поговорим позже.

Но в конечном счете это также означает, что картина повреждений на MH17 не соответствует повреждениям, которые бы вызвала ракета Бук при взрыве рядом с самолётом, если бы она следовала по курсу, на котором настаивает JIT/прокуратура.
Короче говоря, эта группа американских экспертов поддерживает нашу четко обоснованную позицию о том, что на основе имеющихся в деле документов невозможно провести идентификацию ракеты, которая могла быть ответственна за взрыв рядом с MH17.

С юридической точки зрения это означает, что вина по существенной части обвинения по пункту 1 (предложение «выстрелив ракетой «Бук» …) и по пункту 2 (предложение «выстрелом ракетой «Бук» по этому самолету»), не может быть доказана, в результате чего должен последовать оправдательный приговор.

Конец выступления защиты 16 марта

25

Выступление защиты обвиняемого Пулатова.
Март: 7, 9, 11, 16, 18, 21, 23, 24, 25, 28, 30

Перевод с https://t.me/mh17NL/2319

----------18-03-2022-------------

Адвокат тен Дусхате -

После того, как мы рассмотрели доказательства по первому вопросу - была ли это ракета Бук, мы сегодня переходим к разбору доказательств по второму вопросу - был ли совершён запуск ракеты с поля, расположенного неподалёку от населённого пункта Первомайский.

Другими словами, если ваш суд сочтёт, что юридически и убедительно доказано, что MH 17 был сбит ракетой «Бук», можно ли тогда будет юридически и убедительно доказать, что эта ракета была запущена с поля под Первомайским?

Этот вопрос вытекает из обвинительного акта, в котором говорится, что 17 июля 2014 года ракета «Бук» якобы была выпущена СОУ Бук неподалёку от Первомайского.

Из обвинительного акта и из материалов дела следует, что когда говорится «неподалёку от Первомайского» имеется в виду конкретное сельскохозяйственное поле, координаты которого я включила в текст.

Хотя эта часть обвинительного акта заключена в скобки, в ней имеется дополнительное пояснение и ограничение вменяемого преступления. А именно, место преступления в Украине, в Донецкой области.

В этом выражается очевидный умысел автора обвинительного акта. Это (дополнение, касающееся места преступления) делает его существенной и неотъемлемой частью обвинительного акта.
О том, что предполагаемое место преступления является неотъемлемой частью обвинительного акта говорит и то, что суд, упоминая второй вопрос, каждый раз рассматривал данное обстоятельство как его составную часть. Иного трактования прокуратура не предлагала.
Для того, чтобы считать доказанным заявление «совершил запуск с сельскохозяйственного поля неподалёку от Первомайского» требуется чтобы для каждого из составляющих этого обвинения, были предъявлены законные и убедительные доказательства.

Государственная прокуратура решила во время своего выступления изложить эту и остальную часть вопроса о доказательствах в обвинительном заключении в более описательной форме. Предполагаемые доказательства каждый раз приводились как часть повествования, которое было изложено в более или менее хронологическом порядке.

В речи прокуратуры не было подробного разбора, основанного на обвинительном заключении по всем трём подвопросам.

Так, говоря о доказательной базе, прокурор не обсуждает сначала первый вопрос, затем второй вопрос, затем третий . Такой подход был бы возможно более логичным с точки зрения разбора доказательной базы. Речь прокуратуры начинается с обсуждения перехваченных переговоров, описания контекста и с поставки СОУ «Бук».

Затем, в главе 3.5 речи прокуратуры, обсуждается сбитие MH 17 при помощи СОУ «Бук». Именно в этой главе говорится о том, что на самом деле выдвигается в качестве доказательства для первого и второго подвопросов.

Затем прокуратура сообщает какая была реакция после сбития MH 17, говорит об отправлении СОУ «Бук» обратно и о её происхождении.

Какова бы ни была причина такого подхода прокуратуры, но таким образом, по крайней мере, немного сложнее указать к какой именно части обвинительного заключения сказанное имеет отношение. Прокуратура отошла от формального юридического описания доказательств, из-за чего их было сложнее классифицировать.

Да, речь построенная таким образом будет хорошо понятна большинству слушателей, а может быть даже и будет более понятна, чем если бы она была построена по формальным юридическим канонам.

С другой стороны, при таком подходе становится труднее увидеть, по каким частям обвинительного заключения имеется меньше, либо намного меньше доказательств, а по каким его частям доказательства и вовсе отсутствуют.

Поэтому я попытаюсь поместить факты и обстоятельства, выдвинутые прокуратурой в определённые рамки, так как в дальнейшем мы будем обсуждать эти доказательства, а точнее их недостатки, на основании трёх подвопросов.

Я начну сегодня с нашей реакции на то, что было представлено прокуратурой в качестве вступления. А затем остановлюсь на заключительной части третьей главы речи прокуратуры.
Я также остановлюсь на доказательствах в главе 3.5, которые представлены в качестве контекста. Из данного контекста должно якобы следовать, что примерно 17 июля 2014 года о «Буке» шел разговор по телефону, что он затем был перевезен в зону подконтрольную так называемой ДНР.
Сначала «Бук» направился в сторону Снежного на трале. А в районе полудня стал передвигаться собственным ходом на юг и вечером снова в сторону Снежного и дальше.

Мы объясним, что возможное присутствие СОУ «Бук» не означает, что если MH 17 был сбит ракетой «Бук», то это было сделано именно при помощи именно этой СОУ «Бук», которая возможно находилась в районе Снежного.
Относительно этой СОУ мы даже не знаем, могла ли она запускать ракеты в принципе и уж точно не знаем, была ли из неё выпущена ракета.

Среди прочего, я буду обсуждать телефонные разговоры. Во-первых, определенные разговоры по словам нашего клиента были звонками, которые должны были запутать противника и их следует понимать совсем по-другому.

Во-вторых, (мы объясним) почему ни в коем случае нельзя утверждать, что ракета была запущена с той СОУ “Бук”, о которой говорится в деле. Не говоря уже о том, чтобы утверждать, что именно эта установка сбила MH17.

Я постараюсь пояснить, что если из телефонных разговоров и можно сделать какие-либо выводы, то это то, что силы "ДНР" вообще не знали, как, кем и откуда был сбит MH17.

Во время своего выступления представитель прокуратуры обсудил имеющиеся доказательства по второму вопросу (откуда была запущена ракета, прим.) и факты, подтверждающие позицию обвинения. Об этом идёт речь в параграфе 3.52 транспортировка Бука (обратно в РФ, прим). В частности, речь идёт о показаниях, которые дали свидетели M58 и X 48.

Из показаний якобы следует, что СОУ Бук привезённая на территорию, подконтрольную “ДНР” запустила ракету неподалёку от насенного пункта Первомайский. Якобы ракета именно этой установки поразила рейс MH17.

По словам прокуратуры показания свидетелей M58 и X48 также подтверждаются другими различными фактами и обстоятельствами. Имеется в виду показания свидетелей относительно фотографий со следом дыма и других следов в поле рядом с Первомайским. В дальнейшем при упоминании этого поля я буду использовать словосочетание “поле JIT”.

Во второй главе этой части я сегодня более подробно остановлюсь на фактах и обстоятельствах, которые были предоставлены прокуратурой в подтверждение показаний свидетелей.

Я объясню, что эти факты и обстоятельства не подтверждают эти показания. По крайней мере, это не подтверждения, которые заслуживают доверия и никаким подтверждением показаний свидетелей M58 и X48 они не являются.

В этой связи я поясню почему след од дыма, тёмное пятно (на поле прим.) и следы на поле, возникшие 16, 17, 18, 19 или 20 июля 2014 мало о чём говорят.

Это то, о чём речь пойдёт сегодня. На следующей неделе мы продолжим говорить о предоставленных прокураторой доказательствах по второму вопросу.

Мы подробно остановимся на показаниях свидетелей M58 и X48, которые предъявлены как самостоятельные доказательства. Я поясню, что есть множество факторов, которые указывают на несостоятельность и недостоверность показаний свидетеля M58.

В связи с этим я приду к заключению, что показания этого свидетеля необходимо исключить из доказательств по делу.
Я также поясню, что если суд будет использовать при вынесении своего вердикта показания свидетеля X48 это будет противоречить положениям как УПК, так и статье 6 EVRM.

Прежде чем мы перейдем к обсуждению показаний свидетелей M58 и X48 мы сначала обсудим другие имеющиеся в деле подтверждающие доказательства, которые не были озвучены во время выступления прокуратуры.

Это расчеты предполагаемой местности с которой производился запуск ракеты (как мы считаем неверные).
г-н. Ван Эйк пояснит, что расчеты возможного района из которого могла быть запущена ракета «Бук» показывают, что она не могла быть запущена с поля под Первомайским. Он начнёт говорить об этом в понедельник и продолжит в среду.

Затем, как я уже сказала, я буду обсуждать показания свидетелей М58 и Х48. Если получится, мы начнем об этом говорить в среду, а затем я продолжу в четверг. Также в четверг я собираюсь обсудить другие оправдательные доказательства.

Оправдательный эффект на наш взгляд состоит в первую очередь в том, что отсутствуют определенные доказательства, подтверждающие вину (нашего клиента прим.). То есть доказательство, наличие которого можно было бы ожидать, если бы ракета была запущена из этого поля.

Я уже выразила наше удивление по поводу отсутствия спутниковых изображений, радиолокационных данных, судебно-медицинских доказательств и так далее во время предыдущих слушаний, но я остановлюсь на этом более подробно.

Во-вторых, я буду обсуждать имеющиеся оправдательные доказательства. Доказательства, из которых можно сделать вывод о том, что 17 июля 2014 года с поля под Первомайским пуск ракеты «Бук» не производился.

В целом можно сделать вывод, что никаких самостоятельных доказательств, которые можно было бы использовать для обвинительного заключения нет.

Факты и обстоятельства, выдвинутые в поддержку обвинений либо не могут и не должны использоваться в качестве доказательств, либо не являются реальным подтверждением обвинительного заключения, поскольку могут быть истолкованы настолько по-разному, что не могут быть использованы в качестве доказательства, что МН17 был сбит ракетой «Бук» с поля под Первомайским из того самого «Бука», который, возможно, был перевезен силами "ДНР".
Или, если говорить чуть менее юридическим языком, но более понятно - версия прокуратуры лопается как мыльный пузырь.

Начну с контекста. Как указывалось ранее, до и после того, как прокуратура в своём выступлении обсудила доказательства, относящиеся ко второму вопросу, она более подробно остановилась на контексте событий.

Прокуратура говорила о фактах, обстоятельствах и предположениях, из которых в лучшем случае можно сделать вывод лишь о том, что 17 июля 2014 года «Бук» находился не в предполагаемом месте запуска ракеты, а в других местах.

В местах, которые находятся дальше от предполагаемого места запуска, местах неподалёку от поля JIT, но в любом случае не на предполагаемом месте запуска ракеты.

Позиция защиты, которую я изложу ниже, заключается в том, что из приведенного контекста не следует, что именно та СОУ Бук, которую 17 июля возможно, перевозили через Восточную Украину запустила ракету.

И из контекста определенно не следует, что ракета, поразившая MH 17 была ракетой именно этой СОУ.

Во-первых, я поясню нашу позицию, которая заключается в том, что “ракета” - это не одно и то же что “именно та ракета”. Обвинение предполагает, что это одно и тоже. И заявляет, что на это указывает судебно-медицинская экспертиза. На странице 353 речи прокуратуры об этом говорятся напрямую.

Цитата:
«То, что MH17 впоследствии был сбит этим «Буком», следует из доказательств, предоставленных в результате проведения судебно-медицинской экспертизы».

Это неверно! Это просто не так. Судебно-медицинская экспертиза не даёт основания утверждать подобное.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы, которое имеется в деле, если и можно сделать какой-либо осмысленный вывод, то это в лучшем случае, что MH17 был сбит ракетой.

И даже если суд примет все доводы и выводы, которая прокуратура делает на основании отчётов судебно-медицинской экспертизы, то в лучшем случае можно говорить лишь о том, что это была ракета «Бук».

В любом случае, судебно-медицинская экспертиза, на которую ссылается в своей речи сторона обвинения, не подтверждает, что ракета, поразившая MH 17, это была именно эта ракета. Та самая ракета с СОУ Бук, которая 17 июля возможно переправлялась через восточную Украину .

Согласно упомянутой судебно-медицинской экспертизе на ракете, которая по мнению прокуратуры поразила MH 17, отправитель указан не был, по крайней мере, не тот отправитель, которого прокуратура считает виновным. Позже я остановлюсь на этом подробнее.

Факты и обстоятельства, предоставленные прокуратурой относительно контекста, а именно маршрут поставки, обратный маршрут, перехваты телефонных разговоров, которые упоминает прокуратура также не указывают на то, что СОУ Бук запустила ракету, не говоря уже о том, что ракета именно этой СОУ поразила MH17. Нет ни прямых, ни косвенных подтверждений этого.

Нет прямых подтверждений потому, что ни контекст, ни упомянутые перехваченные переговоры, ни поставка СОУ, ни её вывоз обратно, ни её происхождение просто не имеют прямого отношения к доказательствам по предъявленному обвинительному заключению.

Всё это не имеет прямого отношения к вопросу о том был ли MH 17 сбит ракетой «Бук», была ли эта ракета «Бук» запущена с того поля под Первомайским и совершал ли наш клиент при этом уголовно наказуемые действия.
Нет никаких косвенных подтверждений.

Из перехваченных переговоров перед доставкой СОУ в лучшем случае можно что-то сказать о том имелась ли у вооруженных сил “ДНР” СОУ «Бук» на вооружении 17 июля 2014 и имеет ли наш клиент какое-либо отношение к этой установке.

Но все приведенные факты и обстоятельства ничего не говорят о том, могла ли эта СОУ «Бук» осуществить запуск, был ли осуществлён этот запуск, и уж тем более о том могла ли эта СОУ «Бук» осуществить запуск ракеты и поразить ей MH17. На всех этих трёх пунктах я остановлюсь отдельно.

Во-первых, наша позиция заключается в том, что наличие «Бука» не означает, что самолёт был поражён обязательно ракетой именно с этой СОУ. Возможно, многие подумают иначе. Подумают: если в том районе была ракета «Бук» и если МН 17 был сбит «Буком», то, значит, это был тот самый «Бук», по-другому же быть просто не может?!

Люди склонны прийти к такому выводу. Особенно голландцы, граждане страны, которая до не давнего времени была далеко от войн и ракет Бук.

То, что так думают голландцы - можно понять, да и я сама могу честно об этом сказать - мы сами так об этом думали: если выяснится, что этот «Бук» действительно там перемешался, и если все эти видео и тому подобное - правда, если данные записей верны, то это точно тот самый «Бук», который сбил MH17!

Каким бы понятным не было такое рассуждение, это всё же заблуждение.

Если там был «Бук», то это не обязательно должна была быть установка, поразившая MH 17. Если там был «Бук», значит, там было оружие, которое теоретически могло поразить MH17. Что есть такая возможность. Но не более.

К сожалению, в голландском прецедентном праве имеется достаточно примеров дел, в которых делались подобные ошибочные предположения.

Предположения, казавшиеся на первый взгляд очевидными, но которые не должны были быть сделаны. Классическим примером подобного ошибочного суждения является уголовное дело, которое много лет изучается на юридических факультетах. Это уголовное дело из 70-х годов, с неполиткорректным названием “бегущий цветной” (Hollende kleurling прим.). Даже в Википедии это дело упоминается под этим названием.
В этом уголовном деле идёт речь о следующей ситуации: сотрудники полиции видели бегущего мужчину, возле кафе, о котором было известно, что там торговали наркотиками. Офицер остановил мужчину, тот держал руку на кармане. После некоторого расследования и применения мер принуждения у мужчины действительно обнаружили в кармане пакет с героином.
Вопрос, который возник в этом случае заключается в том можно ли было применять средства принуждения в связи с подозрением на хранение наркотиков или обоснованных подозрений в виновности. Имели ли полицейские право применять меры принуждения.
Другими словами, имели ли офицеры полиции право делать такое предположение? Офицеры обосновывали свои подозрения тем, что, цитирую: «они увидели цветного мужчину, бегущего в указанное время и в указанном месте со стороны кафе «Карибские ночи», известного как место сбора торговцев и потребителей наркотических средств”, конец цитаты.
Суд постановил, что подозрение не может быть основано на этих обстоятельствах, и счел, что в данном деле нельзя говорить о разумном подозрении в виновности.
Почему нет? Потому что, хотя это прямо не указано в приговоре, но именно поэтому приговор до сих пор есть в учебниках, потому что обстоятельства сложились так, что этот мужчина мог иметь при себе наркотики. Но совершенно необязательно что они у него должны были быть. Рядом с этим кафе, возможно, были и другие бегающие мужчины. С тем же успехом задержанный мог быть просто бегущим мужчиной, который случайно оказался рядом с местом, где торгуют наркотиками.
Офицеры полиции из этого дела допустили ту же ошибку, которую, по-видимому, совершила и JIT в связи с предположением о возможным наличии «Бук» у сепаратистов.
Полицейские подумали: «Мы знаем, что в этом кафе, которое посещает много чернокожих, торгуют наркотиками, и мы знаем, что этот чернокожий бегал в этом районе. Ну, тогда точно у него с собой наркотики. Насколько ошибочен такой ход мыслей объяснять не нужно.

Судя по всему, JIT подумала: «мы знаем, что MH17 был сбит ракетой «Бук», мы знаем, «что «Бук» был рядом», следственно, MH17 был сбит этим «Буком». И я объясню, почему такой вывод делать также неправильно.

Такое предположение кажется логичным, но оно ошибочно. Как и в случае с «бегущим цветным», ракета «Бук», которая возможно была поблизости с тем же успехом могла случайно оказаться в районе, где MH17 был сбит ракетой. Возможно, что ракета этой СОУ БУК сбила MH 17, но совершенно необязательно, что именно так это и было.

Для нас в Нидерландах, где ракета Бук является чем-то уникальным требуется немало усилий, для того, чтобы представить, что в определенных условиях эта ракета может быть не такой уж и особенной. В любом случае, не настолько уникальной, что если бы была применена ракета «Бук», то это должна была быть именно эта ракета «Бук».

Но нидерландский суд разбирает событие, которое произошло в далёкой стране во время военных действий. Это обязывает использовать воображение. И если мы из наших голландских реалий попытаемся перенестись в зону военных действий на востоке Украины, то окажется, что та самая СОУ «Бук», которая, возможно, была перевезена 17 июля на восток Украины, вовсе не является такой уж и уникальной. Ведь это была не единственная установка «Бук» в этом районе.
Возможно, она была одной из немногих в районе, находящемся под контролем сил "ДНР". Возможно. Но в восточной части Украины где шла горячая фаза конфликта, а именно в Донецке, Луганске и прилегающих территориях… Украинские вооруженные силы имели в этом районе в распоряжении не менее 96 ракет «Бук» типа 9М38М1, не менее 61 ракет «Бук» типа 9М38 и 27 СОУ, девять из которых были в нерабочем состоянии.
Я полагаю, что большинство людей не осознавали сколько ракет «Бук» было в этом районе. Эти цифры, которые я только что назвала взяты из письма украинских вооруженных сил, которое приобщено к делу. То, что все эти «Буки» находились в этом районе не оспаривается.

Тот факт, что СОУ «Бук» менее уникальны, чем могло показаться большинству слушателей пресс-конференций JIT видно также и по фотографиям, которые использовались JIT во время расследования.
Судя по всему, JIT располагает буквально тысячами и/или 2400 изображениями СОУ «Бук». А в отчете о сравнении изображений СОУ следователем указано, что просмотрены кадры 515 самоходных огневых установок «Бук».
Прокуратура, наверное, скажет: это были фотографии других СОУ «Бук».
Во-первых, эта позиция не находит или, по крайней мере, находит недостаточно поддержки в деле, я остановлюсь на этом позже.
Во-вторых, даже если предположить, что все эти изображения не относятся к СОУ, которая возможно перемещалась по востоку Украины, что это другие СОУ, тот факт, что на всех этих фотографиях другие СОУ еще ничего не говорит о том, какая именно СОУ была использована для запуска ракеты, поразившей MH17. Ведь неизвестно, как выглядит СОУ, с которой могла быть запущена роковая ракета.

У нас нет ни изображений, ни достоверных описаний СОУ “Бук”, которая запустила ракету (по MH17). Только описания и изображения СОУ, которая была перевезена на восток Украины.

И являются ли эти изображения всех тех, возможно, других (или нет) СОУ «Бук» фотографиями СОУ, которая была перевезена 17 июля, или нет совершенно не имеет значения для обсуждаемого сейчас вопроса.

Главное, что (расследование JIT) показывает, что в этом районе было множество СОУ «Бук». Что установка «Бук» в тех местах не была чем-то уникальным , как можно было подумать, слушая пресс-конференцию. Кроме того, если окажется, что была запущена именно ракета «Бук» это не означает, что её запустила именно та СОУ «Бук».

Какая именно самоходная огневая установка запустила ракету и мог бы там быть еще один «Бук» расследовано не было. На востоке Украины у украинских военных сил имелось не менее 157 ракет «Бук» и 18 боеспособных украинских СОУ. Следовательно, есть вероятность, что была запущена одна из этих ракет «Бук». Поэтому, принимая во внимание возможное присутствие в регионе другой СОУ нельзя утверждать что ракета была запущена именно с этой СОУ.

26

----------18-03-2022-------------

Адвокат тен Дусхате продолжает -

Я перехожу к главе, которая довольно длинная, но я думаю, что лучше всего сделать это за один раз, до страницы 50. Глава касается позиции защиты, что то, что СОУ "Бук" была в распоряжении (сепаратистов) в принципе не означает, что рейс MH17 поразила ракета именно этой СОУ.

Чтобы определить, была ли из СОУ «Бук», на которую указывает JIT и которая возможно находилась в том районе, запущена ракета, необходимо сначала ответить на вопрос могла ли эта установка «Бук» в принципе запускать ракеты.

Пропустить этот вопрос и оставить его без ответа (т.е. была ли эта установка рабочая) неправильно. Для нас в Нидерландах может показаться странной идеей приказать нефункционирующей СОУ просто передвигаться по местности. Но мы должны осознавать, что мы, как граждане можем совсем не понимать логику действий в Восточно-украинском военном конфликте.

Наш подзащитный объяснил, что, он думает, что телефонные разговоры между Дубинским и Харченко от 17 июля 2014 года, в которых на первый взгляд идёт речь о транспортировке установки «Бук», на самом деле были частью военно-стратегического плана Дубинского и Харченко. И этот план они выполнили.
Дубинский и Харченко задались целью запутать соперника - украинских военных, заставив их думать, что у них есть в наличии действующая установка «Бук», хотя на самом деле это было не так. Это было сделано с целью их отпугнуть и добиться того, чтобы они держались на расстоянии.
Если на том участке и был «Бук», то наш подзащитный считает, что это должен был быть нефункционирующий «Бук». Он перемещался по территории с целью добиться только что названных целей. Для того, чтобы блеф выглядит более правдоподобным. Не для того, чтобы при помощи этой СОУ запускать ракеты, а для сдерживания противника. Это было нужно для того, чтобы ввести украинскую армию в заблуждение.
Во избежание недоразумений я сделаю несколько замечаний, которые касаются использованного для данной стратегии термина «радиоигра». Это не игра, как можно было бы предположить, если использовать данный термин. Поэтому мы будем использовать на наш взгляд более точный термин “децепция” (военный обман).

Второй момент – когда наш подзащитный говорит о нефункционирующей установке «Бук» он не имеет в виду подделку или игрушку. Он имеет в виду настоящую СОУ «Бук», но не работающую или находящуюся в неактивном режиме.

И третье - подзащитный не утверждает, что СОУ «Бук» была. Он говорит, что если бы «Бук» был, то он мог там находиться только по выше обозначенной причине.

Я прекрасно понимаю каким неправдоподобным на первый взгляд может показаться применение Бука для того, чтобы запутать противника. У нас самих долгое время были сложности с тем, чтобы принять такой сценарий за реально возможный.

Однако, после того, как наш клиент раз за разом отвечал на все наши вопросы и каждый раз мог объяснить все противоречия, даже когда мы предлагали ему объяснение, которое, на наш взгляд, могло бы ему помочь он очень внятно всё нам объяснил. Поэтому наше мнение относительно этих обстоятельств изменилось.

И да, прокуратура дала своё разъяснение имеющимся фактам. Она дала пояснение которое и нам поначалу казалось более правдоподобным. А именно: силы “ДНР” испытывали серьёзные трудности, особенно болезненными были атаки украинской армии с воздуха и они практически ничего не могли им противопоставить. Впоследствии они обратились за помощью к вооруженным силам Российской Федерации и получили эту помощь в виде огневой установки «Бук» с экипажем. Эта установка была доставлена ​​на сельскохозяйственное поле под Первомайским в сопровождении сил “ДНР”, и после того, как рейс MР17 был сбит, СОУ снова быстро увезли обратно. Что с этой версией не так? Многое.

Аргументы, на которых держится это объяснение прокуратуры просто не соответствуют действительности. Они просто неверны. Это предположения, которые, как будто, основываются на определенных фактах и ​​обстоятельствах, но которые были неверно истолкованы. Предположения, которые кажутся логичными, но таковыми не являются, и, кроме того, имеются другие факты и обстоятельства, о которых прокуратура не упомянула в своей речи, которые подтверждают версию именно нашего подзащитного и которые противоречат версии прокуратуры.

Сначала я рассмотрю факты и обстоятельства, которые могут подтвердить версию, что СОУ «Бук», если она там была, могла быть неработающей СОУ и использоваться как часть стратегии военной децепции. Затем я объясню неточности в аргументации обвинения.

Во время Второй мировой войны стратегия военной децепции (обмана) использовалась довольно часто. Её описывают, как “использование обмана на стратегическом уровне для введения противника в заблуждение”.

В ходе вооружённого конфликта на востоке Украины 13 июля 2014 г. эта стратегия часто использовалась, в том числе во время телефонных переговоров, цель которых была ввести противника в заблуждение. Наш подзащитный объяснил это на видеозаписи, которая была продемонстрирована на заседании суда в ноябре 2020 года.

Мы подали ходатайство с просьбой пригласить эксперта на тот случай, если возникнут сомнения в том, что разговоры действительно прослушивались.

Оказалось, что в этом нет необходимости, отчасти потому, что сам факт использования противоборствующими сторонами дезинформации в ходе конфликта не оспаривается. Кроме того, не оспаривается и то, что так называемые обманные звонки имели место.

Таким образом то, что противоборствующие стороны во время вооруженного конфликта пытались ввести друг друга в заблуждение, например распространяя дезинформацию во время телефонных разговоров, является неоспоримым фактом.

В деле можно найти подтверждение позиции нашего клиента о том, что телефонные разговоры о «Буке» и о возможно присутствующей СОУ были частью такой военной стратегии децепции (обмана). Сначала поговорим о содержание этих телефонных разговоров.
Примечательно, что телефонные разговоры, которые имеются в деле, в которых упоминается СОУ «Бук», отличаются от многих других перехваченных разговоров.
В то время, как о танках, снайперах и другом оружии обычно говорят с использованием кодовых слов, о БУКе в большинстве случаев говорят очень явно. И не один раз, а так, чтобы это слово нельзя было не заметить.
Я процитирую несколько разговоров
“Этот тот, о котором я думал, да? М который?
Да
- Тот самый М?
Да, да, да. Бук, БМ.
- Да, да, я понял.
- Бук, Бук

Даже не владея русским языком слово «Бук» можно услышать на удивление часто и не завуалировано.

Люди, которые участвовали в разговоре знали, что украинские военные их слушают. У меня сложилось впечатление, что они хотели, чтобы слово «Бук» нельзя было не заметить. Не только чтобы понял человек на другом конце провода, но и тот, кто подслушивал разговор. Ведь даже когда уже становится абсолютно понятно, что на другом конце провода поняли о чём идёт речь, слово «Бук» повторяется несколько раз громко и отчетливо один или несколько раз.
Принимая во внимание тот факт, что вводящие в заблуждение телефонные разговоры велись как часть военной стратегии по дезинформации противника, и то, что участники разговоров знали, что СБУ их прослушивает, а также то, что вероятно на это и был рассчёт версию, что разговоры, в которых многократно повторялось “Бук Бук Бук” были частью такой стратегии по дезинформации нельзя исключать как неправдоподобную.
Чтобы проверить убеждённость нашего подзащитного в том, что разговоры о «Буке» были частью военной стратегии обмана, мы среди прочего подали запрос заслушать Дубинского и Харченко в качестве свидетелей. Чтобы у нас была возможность спросить у них, что они на самом деле хотели добиться этими телефонными разговорами. Был ли это военный обман. К сожалению, задать им эти вопросы оказалось невозможно.

В одном из интервью Дубинский сказал что-то, что наводит на мысль, что наш клиент может быть прав. Цитирую Дубинского:

«То, что они представляют эти прослушки в качестве главных улик, а любой военный вам скажет, что такие разговоры никак не могут вестись по открытым линиям, это может быть радиоигра, может быть какая-то другая оперативная акция, но такие звонки ведутся по открытой связи.»

Похоже, он имеет в виду, что если эти разговоры велись по открытой связи это означает, что это была радиоигра или оперативные действия.
Об этом интервью стороне защиты стало известно уже после того, как подзащитный заявил на упомянутом нами видео в ноябре 2020 года, что эти телефонные разговоры о «Буке» были, по его мнению, обманом.

Предположение клиента, что это был действительно обман подтверждается и другим телефонным разговором. Это разговор, состоявшийся через десять минут после 16:20 между двумя людьми, которые, по-видимому, еще не знали о случившейся незадолго до этого катастрофе.
Эти люди обсуждают, что на фронте тихо. Что они ждут атаки, но Ким подтверждает, что пока атак не было. Во время разговора человек на линии говорит Харченко вздохнув: «Ну, слава богу, может, просто перехватили переговоры».

Это похоже подтверждает что было понимание, что телефонные переговоры прослушивались и на этом сознательно и активно играли. Что эти разговоры велись именно для того, чтобы нападение отсрочить. Это подтверждает объяснение нашего клиента относительно переговоров между Харченко и Дубинским, что упоминание во время их разговора «Бука», было стратегией обмана.

Помимо телефонных переговоров в деле также имеются признаки, указывающие на возможность того, что неработающая СОУ “БУК” была использована в рамках военной стратегии обмана. Факты, которые указывают, что подобное могло иметь место.

Это связано с отпугивающей функцией «Бука». Начнем с показаний свидетеля v 54. О СОУ “Бук”, которую он видел он сказал: «А потом я подумал, что они привезли его сюда только для того, чтобы произвести впечатление». Пусть V 54 в последствии и говорит, что теперь он считает, что именно эта установка "Бук" сбила MH 17. Но факт в том, что сам он этого не видел. В любом случае, когда он увидел "Бук” он подумал, что его задача — производить впечатление на противника и отпугнуть его. Он не считает это странной идеей.

Характеристики самой СОУ «Бук» также подтверждают возможность того, что обсуждение по открытой телефонной линии «Бука» и его проезд по территории могли быть частью военного обмана. Военный обман для сдерживания врага.

Ведь "Бук" предназначен также и для сдерживания. По словам свидетеля G9462, у «Бука» может быть несколько задач. Так называемая “задача отказа” означает, что СОУ получает команду на запуск, а может находится и в “режиме защиты”.

Об этом говорил и бывший украинский военный RC07.
"Если говорить в общих чертах, то, Бук выполняет свою задачу — предотвращает воздушные вторжения или проникновения с заданного направления."
Так он говорит о превентивных ударах. А на опросе у следственного судьи он добавляет: Задача противовоздушной обороны вообще состоит в том, чтобы помешать противнику выполнить свою задачу. Совсем не обязательно, что ПВО должна сбивать цели противника. Нужно избежать чтобы противник выполнил свою задачу.

Таким образом, выполняемая ПВО задача по защите - это добиться сдерживающего эффекта. Знание (верное или ошибочное) того, что определённая территория находится под защитой “Бук” удерживает атаки на расстоянии.

Естественно, такая функция защиты основана на том, что речь идёт о функционирующем “Буке". Но снаружи нельзя понять в рабочем состоянии “Бук” или нет. И если можно подумать, что “Бук” работающий , то эта задача по сдерживанию может быть достигнута.

Подобная стратегия обмана применялась и раньше. Велись не только вводящие в заблуждение телефонные звонки, но и развертывались неисправные военные машины.

В статье газеты от 4 июля 2014 года можно прочитать, что ополченцы Донбасса вывезли из музея в Донецке военную технику, в том числе танки. Чтобы использовать их в бою. Если удастся их отремонтировать, то как рабочие танки, если нет, то иным способом.

В Константиновке, Донецкой области на площади стояли танки. Танки могли ездить и передвигаться, но в остальном больше не функционировали и поэтому не могли быть использованы в полной мере. Но их можно использовать для сдерживания. Не функционирующий, но движущийся танк может отпугнуть противника. По словам подзащитного, такой план на самом деле был идеей Харченко. Он был одним из двух человек, который, по его словам, также разработал и реализовал стратегию обмана при помощи «Бука».

Подтверждение сказанному также можно найти в статье от 6 июня 2014 г. В ней говорится о том, что силам ДНР удалось завести старый танк времен ВОВ, который сначала стоял на постаменте в центре Константиновки, и съехать с него. По данным вооруженных сил, танк пока останется в Константиновке.

Как мы уже говорили, прокуратура не согласна с тем, что имело место введение противника в заблуждение и с тем, что “Бук” возможно являлся частью этой стратегии.

Прокуратура утверждает, что (возможно) присутствовшая на местности установка “Бук” была рабочей огневой установкой 53-й бригады из РФ. Как не согласна прокуратура и с тем, что речь шла об обмане, потому что, если говорить коротко, это было бы нелогично.

Как говорит обвинение, разговор от 16 июля, который наш клиент привёл в качестве примера очередного обманного звонка содержит не дезинформацию, а правдивую информацию, что подобная версия нелогична, так как получается, что стратегии по дезинформации противоречат друг другу.

В связи с этим, по мнению прокуратуры, логика применения военной стратегии введения противника в заблуждения путём подобных телефонных переговоров отсутствует. Более того, силам "ДНР" крайне необходима была именно рабочая СОУ «Бук». Стрела 10 была уничтожена и требовалась её замена или усиление противовоздушной обороны. По ряду причин, о которых я расскажу ниже, позиция прокуратуры несостоятельна.

27

----------18-03-2022-------------

Адвокат тен Дусхате продолжает -

Прокуратура сделала все возможное, чтобы идентифицировать СОУ “Бук”, которая 17 июля 2014 года предположительно находилась в районе Снежного , как российский «Бук» 53-й бригады. Сделано это было на основании визуального сравнения, проведенного полицией. Эта СОУ была якобы доставлена с экипажем и, следовательно, не могла быть частью военной стратегии децепции.

Однако немного в тени остался тот факт, что и NFI также проводил подобное исследование.

Ещё 3 марта 2016 года трое назначенных экспертов NFI, выполняя исследование по заданию следственного судьи сообщили, что вероятность того что предоставленные изображения являются изображениями одной огневой установки “Бук”, примерно равна вероятности того, что все эти изображения могут являться изображением разных СОУ.

Исследователи сравнивали как сходства, так и различия разных СОУ. Иными словами, это сравнительное исследование, проведенное экспертами NFI, не дало никаких доказательств, которые можно было бы использовать в поддержку точки зрения прокуратуры о том, что СОУ “БУК” "ДНР" была российской.

Наоборот, он привел столько же аргументов в пользу версии, что это могла быть и другая СОУ.
JIT не приняла выводы NFI. Спустя более чем 3,5 года был составлен еще один отчет, в котором также приводятся выводы, сделанные на основании сравнения изображений. На этот раз исследование было поручено не эксперту NFI, а полиции. Сравнительный анализ изображений проводил голландский полицейский Primo 17 456.

Основываясь на 15 видимых, но иногда едва различимых признаках, в отчете от 11 ноября 2019 года делается вывод, что СОУ “Бук”, которая находилась в распоряжении “ДНР” может быть только СОУ из российской 53-й бригады.

Мы подали ходатайство следственному судье послать полный отчёт (об этом исследовании) свидетелю Мучкаеву (в 2014 году командир 53 бригады ВС РФ полковник Сергей Мучкаев, прим.), как часть списка вопросов. И задать ему открытый вопрос - верен ли такой вывод или нет. И объяснить почему да или почему нет.

К сожалению, задать эти вопросы данному свидетелю оказалось невозможным. Поэтому мы не знаем, какова была бы его реакция. Но даже без показаний Мучкаева можно обозначить изъяны этого доклада. И я это сделаю.

Начнем с того, что неизвестно, какой экспертизой обладал автор отчёта. Известно лишь то, что он не был назначен следственным судьёй как независимый эксперт. И он в этом смысле в любом случае не может рассматриваться как независимый эксперт.

Описание цели исследования также указывает на то, что о его независимости не могло быть и речи. В описании цели, с которого этот полицейский начинает свой отчёт говорится: «СОУ “Бук”, при помощи которой был сбит рейс MH17 была привезена из Российской Федерации и после запуска ракеты была возвращена обратно в Российскую Федерацию».

Только после того, как была описана эта позиция, то есть что "Бук" прибыл из Российской Федерации, только после этого описывается в чём состоит поставленный вопрос. Без каких либо оговорок.

Цель - описать и указать на происхождение огневой установки “Бук”. Ответ на этот вопрос уже был дан в самом описании цели исследования. Таким образом данный отчёт сложно назвать сравнительным исследованием изображений. С упором на слове исследованием.

Однако и по содержанию есть что сказать о данном исследовании.

Полицейский Primo 17 456 обосновывает свой вывод, например, на сравнении изображений по 15 характеристикам. А Не по 18, как это делал NFI.

В отчете не объясняется, почему он не учёл три другие характеристики. Не указано также, на что указывали эти три неучтённые им характеристики в отчёте NFI - указывали ли они на сходство или на различия между установками "Бук".

Полицейский Primo 17 456 вообще не упоминает о различиях, которые отмечали в NFI. Он также не комментирует считает ли он, в отличие от NFI, что те различия, которые отмечали в NFI на самом деле являются сходствами.

Так что получается, что Primo 17 456 либо не увидел тех отличий, которые увидели в NFI, и поэтому неосознанно не приобщил их к своим выводам, или намеренно исключил их из своих выводов.

И какой бы ни была причина, нельзя просто игнорировать характеристики, которые указывают на различия между этими СОУ. Если в исследование включаются только сходства, но не различия, то бессмысленно делать выводы о предполагаемом сходстве.

Также не объясняется, почему было проведено еще одно сравнительное исследование изображений. В новом отчете лишь говорится, что на момент исследования в 2016 году в распоряжении NFI было меньше визуальных материалов, чем на момент нового полицейского исследования.

Однако все видео и другие изображения предполагаемого "Бука", принадлежащего предположительно "ДНР" к тому времени уже давно были частично доступны JIT.

И если по каким-либо причинам потребовались дополнения к предыдущему исследованию, то возникает вопрос, почему это исследование не было и на этот раз поручено тем же, а если нужно, другим специалистам? Почему на этот раз оно было проведено сотрудником полиции? В деле нет ответа на этот вопрос.

Тот факт, что во время полицейского исследования было доступно больше визуальных материалов, ни в коем случае не делает это исследование, основанное на меньшем количестве характеристик, чем расследование, проведенное тремя экспертами NFI, более ценным.

Наоборот, в отличие от NFI, этот отчет, содержит выводы возможно не эксперта, и по-видимому, не независимого.
Этот сотрудник полиции сравнил изображения предполагаемой СОУ “Бук”, принадлежащей предположительно ”ДНР” с изображениями российской СОУ на основе 15 характеристик, исключив при этом три других характеристики, которые могут говорить о различии этих установок.

Таким образом, по сравнению с доказательной ценностью отчета NFI доказательная ценность данного исследования полицейского равна нулю.

Кроме того, наравне с тем, что полицейское расследование указывает на сходство с российской СОУ “Бук” и оно также не исключают, что предполагаемая СОУ была или могла быть другой СОУ.

Сотрудник полиции в 2019 году не сравнивал изображения ни с каким другим “Буком”, кроме российского. NFI, который по-видимому такое сравнение проводил в 2016 году, в любом случае не исключает возможности того, что "Бук" был или мог быть не российским.

Понимание того факта, что не исключается, что СОУ "Бук" на снимках, я имею в виду снимки от 17 июля в районе Снежного, например… что нельзя исключить, что “Бук” мог быть другим “Буком” - не российским важно в связи с вопросом о том, мог ли этот “Бук” быть неисправным “Буком”. Ведь мы из материалов дела знаем, что силы ДНР захватили как минимум 1 нерабочую СОУ “Бук” и два нерабочих TEL из состава вооруженных сил Украины.

То, что эти СОУ не могли запускать ракеты не означает, что они не выглядели как рабочие СОУ.

Государственная прокуратура заявляет, что никаких других эталонных изображений, соответствующих СОУ из "ДНР" обнаружено не было, но, как следует из предыдущего анализа отчетов, это, похоже, вообще не расследовалось.

Cобственное расследование мы провести не смогли потому что прокуратура не удовлетворила наше ходатайство предоставить нам имеющиеся у прокуратуры “тысячи” изображений или 2400 изображений других эталонных СОУ «Бук».

Однако на основании имеющихся в деле результатов исследований нельзя исключать, что СОУ “Бук” в Снежном не была той самой захваченной у украинцев СОУ. Нельзя исключить, что это была не функционирующая СОУ или другая украинская СОУ.

И, чтобы было ясно, причина по которой мы упоминаем захваченные украинские “Бук” и TELs в этом контексте не в том, чтобы убедительно доказать, что 17 июля там был именно этот захваченный “Бук”… Я просто хочу показать, что эти “Буки” там были. Буки, которые могли передвигаться, но не могли запускать ракеты. Что это менее странно, чем может показаться.

Для переводчика я добавлю - и суд, и сторона защиты несколько раз запрашивали и настаивали предоставить документы из параллельного расследования, имеющиеся у следствия документы по российскому “Буку” с экипажем (который, как утверждается сбил рейс MH17 прим).
Мы неоднократно требовали добавить документы по нему к делу. Прокуратура решила этого не делать. Я не знаю, чем обусловлен такой выбор. Но либо нет соответствующих результатов расследования, как говорит ОМ, либо такой выбор сделан по другой причине, но в любом случае документов следствия по российскому “Буку” там нет.

Таким образом, на основании вышеизложенного нельзя сделать вывод, что “Бук”, который, возможно, был перевезен в Восточную Украину 17 июля, был российским “Буком”. Нельзя исключить, что это был другой, нерабочий "Бук".

Теперь я перехожу к звонку от 16 июля 2014 года, который наш подзащитный приводит в качестве примера децепции (обменного звонка).
В том числе и на основании этого телефонного разговора прокуратура, по-видимому, пришла к выводу, что разговоры о «Буке» от 17 июля не были обманом. Вот почему я также остановлюсь на том разговоре 16 июля более подробно. Клиент объяснил, что разговор 16 июля был обманным звонком.
Он объяснил, что это было частью его военной стратегии обмана. Его план был заманить врага, делая вид, что Стрела 10, которая была важной системой ПВО "ДНР", выведена из строя, и делая вид, что они понесли большие потери.

Таким образом, ВСУ, услышав разговоры о том, что Стрела 10 выведена из строя приняли бы решение совершать своими Су 25 полёты на низкой высоте, и таким образом силы “ДНР” могли бы их поразить Стрелой 10.

Я понимаю, что здесь есть очень много предположений, которые требуют понимания вопроса. Поэтому я остановлюсь на этом более подробно. Но это то, каким образом наш клиент объясняет этот разговор, который состоялся 16 июля.
И хотя в этом разговоре речь идёт о том, что Стрела 10 выведена из строя это было не совсем так, как объясняет подзащитный.

Стрела 10 работала отлично. Клиент указал, что человеку на другом конце линии должно было быть понятно, что это обманный звонок потому что, по его мнению, многие другие части этого разговора явно были дезинформацией.

Таким образом, на другом конце линии знали, что слушают обманный разговор, предназначенный для того, чтобы обмануть врага, который слушает.

В прокуратуре считают что, телефонный разговор, в котором говорится о выведенной из строя Стреле 10 не является дезинформацией, что это так и было. В том числе потому, что не является дезинформацией информация о больших потерях. Большие потери действительно были.

Прокуратура по сути говорит, что подзащитный лжет на видео, которое было показано в ноябре 2020 года. А ведь это видео мы здесь показали сами! Как можно догадаться мы приняли решение показать такое видео в суде только после того, как мы сначала 10 раз переспросили подзащитного правда ли то, что он говорит.

Мы сами вряд можем проверить такую ​​информацию. Поэтому мы очень осторожно к ней подходим.
Обвинение же говорит, что объяснение клиента неверно, потому что то, что он называет дезинформацией на самом деле было правдой, что его дезинформация об огромных потерях соответствовала действительности и поэтому его объяснение на видео, что разговор был дезинформацией противника - это неправда.

Затем мы возвращаемся к клиенту и снова спрашиваем его, уверен ли он в том, что его дезинформация об этих огромных потерях не была точной реальной информацией. На что наш клиент в 11-й раз отвечает, что он же уже сказал, что это была дезинформация, что огромных потерь не было, потери были относительно небольшие.

Тогда мы говорим ему, что не просто так прокуратура , хоть и не совсем явно, уличает его в том, что он говорит неправду. Она бы этого не делала, если бы не имела на то соответствующих оснований. И что нужно бы посмотреть обоснования прокуратуры.
В подтверждение этого прокуратура ссылается на свидетеля Primo 01230 и на медиафайл, упомянутый в видео продолжительностью 26 минут и 36 секунд.

Из этих материалов дела следует, что 16 июля в бою на стороне ДНР погибли два человека. Два, не огромное количество.
Это в точности соответствует тому, что сказал клиент, объясняя, что его телефонный звонок от 16 июля где говорилось об этих огромных потерях был дезинформацией.

И вы, наверное, понимаете, что нам потом пришлось с красным от стыда румянцем на щеках признаваться клиенту, что мы зря его в 11-й раз спросили действительно ли он на 100% уверен (что телефонный разговор был дезинформацией прим.) Потому что, если мы принимаем во внимание обоснование прокуратуры, то у нас действительно нет причин сомневаться в его словах.
Позиция клиента о том, что 16 июля дела у сил “ДНР” шли очень хорошо, подтверждается и описанием тех событий командиром украинского батальона.
Командир описывает: «Тактически сепары были очень хороши. Сначала работали по одной высоте. Потом перешли к следующей. Украинские силы уже около месяца пытаются отбить Саур-Могилу. Когда мы отступали, нам приходилось драться, нас обстреливали из минометов. Так что нам было очень тяжело. Мы потеряли много людей».

Поэтому прокуратура не может утверждать, что не может быть и речи о дезинформации и, следовательно, о децепции во время разговора 16 июля. Это касается и всего остального разговора о «той поломанной» Стреле 10.

В ответ на видеозаявление, в котором клиент указал, что «Стрела 10» не была выведена из строя, что это была дезинформация прокуратура поручила следственной группе подготовить дополнительный отчёт относительно того, была ли «Стрела 10», которую использовали в ДНР на 17 июля 2014 выведена из строя или нет.
В ответ на это защита обратилась в прокуратуру с просьбой предоставить всю информацию, которая есть в материалах следствия в связи с функционированием или нефункционированием «Стрелы 10» в ДНР в июле 2014 года, и приобщить эту информацию у делу.
К сожалению, не все было предоставлено или включено в анонсированный дополнительный отчет о результатах. В этом официальном отчете о результатах, среди прочего, говорится:
«Из перехваченных телефонных переговоров 16 июля 2014 года выяснилось, что «Стрела 10» неисправна или повреждена.» Затем цитируется ряд телефонных разговоров, после чего JIT называет Стрелу 10 вышедшей из строя. Официальный отчет завершается ссылкой на сообщение в Интернете, где некто, называющий себя Гиркиным, говорит, что, по его словам, «Стрела-10» не произвела ни одного пуска, даже во время боев под Мариновкой.
Никакой информации об обратном в этом официальном отчете не говорится. Хотя такая информация должна была быть в материалах намного раньше, о чём стало известно совсем недавно.
Мы очень удивились, когда прочитали, что прокуратура также, по всей видимости, располагает информацией о том, что 16 июля 2014 в Мариновке была успешно применена «Стрела 10». Я узнала об этом из документов, предоставленных защите 29 ноября прошлого года после многократных запросов.
Одним из таких документов является статья, которую можно найти в Интернете. Её перевод был приложен к документам, предоставленным для ознакомления.

При переводе из статьи исчезло изображение, и это изображение важно в другом контексте, поэтому я также добавила и русскую версию статьи.

В статье говорится, что был осуществлён запуск Стрелы-10 в Мариновке. Я не утверждаю, что это правда, но выводы, которые включены в тот дополнительный официальный отчет, также не являются выводами, основанными на проверенной информации. Однако та информация была включена в отчёт, а эта информация - нет.
Эти документы не были предоставлены суду и защите и не были описаны в отчёте. Какова бы ни была ценность этого материала, по крайней мере можно сказать, что имеются данные, которые подтверждают, что Стрела-10 действительно совершала запуск и была рабочей. Поэтому вопрос о функционировании стрелы 10 как минимум дискуссионный.

Ввиду заявления клиента о том, что «Стрела-10» работала в сочетании с тем фактом, что подтверждение этому можно найти в материалах расследования, ни в коем случае нельзя предполагать, что «Стрела-10» была в нерабочем состоянии, как утверждает прокуратура.

Таким образом, отсутствуют объективные факты и обстоятельства, на основании которых можно или следует усомниться в позиции клиента о том, что разговор от 16 июля является примером звонка с целью введения противника в заблуждение.
Таким образом, разговор от 16 июля не является основанием для того, чтобы сомневаться в позиции подзащитного, что разговоры о “Буке” от 17 июля также были децепцией. Но они были частью другой военной стратегии обмана. И тут я перехожу к следующему пункту, что это была другая стратегия обмана.

По мнению прокуратуры, 17 июля не было речи о распространении дезинформации. У подобной стратегии нет логики, так как один обман противоречит другому.
Но то, что военный обман, цель которого заманить врага, является иной стратегией, чем обман с целью сдержать врага совсем не означает, что один из двух разговоров или оба не являются обманом.
В лучшем случае это означает, что стратегии были не очень хорошо согласованы друг с другом. Что 16 июля у Пулатова был план заманить врага в ловушку, а Дубинский и Харченко 17 июля занимались сдерживанием врага. Может быть такое объяснение и не оптимальное, но так могло быть.

Разговоры также показывают, что обман с «Буком» не был стратегией децепции подзащитного. В разговорах, в которых ему говорят о “Буке” и о том, что этот “Бук” так необходим, - он всегда говорит лишь “ага, ага”, “хорошо” или “да” .

Другими словами - он выслушивает, предполагает, что речь идёт о децепции врага. Он в этом уверен потому, что по его словам, просить Бук - это безумие. Он сказал что и Дубинскому он сказал тоже самое.
То есть, он выслушивает, понимает, что это децепция и продолжает выполнять собственные задачи, которые к этому никакого отношения не имеют.

wait ...

28

----------18-03-2022-------------

Адвокат тен Дусхате продолжает -

Кроме того, не имея знания о военном деле, может показаться, что стратегия, при которой сначала делается попытка загнать врага в ловушку, а потом отпугнуть противоречива.

А ведь может быть никакого противоречия здесь нет. Может это не так нелогично как кажется. Может быть 16го июля была причина для того, чтобы заманить врага. А 17 июля, когда "ДНР" после дня активных боевых действий возможно занимались перегруппировкой и передислоцированием, может тогда была необходимость в спокойной обстановке и поэтому врага пытались отпугнуть?
Какой бы ни была причина - то, что военная децепция, которую осуществлял один человек в один день была направлена на цель, которая отличалась от той, которую преследовал другой человек, осуществляя собственный план по обману противника на следующий день, ничего не говорит о том, являлись ли их разговоры военной децепцией или нет.
Поэтому это не может быть основанием для сомнений в версии подзащитного, что сообщения о "Буке' были дезинформацией.
В заключении, прокуратура считает не только что пояснения подзащитного нелогичны, а что логична версия прокуратуры.

Версия прокуратуры заключается в том, что "Стрела-10" 16 июля вышла из строя и поэтому 17 июля возникла необходимо сть в СОУ "Бук".

Позиция нашего подзащитного заключается в том, что прокуратура видит ситуацию совершенно неверно.
Его позиция заключается в том, что никакой необходимости в рабочем "Буке" не было.
Прежде всего нужно сказать, что помимо перехваченных, телефонных переговоров, в деле нет фактов, указывающих на необходимость в СОУ "Бук".

В материалах дела нет доказательств, которые бы указывали на то, что был подан запрос в Российскую Федерацию о поставке "Бука", на чём настаивает прокуратура.

Прокуратура постоянно об этом говорит, но нет никаких телефонных разговоров, в которых было бы слышно, что такой запрос действительно был сделан.

Нет никаких свидетельских показаний которые могли бы подтвержить факт запроса или поставки "Бука" из 53 бригады.
Ходатайство защиты заслушать Мучкаева, который командовал 53 бригадой и который, по утверждению прокуратуры, должен был такой запрос удовлетворить...это ходатайство хоть и было одобрено судом, но выполнить его оказалось невозможно.

Почему именно стало невозможно выполнить это ходатайство мы говорили ранее, когда говорили о процессуальных вопросах.
Как бы то ни было, не было возможности задать ему вопросы. Спросить его, поставил ли он функционирующий "Бук" в "ДНР"

В материалах дела можно найти лишь телефонные переговоры, то есть переговоры, интерпретация которых подвергается сомнению. Из этих перехваченных разговоров можно лишь предположить, что такой запрос нужен. Что такой запрос должен быть сделан. Однако данных о том, что был сделан фактический запрос ("Бука") у Российской Федерации нет.
Нельзя сделать достоверный вывод о том, что действительно была потребность в функционирующем "Буке" и из других фактов и обстоятельств, в том числе из телефонных переговоров.
Во-первых, информация в телефонных разговоре о нерабочей "Стреле-10", даже если мы предположим, что это не было дезинформацией, как считает прокуратура, это не означает, что "Стрела-10" была в таком состоянии, что её было необходимо заменить.
В телефонном разговоре 16 июля говорится об ошибке при запуске. Такую ошибку можно пусть и не одним нажатием на кнопку, но довольно легко решить, см. инструкцию по "Стреле-10". В ней указано, что такая ошибка может быть устранена за 15 минут. Таким образом, проблемы с запуском ракеты можно решить. И это не означает, что возникает потребность в замене.
Даже если "Стрела-10" нуждалась бы в замене, то и это не означало бы, что возникла необходимость в "Буке".
Если "Стрелу-10" было необходимо заменить, что, как настаивает подзащитный было не так, но если бы это было так, то им нужна была бы новая "Стрела-10" или что-либо подобное.
Но нельзя заменить "Стрелу-10" на "Бук" - это совершенно два разных типа оружия для разных целей. Это два типа оружия с большими тактическими и техническими различиями.

"Бук" там, на линии фронта не только был не нужен, но и совершенно не подходил. Подзащитный попытался пояснить это в своём видеообращении в ноябре 2020 года.
Прокуратура предполагает, что им так или иначе не достаточно было только "Стрелы-10", была ли она в нерабочем или рабочем состоянии - не имеет значения. Потому, что у неё не достаточный радиус действия чтобы сбивать нападающие украинские самолёты Су-25. Что именно поэтому им нужен был "Бук"
Но и это неверно. В ответ на выступление прокуратуры подзащитный сделал попытку объяснить ещё раз что не было необходимости в рабочем "Буке" и почему не было. Почему "Стрела-10" не только удовлетворяла их потребностям, но и гораздо лучше подходила для их целей.

Если коротко изложить его позицию, то "Бук" не подходит потому, что отдельно стоящая установка "Бук" очень уязвима. Когда она применяется враг её может очень легко обнаружить. Это связано с радаром, которым оснащена СОУ, его можно обнаружить.

Также, подзащитный говорит, что ракета "Бук" дорогостоящая. Кроме того СОУ "Бук" не подходит по тактикотехническим характеристикам. В том числе из-за зон минимального радиуса действия. То есть зон, внутри которых СОУ "Бук" не может достать до цели.
Как объясняет подзащитный, в то же время, "Стрела-10" очень подходила для поставленных задач. Она обеспечивала отличное прикрытие с места, на котором находилась.

При совершении атак по земле Су-25 должен лететь на высоте ниже 5км. Иначе лётчик не сможет определить цель и не сможет нацелиться.

Радиус поражения "Стрелы-10" был достаточным для того, чтобы поразить врага, который атаковал с воздуха. Кроме того, "Стрела-10" более подвижная, её проще и быстрее использовать на линии фронта и её труднее обнаружить, поэтому она менее уязвима.
Подзащитный рассказал это на видео, которое мы предоставим суду и прокуратуре. Но мы его не будем показывать на заседании в связи с нынешними обстоятельствами.
Это пояснение подтверждается материалами дела. В них можно прочитать, что цели можно поразить лишь с (определённой) минимальной высоты и с минимального расстояния от СОУ "Бук".
То, что Су-25 должен лететь ниже можно прочитать из других общедоступных источников.
Также и то, что Су-25 должен лететь низко можно узнать из других общедоступных источников. Так, можно прочитать, что Су-25 является низколетящим штурмовиком, который действует на низких высотах. Он может летать и выше, но для того, чтобы поражать цели он должен лететь низко. Потому, что он был создан с тем, чтобы поражать определённую цель на земле после её визуальной оценки. При своей высоте атаки Су-25 попадает в радиус действия имевшихся средств ПВО "ДНР" на 17 июля 2014 и до этого, в том числе и в радиус "Стрелы-10".
Это следует также из того факта, что множество украинских Су-25 было сбито силами "ДНР" как до, так и после 17 июля 2014 года. Не ракетами "Бук".

Принимая во внимание всё вышесказанное, если говорить честно, трудно принять что именно прокуратура упрекает подзащитного в том, что в подобное военной стратегии отсутствует любая логика.

Данная военная стратегия для Пулатова, который принимал участие в боевых действиях "ДНР", который придумал и применил определённые военные методы по дезинформации противника не только представляется логичной.
Но для него, человека с военным опытом, знаниями стратегии "ДНР" непонятна именно логика прокуратуры.
Мы много раз задавались вопросом - если вы не верите объяснению определённой военной стратегии почему бы не задать вопрос тем, кто действительно знает о чём идёт речь? Спросить у них, как правильно толковать подобные разговоры.

Почему вы игнорируете высказывания например Дубинского по этому поводу? Дубинский тоже говорит о "радиоигре".
Почему вы ещё раз не пытаетесь его заслушать как свидетеля? Почему вы не пригласите эксперта в этом вопросе? Почему ему не поставите вопрос можно ли в данном случае говорить о военной стратегии по дезинформации противника?

Почему не зададите вопрос логично ли предполагать, что была потребность в "Буке"?
Как я уже говорила, сторона защиты требовала опросить других участников этих звонков по дезинформации противника. Речь идёт о Дубинском, Харченко, но и о других.

И им задать прямой вопрос как нужно понимать эти разговоры.
Есть ли причина сомневаться в объяснении этих переговоров Пулатовым, что это была часть стратегии по дезинформации?

Мы составили подробный список вопросов для Гиркина, Дубинского и Харченко, в том числе вопросы относительно трактовки этих разговоров и направили ходатайство следственному судье.

Но, к сожалению, задать эти вопросы данным лицам или передать им эти вопросы оказалось невозможно.

Насколько известно, насколько можно понять из дела, прокуратура не задавала никаких вопросов как именно нужно трактовать данные телефонные разговоры. Сторона обвинения не задавала такие вопросы ни другим обвиняемым, ни экспертам, даже Пулатову. Несмотря на то, что такая возможность была. Все вопросы, которые прокуратура передала Пулатову через запрос о правовой поддержке были Пулатову заданы и на них был получен ответ. Было одним дублем записано видео с ответами Пулатова. В ноябре 2020 это видео было показано в суде.

Как утверждает прокуратура, не было задано вопросов относительно толкования телефонных переговоров. И после того, как видео было показано, где Пулатов объясняет эти переговоры прокуратура не задала вопросы по стратегии военной дезинформации.

Прокуратура кажется попыталась подойти к делу, руководствуясь положением дел в Нидерландах. Исходя из этой позиции прокуратура сделала попытку объяснить нелогичность версии Пулатова относительно военных стратегических действий.
Затем прокуратура предоставила другое объяснение на основании собственной логики. Таким образом, когда прокуратура говорит, что в военной стратегии по дезинформации, на которой настаивает Пулатов, отсутствует любая логика прокуратура выходит за рамки собственной экспертизы.

Военное образование есть у Пулатова. Он является опытными экспертом в этом вопросе, в том числе имеет практический опыт. Именно он знает и понимает подобные стратегии по дезинформации. Он применял подобные стратегии. Именно он был там на месте.

Как могут следователи из Нидерландов, которые, насколько известно, не получили военное образование, не воевали в войне на востоке Украины, никогда не проводили телефонные разговоры по дезинформации противника и не говорят по-русски...как они могут думать, что они лучше знают как всё было?
Как они могут знать это лучше, если не задали ни одного вопроса по этому поводу подзащитному? Как можно сделать вывод, что трактовка прокуратуры более логична на основании письменных пояснений переговоров? Переговоров, которые велись на языке, на котором прокуратура не говорит ни буквально , ни фигурально. Без опоры на эксперта в данном вопросе.
Как бы то ни было, такое действие нельзя назвать юридически корректным. Если имеются основания или окажется, что есть основания усомниться в версии подзащитного, то как минимум необходимо сделать попытку обратиться к кому-то, кто обладает соответствующей экспертизой и знаниями.

Например, к тому, кто тоже принимал участие в конфликте в Украине, кто имеет практические знания или другие знания о том, как ведут военные действия в "ДНР". Или к тому, кто изучал стратегическое ведение военных действий и кого в этой сфере можно считать экспертом.

Но применять в данной ситуации исключительно голландскую юридическую логику недостаточно для того, чтобы прийти к выводу, что версия подзащитного неверна. По крайней мере, если задаться вопросом может ли версия подзащитного быть состоятельной.

Если коротко - то, что прокуратура считает нелогичной версию Пулатова о стратегической дезинформации противника не может быть причиной для того, чтобы не принимать эту версию во внимание. Версию, из которой следует, что не было необходимости в функционирующем "Буке". То как по мнению Пулатова необходимо трактовать данные разговоры и другие элементы введения противника в заблуждение.

Подведу итог. Относительно вопроса означает ли наличие Бука, что это был именно тот "Бук", который сбил рейс MH17.

Подзащитный считает, что если в распоряжении "ДНР" и была СОУ "Бук", то её использовали для того, чтобы отпугнуть противника. Это было частью военной стратегии по дезинформации. В деле имеются факты и обстоятельства, которые подтверждают позицию подзащитного что "Бук" мог быть использован для других стратегических целей и не обязательно должен был обладать способностью совершать запуск ракет.

В деле также имеются подтверждения тому, что и телефонные разговоры, в которых упоминается "Бук" также могли быть частью военной стратегии.

Позиция прокуратуры, что в данном случае говорить о стратегии по дезинформации нельзя основана на несуществующих фактах или на собственной логике.

Такое обоснование может говорить о том, что прокуратуры вероятно отсутствует понимание о том, насколько определённые виды оружия походят для определённых целей, а также о непонимании стратегического ведения войны.

Мы также не обладаем знаниями в данных сферах. Но мы имеем показания нашего подзащитного. Он имеет соответствующие знания и понимание.
Возможно позицию клиента сложно понять. Сложно понять руководствуясь реалиями Нидерландов. Но убедительных доказательств, которые бы говорили, что версия клиента неверна в деле нет.

Если действительно, как пояснил подзащитный, необходимости в "Буке" не было, то в принципе не остаётся даже причин сомневаться в его версии, когда он говорит, что телефонные переговоры были частью военной стратегии по дезинформации.

Нет причин сомневаться в том, что таким образом делалась попытка запутать противника и заставить его держаться на расстоянии, делая вид, что имеется функционирующий "Бук" и поэтому упоминать о нём в телефонных разговорах. А для того, чтобы подкрепить эту версию отдать приказ, чтобы по местности ездил не функционирующий "Бук". Такая позиция, если её рассмотреть более подробно, более вероятна, чем могла показаться сначала.

Вывод - не было приведено убедительных доказательств того/ нельзя принять за факт то, что "Бук", который 17 июля 2014 возможно был на востоке Украины, если исходить из снимков и показаний свидетелей, вообще был рабочим "Буком".

Также нельзя принимать за факт, что MH17 мог был сбит ракетой именно этого "Бука". На этом я пока остановлюсь, думаю, что это подходящий момент для перерыва.

29

----------18-03-2022-------------

Адвокат тен Дусхате продолжает -

Следующая глава называется: наличие "Бука" не означает, что рейс MH17 был сбит ракетой именно этого "Бука".

Если суд, не смотря ни на что, решит, что телефонные разговоры о транспортировке возможно имеющейся в наличии у "ДНР" СОУ "Бук" не были военной стратегией по введению противника в заблуждение, то и в этом случае одного лишь присутствия СОУ "Бук" недостаточно для того, чтобы говорить, что именно эта установка произвела запуск ракеты.

И в этом случае ситуация могла разворачиваться совсем иначе, чем предполагает прокуратура.
По всей видимости, предполагается, что если это не была военная стратения децепции (обмана), то "Бук" был необходим и что он был в рабочем состоянии (что по мнению подзащитного полный абсурд).

Но если бы это было так, можем ли мы предположить что всё произошло следующим образом:

В Саур-Могиле, Мариновке и близлежащих районах в дни перед и после 17 июля 2014 велись ожесточённые бои. Украинская армия постоянно совершала авианалёты. Об этом говорят и многие свидетели.
17 июля 2014 около полудня из района Снежное отправляется "Бук" в сторону Саур-Могилы. По крайней мере туда, где 17 июля шли бои.
Как сказал Дубинский: "Если этой ночью приедет "Бук" он сразу поедет туда к тебе".
Если это не было частью военного обмана, то похоже что когда Дубинский говорит "к тебе", то он не имеет в виду Пулатова лично, как утверждает JIT. Имеется в виду к тем, кто там в Саур-Могиле и Мариновке ведут бои, туда направляется эта система ПВО.
Идёт речь об этом отрывке перехваченного разговора между Дубинским и Пулатовым 16 июля 2014 года.
Возможно эта СОУ "Бук" была временно припаркована где-то между Снежным и Саур-Могилой неподалёку от Первомайского.
Об этом мы кстати не знаем. Из перехваченных переговоров следует лишь, что они хотели туда поставить "Бук". Но мы не знаем поставили ли они её туда на самом деле.
В том месте оставляли и другие системы вооружения и ПВО, когда они не были задействованы. Там например стояла и Стрела-10 сил "ДНР".
Не смотря на то, что эта местность находилась рядом с линией фронта она была под достаточно хорошим контролем "ДНР" при помощи КПП.
Я ещё раз подчёркиваю - я сейчас не говорю, что так это и было в действительности. Я просто предлагаю представить, что это так могло произойти.
Предположим, что на этой стоянке была СОУ "Бук". Это ещё не означает, что именно эта огневая установка запустила ракету.
Могло ли быть так, что этот рабочий "Бук", предположительно находившийся в районе Снежного и Саур-Могилы не был применён и просто уехал? Кто-то вообще подумал о такой возможности?
Как я уже подчеркнула - мы не знаем, произошло ли это именно так. Также как JIT и прокуратура мы свободно интерпретируем перехваченные переговоры. И дополняем то, что нам неизвестно. Так делать не нужно.
Но этот сценарий вполне возможен. Может быть именно так и было.

Для того, чтобы установить, что всё было иначе необходимо как минимум чтобы был доказанный факт применения этого "Бука", доказательства того, что он запустил ракету. А также, что его ракета поразила рейс MH17.
Относительно доказательной базы прокуратуры о том что ракета Бук сбила рейс MH17 я буду говорить позже. Здесь же я лишь обсуждаю вопрос можно ли из имеющегося контекста сделать вывод что СОУ "Бук", которая якобы находилась в районе Снежного запустила ракету.
Я говорю это потому, что в речи прокуратуры контекст имел важную роль, хоть он и не являлся доказательством по выдвинутым обвинениям.

Я поясню почему из контекста событий не следует, что запуск ракеты был совершён именно этой огневой установкой "Бук", которая могла находиться вблизи Снежного. Не говоря уже о том, чтобы утверждать, что запуск ракеты мог быть связан со сбитием MH17.
Как можно видеть по маршруту, по которому следовала эта СОУ, который прокуратура называет "маршрутом поставки" можно сделать лишь вывод о том, что (у "ДНР" прим.) имелась или не имелась СОУ "Бук". Может быть в рабочем состоянии, может нет.

То, что маршрут был в направлении села Первомайское ничего не меняет. Это направление было неслучайным. Именно там силы "ДНР" имели пропускные пункты и именно там была стоянка для других систем вооружения. Не более.

Если ракета, сбившая рейс MH17, не была запущена с поля у села Первомайское, то тогда нельзя говорить, что Первомайское находилось рядом с местом запуска ракеты, это просто село Первомайское.
Кроме того, известно лишь что возможно находившийся в той местности "Бук" между 13 и 14 часами дня уехал из Снежного на юг.

Затем, как говорит прокуратура, прослушек Харченко и Пулатова нет. Хотя можно было наблюдать взаимодействие c телефонной вышкой рядом с Первомайским, но переговоров не было.

Действительно, начиная с 13-14 дня мы практически не знаем ничего что каким-то образом имело отношение к MH17.

Однако неправильно говорить, что не было переговоров. Да, нет перехватов разговоров Пулатова. Как следует из переговоров он ушёл в резерв. То есть он перестал быть постоянно на связи. У него был перерыв, может быть он пошёл обедать или спать.

Но помимо Пулатова, который ушёл отдохнуть имеется множество записей телефонных разговоров и после 14 дня. Это были как разговоры других людей, разговоры которых прослушивались, так и переговоры обвиняемых.
Однако в тот день был период, когда действительно в эфире возникла тишина. И речь не идёт о предполагаемой радиотишине. Дело в том, что в период времени между 14 часами 58 минутами и 15 часами 37 минутами были совершены 53 телефонных переговора, записи которых отсутствуют.

Сотрудник СБУ, у которого попросили объяснить это обстоятельство сказал, что в июле 2014 года "имели место несколько аварийных ситуаций, которые могли повлиять на качество перехвата переговоров".

О том, когда именно произошли эти аварийные ситуации и об их характере провайдер телефонной связи Vodafone Україна никакой информации сообщить не смог, так как информация сохраняется только ограниченное время.
Никаких других пояснений почему эти перехваты этих переговоров отсутствовали СБУ не дала.
По причинам, которые остались непонятны 53 разговора, совершённых менее чем за час перед гибелью MH17 по-видимому просто исчезли. И мы можем только догадываться почему это произошло. Причин мы не знаем.

Из переговоров после 14 часов, которые имеются в деле становится понятно, что радиотишины не было. Просто в этих разговорах не упоминается о "Буке" и о запуске ракеты.

Из этого можно сделать вывод, если меньше руководствоваться предположениями, как это делается в материалах дела, что в это время они просто не занимались "Буком" или запуском ракеты при помощи "Бука". Они видимо просто не говорили о нём. Не надо за этим искать какого-то другого смысла.

Кстати, нам ничего не известно о том, что обсуждали украинские военные в этот период времени. Мы просили записи этих переговоров, но их не получили.

Теперь мы знаем, что не стало известно достоверной причины, почему силы "ДНР" хотели бы запустить ракету "Бук" из района вблизи села Первомайское. Такой причины даже нельзя придумать. Не говоря уже о том, чтобы подтвердить какими-то доказательствами.

30

----------18-03-2022-------------

Адвокат тен Дусхате продолжает -

Из имеющихся перехватов телефонных разговоров в промежутке времени около 16:20 можно найти подтверждение того, что силы "ДНР" не имели никакого отношения к запуску ракеты, которая сбила MH17.
Из этих переговоров следует, что они действительно не имели понятия о том, что произошло.

Так, в первом доступном перехвате после 16:20, в котором речь идёт о крушении самолёта можно на заднем плане слышать: "Что-то...похоже что что-то сбили." Затем неразборчиво.
"Самолёт"
Другой говорит: "Самолёт, там пролетал самолёт".
Дальше слышно, как человек, которого JIT называет "Грек" просит номер телефона Майора.
Через полторы минуты в первом доступном перехвате через 5 минут после крушения этот Грек звонит Сану.
"Что там у вас за взрыв?", - спрашивает он.
"Где, командир?"
"Где-то в направлении Юнкома (?) ближе налево."
"Я выезжаю", - говорит другой. "Я только приехал домой".

Затем слышен голос кого-то третьего:
"За енакиевской шахттой"
Тогда его слова повторяет человек у телефона:
"Где-то за Енакиево".
"Я вижу клубы дыма".
"Я выезжаю, всё. Я узнаю", говорит собеседник.

Очевидно, что эти люди понятия не имели о том, что произошло (см. Мнение о процессе в Схипхол ). Если силы "ДНР"в этом районе запустили бы ракету "Бук", которая сбила MH17, то они должны были это знать.

Ещё через минуту Грек спрашивает того, кото он называет "Майор"
"Это не у тебя там что-то упало?"
Майор: "Нет, не у меня, я ничего не слышал почему-то."
Грек: "Позвони своим и узнай!"
Майор:"Хорошо, понял"
Грек:"Позвони им и скажи, что дым поднимается, как будто упал самолёт."
Майор:"Как будто упал самолёт, понял. Я сейчас узнаю!"
Грек: "Да, отзвонись потом сразу".

Понемногу становится понятно, что упал самолёт. Но не известно откуда он был сбит, кто это сделал и чем и что это был за самолёт. Понятно лишь, что никто из этих военных "ДНР", которые слышны на записи не знает кто это сделал.

В 16:20 состоялся следующий разговор:

"Добрый день! Серёжа, они сбили здесь самолёт."
"Сбили самолёт? Над Снежным?"
"Да, он упал у Северной, возле номера 32.."

Короче говоря, кто-то сбил самолёт. Кто именно - неизвестно
В любом случае не те, кто участвовал в этом разговоре. Если верить части предложения "они сбили самолёт".

Кто именно были эти "они" непонятно.
Но в этот момент они думают, что сбит военный самолёт. Об этом идёт речь в том же разговоре. Там говорят о пассажирах этого самолёта. Что они спрыгнули из него с парашюта.

У "ДНР" военных самолётов не было. И если бы это был бы военный самолёт, о чём на тот момент никто не сомневался, то предполагали бы, что это украинский военный самолёт.
Если они по ошибке предположили, что сбит украинский самолёт, то соответственно появляется ошибочное предположение, что это сделал кто-то из "ДНР".

Однако предположение, что самолёт сбил кто-то из "ДНР" на 100% основано на неверном предположении, что сбитый самолёт - это самолёт ВСУ.

И то, что за отправную точку берётся то, что что самолёт сбил кто-то в "ДНР" из-за того, что думали что это украинский военный самолёт подтверждается в следующем разговоре. Грек получает информацию и кто-то ему звонит.
"Добрый день, командир!"
"Это наши сбили самолёт на окраине Сулиновки"
Грек: "Из Сулиновки?"
"Да, откуда-то из Сулиновки"
"Нам сейчас звонили и сообщили, что сбит самолёт."
Грек: "Отлично! Какой самолёт?"
"Не знаю. Узнаю и перезвоню"

Этот разговор состоялся в 16:30 и он важен по многим причинам.
Становится известно о том, что состоялся телефонный разговор и в нём сообщается, что сбит самолёт. Они думают, что это сделали "наши", которые находятся в районе Сулиновки.
Сулиновка находится в России, в Ростовской области.
В 26 километрах от Сулиновки есть местность с названием Первомайский. Это другой Первомайский, не тот, который находится рядом со г. Снежное. Те Первомайкое и Снежное, о которых идёт речь в данном деле находятся в 337 километрах от Сулиновки.
Короче говоря, через десять минут после крушения самолёта и много раз в других разговорах, которые состоялись позже в "ДНР", где пытаются понять что произошло, думают, что сбитый самолёт - это украинский самолёт, который сбили из России.
За сотни километров от того места, которое прокуратура считает местом запуска ракеты.

Насколько нам известно никакого расследования возможного запуска ракеты из района Сулиновки Ростовской Области не проводилось. Никаких других оснований для того, чтобы принять Сулиновку за возможное место запуска ракеты нам неизвестно. Но здесь важно не то была ли Сулиновка местом, откуда была запущена ракета, а то, что те люди из "ДНР", которые активно занимались выяснением как был сбит самолёт, что они думали, что был сбит украинский военный самолёт ракетой из Сулиновки.
И это важно. Если они так думают, то это серьёзный аргумент в пользу того, что сбили самолёт не они. Ведь иначе они бы знали что они сделали.

Вскоре после того, как становится известно о запуске ракеты из Сулиновки приходит информация о том, что незадолго до этого был сбит украинский военный самолёт Су-25. Что его сбила группа «Минера».

Через четыре минуты сообщается, что этот самолёт 15 минут назад, т.е. около 16:20 был сбит из района г. Снежного.
Может показаться маловероятным, что в тот же момент, когда был сбит рейс MH17 был сбит и Су-25. Однако это не так невероятно, как может показаться на первый взгляд.

Во-первых, в эти дни шли ожесточённые бои. Есть большое количество доказательств, из которых следует, что 17 июля в небе были украинские военные самолёты, хотя украинская сторона и заявляет об обратном. Об этом говорят бесчисленные свидетели, которые говорят, что видели Су-25 или Су-27 украинских ВВС.
Это следует и из расследования, которое проводилось на месте. Из разговоров с жителями окрестных деревень. Они также сообщали, что видели военные самолёты.

"Мы вместе с переводчиком ходили по домам и каждый раз нам говорили, что видели военные самолёты. Военные самолёты незадолго до или после крушения MH17." - сообщается в докладе госслужащего.

Эти свидетели не обращались в JIT, их не посещали сотрудники СБУ. Это обычные ни о чём не подозревающие жители деревень в Украине, которым неожиданно задавал вопрос госчиновник из Нидерландов.
И по всей видимости эти люди совершенно неподготовленно отвечали, что 17 июля 2014 около 16:20 в воздухе были военные самолёты.

Кроме того, не в небе были не только СУ, но подзащитный также утверждает, что около 16:20 "Стрела-10" совершила запуск ракеты. Из того района недалеко от Снежного.

Защита пыталась найти подтверждения этому заявлению Пулатова, подавала ходатайства опросить людей, которые могли находиться на тот момент поблизости. Это ходатайство было к сожалению отклонено.

Но из дела следует, что по крайней мере 16 июля "Стрела-10" действительно находилась в этой местности. И как мы уже говорили ранее, "Стрела-10" была рабочая, возможно после недолгого ремонта.
И похоже, что Су-25 был задет - я не говорю сбит, но задет - потому, что и после того, как стало понятно, что был сбит MH17, поиски пилота этого Су продолжились. Его искали долго и активно. По всей видимости, отдельно от MH17 была причина думать, что пилоту другого задетого самолёта удалось скрыться.

В 16:48 Харченко подтверждает Дубинскому:
"Уже одну Сушку сбили."

Таким образом, примерно через час после крушения MH17 становится понятно, что силы "ДНР" попали в Су-25 из местности рядом со Снежным. Что упал самолёт где-то рядом с Енакиево.

Незадолго до этого сообщения об этих событиях перемешиваются друг с другом. Сообщается, что Су-25 упал у Грабово - место вблизи которого, как окажется позже, упал MH17. Сообщается, что самолёт был сбит из Чернухино - местности примерно в 70 км к северй от Снежного.
Ранее названный Грек пытается начать поиски сбежавшего украинского лётчика. Сообщается, что украинский самолёт упал рядом с Комсомольцем - около 70 км к северо-западу от Снежного.

Только в 16:53 впервые говорится о том, что упал пассажирский самолёт. Но что именно это означает, говорящие похоже пока не понимают.

В 17:10 Грек, который занимается поисками задетого Су-25 узнаёт об упавшем пассажирском самолёте. И он исходит из того, что сбитый пассажирский самолёт и Су - это одно событие, или один самолёт.

Однако понятно, что он ошибается. Ведь и тогда он говорит об одном или нескольких пилотах: "одного точно видели с парашютом, когда он выпрыгнул из самолёта".

В 17:11 приходит первое сообщение, подтверждающее, что упал гражданский самолёт около Петропавловской и что поиски пилотов того другого самолёте (т.е. военного украинского самолёта) продолжаются. Но одно уже видели.
В 17:18 номер Харченко звонит на телефон, который подаёт сигнал на телефоную вышку в Первомайском.
Харченко говорит о боях в Мариновке, Степановке и Саур-Могиле. Ни слова ни об одном из двух самолётов.

Прокуратура считает, что Харченко находится рядом и занят СОУ "Бук". То, что Харченко не говорит о запуске ракеты и о сбитом самолёте не вяжется с предположением прокуратуры, что тот "Бук", которым занят Харченко всего час назад запустил ракету и сбил пассажирский самолёт.

Тогда сразу после 16:20 можно было бы ожидать от него звонки, в которых он сообщает о том, что произошло, в которых он бы был в панике, где у него спрашивают что пошло не так. Как например мы слышим, сколько было переговоров о задетом Су-25, между теми, кто принимал участие в этой операции.

Прокуратура также отмечает, что Дубинский и Харченко хоть и говорят о так называемом "Буке", но ничего не говорят о запуске ракеты. Прокуратура дополняет сама - в этот момент Дубинский кажется ещё не осознавал, что MH17 был сбит из "Бука" и речь идёт лишь о безопасном укрытии СОУ "Бук".

Предполагать что Дубинский через час после крушения MH17 всё ещё не знал, что "его Бук" сбил самолёт выглядит абсолютно неправдоподобно. Более подходящее объяснение было бы, что его "Бук" не совершил запуск ракеты и поэтому не говорится о том, что его "Бук" запустил ракету.

Содержание некоторых телефонных переговоров можно трактовать так, будто они подходят под версию прокуратуры или могли бы подходить. Но многие другие кусочки пазла просто не подходят в пазл, который пытается создать из этого прокуратура.
Эти телефонные переговоры не были упомянуты во время выступления прокуратуры. Прокуратура решила не рассматривать переговоры, которые я упомянула и другие переговоры. Она взяла лишь несколько разговоров, которые можно интерпретировать иначе. Вот как можно наглядно показать подход прокуратуры:

https://forumstatic.ru/files/0014/75/e6/78974.jpg

В данном деле установлены определённые страшные факты.
Известно, что MH17 потерпел крушение. Известно где это произошло. Что это произошло в результате взрыва снаружи самолёта.

Однако есть также множество фактов, которые не установлены.
Как? Кем? Почему? Это сложные, это ужасные вопросы, но это вопросы, на которые не был дан ответ.

Если заниматься тем, что выискивать детали, которые могли бы подойти под определённый сценарий, то в этом можно преуспеть и можно сложить из имеющегося материала предполагаемую версию.

Но правда может быть совсем другой.


Вы здесь » MH17 » DSB reports и др. прокиевские штучки, в т.ч. суд » Аргументы защиты, март 2022 года